Радость обретения и терпение. Отбить, присвоить, найти, понять. Все эти задачи ставились и выполнялись, потому что Стив эгоист, потому что он хотел обратно себе хотя бы кусочек себя. Сколько ему ждать?
Броку еще не доводилось видеть Капитана настолько близко, что возможно разглядеть узор нитей радужки, ощутить кожей чужое неровное дыхание... будь у лейтенанта чуть менее развит инстинкт самосохранения, он бы обязательно грязно пошутил, но уж лучше Роджерс будет пытаться убить его взглядом, нежели впечатает кулачище в челюсть или ребра.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls no man has seen » линия маннергейма;


линия маннергейма;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ДЕ ТВОЯ ЛІНІЯ МАННРГЕЙМА?
відданість складається з розбитих сердець,
демон грає на армійській трубі.
місяць підіймається – холодний, як мрець,
світить тобі, підспівує тобі.

http://funkyimg.com/i/2EEcz.png http://funkyimg.com/i/2EEcA.png http://funkyimg.com/i/2EEcB.png http://funkyimg.com/i/2EEcC.png

вернон роше х бьянка

демон виростав серед друзів на бійні,
в демона рухи – навчені й повільні,
в демона серце – криваве і тепле;
демон ридає і звертається до тебе

новиград; модерн!ау

от статуса вольного города у новиграда осталось лишь название, произносимое вслух сейчас лишь с насмешкой, он давно уже пал ниц пред властью короля редании радовида и изредка лишь барахтается, подобно рыбе на мокром песке.
вызима — охвачена белым пламенем, пляшущим на курганах врагов, всепоглощающим и не знающим пощады.
они — убежище двух политических титанов, двух диктаторов, ввязавшихся в борьбу за главную корону; в борьбу, поглотившую цинтру, каэдвен и темерию. но пока сердца синих полосок бьются, темерия дышит им в унисон.

[nick]Ves[/nick][status]за темерию![/status][icon]http://funkyimg.com/i/2EEdR.gif[/icon][lzv]<div class="lz1"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">THE WITCHER</a></div><div class="lz2">in my dark times i've still got some problems, i know, driving too fast but just moving too slow, and i've got something i've been trying to let go pulling me back every time.</div>[/lzv]

Отредактировано Selina Kyle (2018-05-23 22:37:34)

+1

2

за любым проявлением безрассудного героизма всегда стоит большая трагедия – нечто, не нуждающееся в доказательствах и излишних пустых пояснениях, это так называемая аксиома, истина прописная, заложенная в исходный код всего сущего; как и то, что за уставшей улыбкой на припорошенном пылью лице всегда стоит невообразимая боль. бьянка беспомощно, почти что по-детски сжимает тонкими пальцами накрахмаленную до сводящего зубы треска старую простыню, в очередной раз воюя со своими кошмарами – перед ними она всегда как будто нагая совсем и поистине беззащитная; а сны с каждым годом становятся только ярче по какой-то причине, да только цвет там преобладает один – это красный. отдающий железом, липкий наощупь и безобразно горячий. за закрытыми веками ей видится вновь дорога из трупов – еще не остывших, словно ненастоящих, каких-то до неприятного кукольных, уставившихся на нее своими стеклянными острыми взглядами, пробивающими насквозь любую броню – трупами, некогда бывшими ее родными людьми. такое не забывается, как говорят, такое – прямая дорога в твой персональный ад, где пройдя лабиринт из колких воспоминаний, ты всегда возвращаешься в обратную точку; ведь все циклично. кто-то когда-то сравнил это с жизнью феникса, да только каждый раз перерождаясь ты становишься не прекрасной огненной птицей, а потрепанной донельзя старой курицей, хромой и больной, идущей потом на убой – вот это уж больше похоже на изводящую всех реальность. смешно, но в нынешние времена совсем сложно выбрать, что же страшнее – этот сюр наяву или же голодные до страданий картинки, выдающиеся истерзанным болью сознанием.

бьянка надрывно кричит, срывая итак прокуренный голос – она вновь ощущает себя беспомощной девочкой лет шестнадцати, насмерть раздавленной ворвавшимся в одно лишь мгновение горем; призраки все плотнее подходят к ней, воруя последние крупицы ее собственного пространства, и она чувствует, что отчаянно теряет способность дышать. они говорят – пошли, милая, с нами; они говорят – ты не должна была бросать нас одних; они говорят – твоя жизнь всего лишь ошибка. и не сказать, что бьянка с ними была не согласна. в реальности, прочно засевшей четким воспоминанием без каких-либо разводов и трещин где-то в углу истрепанной памяти, в этот момент ей протянули крепкую руку помощи, вытащив из пожарища ее прошлой жизни; во снах же девушку преследует лишь беспросветная тьма. холодная, вязкая, сыростью бьющая обоняние.

по этой причине она не любит назад оборачиваться – это всегда грозит болью, всегда сопровождается бессмысленным копошением по локоть в крови павших некогда любимых людей. бьянка когда-то слышала, что это прекрасная мотивация упорно двигаться только вперед, но стимулом для нее всегда были живые – мертвых ведь уже ничто не спасет, как ты, блядь, не старайся. при всей нелогичности окружающего ее мира, где есть магия, вот все это гребанное волшебство и прочие бесполезные уже радости, места чудесам в нем не было никогда. этот мир грязный, порочный, он отвратительно лживый, насквозь прогнивший, совсем непохожий на сказку и скоро на осколки должен распасться – иначе никак, такое не лечится, такое изводится лишь ярким пламенем, но об этом так страшно думать, если быть до конца откровенной.

ее прошлое – не что-то из ряда вон выходящее, оно – обычная картина, лишь реальность нынешнюю отражающая; сколько еще таких сломленных судеб ходит вокруг? каждый второй или же просто каждый? в мире, где долгие годы бродит война, стуча во всех окна и двери, пожирая тебя, уставившись из потертой глади зеркал, где всепоглощающая голодная ненависть преобладает над каким-либо проявлением добродетелей, где тебя могут убить просто за то, что ты посмел на свет появиться – нет никого со здравым рассудком. это тоже истина несгибаемая. поначалу ты чувствуешь себя странным, непонимающим, некрасиво выбивающимся из этого и так уродливого узора; тебе сложно уловить тот самый момент, когда все свернуло совсем не туда, когда люди взяли и вместе сошли с ума, поддавшись жажде наживы и власти. но потом твою жизнь разрушают такие же сломленные, каким ты станешь в итоге; твою семью убивают, сжигают, блядь, заживо, пока сам ты за этим лишь беспомощно наблюдаешь, утопая в их инфернальных каких-то криках, ощущая, как до тошноты пробирает запах горящей плоти. бьянка помнит все это так, словно было вчера, нет, даже минут пять назад, а, может, и того меньше, и после этого, наверное, ей уже не было сил сопротивляться царящему празднику смерти и крови. ты либо принимаешь правила идущей игры, или же попросту выбываешь, а бьянка, если быть честным, та еще живучая мразь.

//

раздражающе наблюдать, как близкие принимают решение делать вид, что ничего не происходит, что с тобой все в порядке и сами они чувствуют себя хорошо. некоторые говорят, излишнее нытье грозит потерей боевого духа или что-то вроде того, но, по правде сказать, им здесь давно уже и не пахло – все уверенно катится прямиком в пропасть, а истина убегает сквозь растопыренные пальцы на сожжённые страницы возводящейся ныне истории. это какой-то дурдом, господи блядь, - бьянка нервно хрустит костяшками своих пальцев в никотиновой ломке; им уже трое суток не получается покидать штаб-квартиру – тот самый бомжатник, в котором они живут на данный момент. да, их прижали со всех сторон, да, кажется, скоро каждый здесь будет жрать землю, да, все выглядит куда хуже, чем принято говорить вслух; но куда больше бьет по истасканным нервам гребанное ожидание. наверное, это все дело каких-то пары часов, или же дней, или же, блядь, недель – неизвестно, потому что разведка молчит уже чертовы третьи сутки. ни сообщений, ни блядских звонков, ни даже сраного голубя с коряво выведенным письмом – ничего. хоть бери и здесь прямо стреляйся или на стены лезь; разум потихоньку начинает пожирать сам себя, ломая колонны, которые ты с таким упорством пытался построить. хочется бесконечно курить, щелкая зажигалкой за разом раз, хочется вдрызг напиться, и разбить все чертовы окна, выкрикивая блаженным матом всякую несуразную чушь. то, что внутри – оно убивает, оно прожигает кости и плоть, ты чувствуешь этот запах и мерзкий писк; осознаешь, что самым страшным хищником всегда для себя оставался ты сам.

тяжелая рука роше грузно падает на и без того ноющее плечо бьянки, отчего та откровенно хочет дать ему по лицу. перестань, - думается, - это не помогает, - но вслух не решается и звука издать. в этом нет никакого смысла – сейчас ни в единой секунде нет никакого смысла, если уж начистоту говорить, все, что они могут себе позволить, это монотонное, вязкое ожидание. смерти ли, а быть может и добрых вестей – черт его знает, пока не разорвется временная петля. все они – каждый из оставшихся так называемых «синих полосок», некогда ненавистных, но все равно уважаемых – напоминают блеклую тень самих же себя; но жалость здесь и правда никак не поможет, выход всегда находится только в злости, как бьянке кажется.

- блядь, даже пиво кончилось, - глухой голос из кухни доносится.

//

- мы не вернемся, роше.

синий экран смартфона после вибрации загорелся; кажется, нить была прервана, именно та, что связывала так называемые «после» и «до».

- люди радовида планируют поджечь доки в ближайшие сутки.

его лоб покрылся испариной и губ почти что не видно – они сжаты так плотно; роше знает, что там сейчас укрываются их разведчики и солдаты, а в придачу десяток невинных, ставших неугодными нынешнему правителю – маги, знахарки, ведьмы, благородные воры и все, кому просто не повезло. все они раздавлены донельзя заведенной машиной прогресса, и когда-то, по словам его сиятельства короля, падут жертвами эволюции. жаль только, что не упоминается, кто именно будет служить палачом – и природа здесь не при делах вовсе.


//

еще час в комнате виснет давящая тишина, и время от времени даже казалось, словно она затмевает солнечный свет, будто она убивает вокруг все живое с легкостью ножа, входящего в масло; хотя тут же напрашивается простой вопрос – был ли здесь кто-либо жив хоть когда-то? невозможно было смотреть на эти скорбные лица, они – все до единого – уже хоронили тех, кому просто не повезло, тех, с кем долгое время воевали плечом к плечу, разделяя победы и поражения, тех, кого называли своими друзьями – это ли не лицемерие. бьянка не понимала – происходящее что, глупая шутка? это, мать его, темерская преданность? это то, за что они проливали кровь и теряли множество близких когда-то, каждый из которых остался на сердце грубым рубцом? для нее происходящее – смачный удар кулаком по лицу от разъяренной реальности; это не сказка, как говорилось, это – немое кино, где во главе основной сюжетной линии одна лишь резня. бессмысленная, до тошноты доводящая.

- вы все здесь сошли с ума? – жёсткий голос с небывалой грубостью рвет толстую ткань нависающей тишины, - здесь не может быть никаких «но». мы их не оставим.

после доставленных последних вестей, было принято решение покинуть город, дабы засесть где-то у его стен, скрываясь от вездесущих глаз королевской разведки. они – все вокруг – твердят в один голос, что операция спасения просто опасна, она глупа и нет времени и ресурсов, дабы уладить все без потерь. они твердят, что это, блядь, просто война и без жертв в ней никогда не обходится, но бьянка отказывается это хоть как-нибудь да принять.

- вернон, - в глазах ее тает надежда, - ты бы со мной тоже так поступил?

она смотрит на него слишком уверенно, вызывающе, откровенно выказывая растекающуюся по венам агрессию, словно в этом есть хоть какой-то смысл.

да, в этом гребанном мире нет места никаким чудесам.
чести и верности, видимо, тоже.
[nick]Ves[/nick][status]за темерию![/status][icon]http://funkyimg.com/i/2EEdR.gif[/icon][lzv]<div class="lz1"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">THE WITCHER</a></div><div class="lz2">in my dark times i've still got some problems, i know, driving too fast but just moving too slow, and i've got something i've been trying to let go pulling me back every time.</div>[/lzv]

+1


Вы здесь » heimförin » walls no man has seen » линия маннергейма;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC