— Сука, ану заткнись, — зашипел Рид. Хотелось кинуться на Коннора, но Рид только прижал ладонь ему ко рту и зашипел снова, почти в самое ухо: — Ты тронулся, ушлепок, хуле ты орешь?! Я зря, по-твоему, тут почти не дышу, чтоб не спугнуть их? А ты сразу — “сержант Рид”, чтоб точно знали, кто пришел! Еще следов там на снегу оставил, да? Умник! Где у тебя, блять, кнопка, отключу сейчас нафиг!
— Я знаю, что вы мечтали поработать со мной, детектив, — Коннор улыбнулся, сунув нос под высокий ворот куртки и пряча эту самую улыбку. Впрочем, в глазах светилась она же — иронично-весёлая.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » broken glass


broken glass

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

all we are is broken glass
thrown to the floor we were never meant to last
and all we are, are empty shells, try to pick us up you’re gonna cut yourself

http://funkyimg.com/i/2GEi7.png http://funkyimg.com/i/2FbuQ.png http://funkyimg.com/i/2GEi8.png http://funkyimg.com/i/2FbuS.png

batcat

What am I to you? An ally? Competition? Some stupid damsel in distress? I know there's something about me you want. I can tell. You go all rigid when I'm around. Let's do it. Right now. Take off the masks. No secrets.

Отредактировано Selina Kyle (2018-05-23 01:11:17)

+2

2

Очередной патруль. Соседнее сидение бэт-мобиля пустует. Оно и к лучшему. Тёмный Рыцарь никогда не любил компании, ровно так же, как и выслушивать то, что они якобы идут ему на пользу. Делать из пацанов малолетних преступников — да, достойное занятие! Бэт-мобиль ревёт, как сдерживаемый зверь. Разумеется, ведь гонит он даже не на половину своей мощности. А причин разгонять его в эту ночь так и не нашлось.
Сэр, смею напомнить, что мисс Хэйз должна прибыть в ваш особняк приблизительно через 20 минут, вы уверены, что за это время успеете завершить ваш... Патруль? — звучал голос Альфреда, слегка искаженный рацией бэт-мобиля.
Я помню, Ал, — коротко ответил Брюс, — думаю, что припозднюсь на 10 минут. Развлеки её какой-нибудь из своих историй, пока меня не будет.
Боюсь, сэр, с таким подходом запас моих историй для каждой из ваших пассий закончится довольно быстро... — устало вздохнув, сказал Альфред, и, наверное, продолжил бы, если бы не Брюс.
Отмени свидание, — бросил он, поймав взглядом чертовски знакомую фигуру, ловко перепрыгивающую с крыши на крышу, — принеси извинения и добавь что-нибудь от себя. Как обычно.
Я вас понял, сэр, — сказал Ал, вот только Брюс услышал это лишь краем уха, ибо уже покинул бэт-мобиль и цеплялся за карниз крыши бэт-когтем.
"Куда это она?.." — пронеслось в голове у Бэтмена, оказавшегося на крыше в мгновение ока. Всё же Люциус не зря ест свой хлеб, о чем не уставали напоминать постоянные улучшения бэт-техники. И вот в очередной раз он смотрел ей в спину. И по-прежнему не понимал, какие отношения их связывают. И эта неопределенность... Раздражала. Но выяснение всего этого, как обычно, придется отложить. Хотя бы до тех пор, пока он её не поймает и не выяснит, куда она так торопится. Или, зная её, скорее откуда.
Сжимая в руке бэт-коготь, Бэтмен поторопился за ней. На бегу он уже запускал крюк в более высокое здание неподалёку. Откровенно говоря, играть с Селиной в догонялки у него не было никакого желания, посему Брюс решил попросту спланировать прямиком на неё, несмотря на то, что ветреная погода ничуть не способствовала этому плану. Несколько мгновений, и крюк со звоном вцепился в бетонную стену, одно нажатие кнопки на рукояти бэт-когтя, и вот Бэтмен уже летит прямиком к зданию. Способ всё ещё был рискованным, зато самым быстрым для того, чтобы нагнать Селину и выяснить, какого чёрта она здесь делает. За секунду до столкновения Бэтмен успевает сгруппироваться для того, чтобы, упершись в стену ногами, оттолкнуться от неё, подобно пружине. Взгляд же он ни на секунду не отводил с Женщины-Кошки. Все эти движения делались на автомате, иногда казалось, что всё это Брюс мог делать даже во сне. Уже на лету он вешал бэт-коготь обратно на пояс и, расправляя плащ, летел к убегающей Селине.
"Грациозна, как и во время нашей первой встречи. Правда, тогда всё было куда проще. Каждый знал своё место и... Свою сторону," — отмечал Бэтмен, стараясь не думать о том, что она, вероятно, опять взялась за старое. Этому здорово способствовал ветер, завывающий в ушах и подталкивающий его всё ближе к цели. Всё же именно в такие моменты Брюс чувствовал себя по-настоящему живым, по-настоящему... На своём месте.
Но, как я и говорил, ветер был чертовски непредсказуемым, и вот, вместо того, чтобы подталкивать Бэтмена ближе к Женщине-Кошке, он подхватил своими потоками расправленный плащ, и, напротив, норовил развернуть преследователя куда подальше от его цели.
"Чёрт!" — лишь только и успел подумать Бэтмен, отпуская края плаща и летя вниз. Стук адреналина отдаёт в висках, челюсть сжата настолько, что, кажется, из дёсен скоро пойдет кровь, а каждый мускул в его теле напряжен. Счёт идёт на секунды, но ему никак нельзя не успеть. Он не боится разбиться, нет, всегда можно расправить плащ прямиком перед столкновением с бетоном и замедлить падение. Но это лишние секунды, а когда дело касается Женщины-Кошки, эти самые секунды всегда могут стать решающими. А искать её в случае неудачи - та ещё задачка, даже для него. Ричард, скорее всего, пошутил бы про то, что это хорошо, когда после стольких лет они всё ещё могут удивлять друг друга. Сопляк. Но всё же он, как никто другой, заслужил право на подобные колкости. Кроме того, догнать её и выяснить, какого дьявола она творит в его городе, уже успело стать для Брюса целью сегодняшней ночи. Всё равно это лучше, чем сидеть за огромным столом с Шэрон Хэйз, лениво отвешивая ей не заслуженные комплименты и поддерживая диалог, в котором Брюс не был бы нисколько заинтересован.
И вот, Бэтмен вновь снимает с пояса бэт-коготь и выпускает крюк в ближайшее здание. Несомненно, это тоже увеличит дистанцию между ними, но не так сильно, как если бы он решил снизиться наиболее безопасно и продолжить преследование пешком. И вот он в очередной раз мчится к стене соседнего здания на бэт-когте. Вновь отточенные годами практики движения, но на этот раз он всё же не расправляет плащ, а, оттолкнувшись от стены, в свободном падении летит прямиком к бегущей Селине.
"Слишком медленно," — раздраженно думает Бэтмен, доставая из-за пояса бэтаранг. Ветер сделает бросок более непредсказуемым, но её нужно замедлить, хотя бы на секунду, и тогда он приземлится прямо около неё. Бросок, и вот лезвие из углеродной стали с характерным звуком вонзается в бетонную крышу, прямиком перед ногами Селины.

+3

3

sk\\\

В полумраке пустующей комнаты прячась от пляшущих огоньков, аккуратно скользящих из-за окна, две тени сплетаются воедино; одна из них – заключенная под гладью зеркала, грязного, усеянного тонкой паутинкой еле различимых во тьме трещин, она, гневно сдвигая брови и глядя взглядом колким, говорит что-то совсем невпопад и злится, злится, злится, да так, что невыносимо на нее больше смотреть. Она шипит, подобно загнанной в угол кошке и просится выйти наружу, царапая своими когтями стены стеклянной тюрьмы; вторая же, закрывая руками глаза, упирается головою в колени и тихо в унисон ей подвывает.

Пошла ты. Отсюда. Прочь.

Селина не спала уже двое суток или что-то вроде того; невозможно и глаз сомкнуть, когда телом всем ощущаешь, как тебя пожирает собственное же истерзанное сознание – оно подобно искусному хищнику идет на запах соленой, неприятно по обонянию бьющей крови в то время, когда рана твоя ярко сочит. Трудно вспомнить сейчас, когда ловушка успела захлопнуться – пару месяцев назад или же все-таки в самом детстве; Готэм, как она говорила, не сумеет ее убить, но надломить, такую хрупкую в его огромных руках, ему не стоит и капли усилий. Этот город навеки проклят; здесь выживают лишь те, кто со здравым рассудком утрачивает всякую связь, так что… добро пожаловать на бесконечный карнавал нечисти, мисс Кайл?
Разумеется.

В этой комнате все два дня ни разу не зажигался свет, отчего отблески фар с ночных улиц так остро бьют по сетчатке привыкших к тьме кошачьих глаз; Селина сжимается, по собственным ощущениям становясь все меньше и меньше, практически исчезая – она этого и желает, кажется. Растоптать тебя, выгнать, выжечь из-под самой подкорки, вытеснить и сесть на твое же место, оставив гнить твою незримую плоть где-то в забвении; и она встречает все меньше сопротивления, глядя из-за глади зеркальной по-кошачьи заигрывающе. Селина могла бы поклясться, словно физически ощущает, как ее острые когти впиваются прямо в виски, как виртуозно она перекрывает путь кислороду в ее чертовы легкие; Женщина-кошка объявила войну и Кайл в ней, несомненно, проигрывает.

cw\\\

С каждым последующим падением с большой высоты все сложнее приземляться на все четыре; счетчик кошачьих жизней тикает, словно бешеный, но она все так же упорно прыгает обратно в темную пропасть целиком с головой, не думая о последствиях и начиная каждый раз жизнь с листа чистого – жаль только, что по внутренним ощущениям это выцветшая от времени скомканная газетная бумага. Кошка объявляет войну и идет напролом, не боясь получить новые раны – затянутся. Всегда затягиваются, хоть с каждым разом ощущается это все больнее, больнее, больнее; и она со страхом, возможно, ждет, когда ее это сломит, но остановиться сил нет уже никаких. Интересен не вызов, как всегда, разумеется, а сам процесс; бесконечная пляска на краю пропасти, заигрывание с костлявой и, конечно же, приятная вишенка на вершине вкусного торта – победа. Над обстоятельствами, над противниками, над сложностью. Над собой.

Тело почему-то предательски стонет, когда в прыжке выгибается, то ли от  усталости, грузно прилегшей на плечи, то ли от грызущего нервные соединения напряжения, но ветер все так же – как в первый раз –  задорно бьет по щекам, и это правда бодрит. Ей иногда кажется, что больше ничего и не нужно – только крыши и ночное небо над головой. В городе звезд обычно не видно, к большому ее сожалению, яркий свет от вездесущих огней цивилизации их собой застилает, не давая возможность разглядеть сияние самых желанных в мире бриллиантов; но свобода – пьянит. Кошка бежит, еле касаясь ботинками шершавой поверхности крыш; она летит, окрыленная маячащей перед носом целью – ей невозможно противостоять, словно самой назойливой девушке за барной стойкой, она все равно настигнет тебя, сожмет крепко твой подбородок и заставит желать только себя. Этот азарт – он как болезнь; этот азарт словно проклятие, и ты перед ним самая грешная из девиц. И Кошка ему повинуется, затыкая рот опускающей плечи Селине.

Ее цель на сегодня – новая выставка драгоценных камней, проходящая под чутким надзором чуть ли не каждого человека в городе; потому что это – событие, это – та красота, к которой нельзя прикоснуться, хоть она и находится прямо перед твоими глазами. Тот самый запретный плод, как по классике, и Кошка его сорвет обязательно – просчитаться у нее права сейчас просто нет. План простой – действовать по старинке, ловко пробравшись в уснувшее здание выставки, перед этим взломав систему сигнализации. Кажется, это довольно просто, но кровь в жилах кипит, потому что за дело берется азарт. Он наполняет пламенем ее взгляд – плевать, что усталый, все равно, что слегка замутненный – он душит ее своими черными, словно смоль, руками.

Кошка делает аккуратный прыжок – все еще ощущая, как ноет измотанный организм – и перед ее глазами со свистом проносится бэтаранг. Кувырок, разворот на 180, медленный властный подъем.

- Мне некогда играть с тобой в игры, мышонок, - она не приближается, ожидая каких-либо действий со стороны «собеседника», - неужели в городе сегодня недостаточно интересных игрушек? Или мальчики для битья кончились? – тон по-прежнему сладковатый, пряный, ласкающий слух даже сквозь хриплость низкого голоса; Кошка говорит менее властно, нежели Кайл, но гораздо зазывчивей, мягче.
И она вновь берет верх.

+2

4

Кажется, всё было так, как обычно. Затянувшаяся на долгие годы игра в кошки-мышки, не больше и не меньше. Однако, сейчас что-то неуловимо изменилось. Её взгляд, дикий и, кажется, затравленный; более дерганные, чем обычно, движения. Иногда Бэтмен забывал, насколько она может быть хрупкой. Наверное, потому, что на груди до сих пор красовался шрам от их первой встречи на городских крышах?..
- Это и не игра, - холодно говорит Рыцарь, даже не шелохнувшись, не поведя и бровью, - я не знал, что ты вернулась в город.
Да, так просто. Однако, в этих словах чувствовался некий упрёк. Всё же Брюс считал, что должен знать обо всём, что происходит в его городе. Особенно когда в этот самый город возвращаются давние... Забавно, но он до сих пор не знал, какие отношения их связывают. Друзья?.. Нет, это нечто куда большее и глубокое. То, что он, быть может, и хочет сказать, но не может. Никому и никогда не сможет. Эти слова всегда будто застревают в глотке, царапают её изнутри, а после вновь проваливаются в холодное и тёмное чрево, столь похожее на пещёру, из которой он каждую ночь выбирается на охоту.
Тёмный Рыцарь знал свой город слишком хорошо, чтобы не понимать, куда направлялась Селина. Он понял это ещё когда приметил её из салона бэт-мобиля. По этому пути очень уж удобно располагались музей, банк и ювелирный магазин. И хотя ему не хотелось допускать, что девушка вновь взялась за старое... Проверить не мешало. Или же таким образом он попросту оправдывал желание увидеть её?.. Оправдывал в первую очередь для себя самого.
Бэт-символ на груди вздымался в такт его ровному дыханию, а взгляд был устремлён прямиком в глаза Селины, явно требуя от неё ответов. "Что ты здесь делаешь?", "Ты вновь взялась за старое?", "Почему ты вернулась в город?"... И, быть может, "почему не сказала об этом мне". Впрочем, Рыцарь догадывался, что, как это обычно и бывает, Кошка не захочет отвечать на всё это просто так. В голове уже роились возможные варианты развития событий: вот она пытается оцарапать его лицо, пинком отталкивает от себя и убегает в противоположном направлении. Или же метит ногой в бок, после чего, пользуясь замешательством, бежит дальше, пытаясь оторваться от него. Вариантов была масса и, кажется, они перепробовали уже их все. И он знал, что противопоставить каждому из них. Перехватить её руку, заломать и повернуть спиной к себе, потребовав ответы более грубо. Он даже знал, что за такое она либо двинет головой ему в нос, либо свободной рукой попытается надвинуть маску на глаза. Забавно, но именно Кошка была первой, кто на практике показал Брюсу, что маска из прорезиненной ткани - жутко непрактична. Если же она решит начать их танец с удара ногой, то Бэтмен либо нырнет под её ногу, если удар будет направлен в лицо, либо перехватит оную, направленную в бок, после чего ощутимо оттолкнёт её ладонью, заставляя упасть на холодную крышу. Но даже в такой ситуации она, как всегда, найдет выход и вывернется из его захвата, вновь пытаясь раствориться в ночных улицах Готэма. Успешно, или же нет, решит, как и в большинстве подобных партий, случай. Да, это продолжалось действительно чертовски долго. Но, в отличие от какого-нибудь Эдварда Нигмы, также известного как Загадочник, её выходки так и не стали для Тёмного Рыцаря простой рутиной, не приелись. Хотя бы потому, что он видел, что, в отличие от других психопатов этого города, Селина... Другая. Что бы она сама о себе не думала, но девушка за последние годы действительно стала лучше, постепенно становясь той, кого видел в ней Брюс. От того сейчас внутри него билась злоба. Злоба на то, что, возможно, всё началось сначала. И от этих мыслей, роящихся в его голове, Бэтмен невольно скривил губы. Ненадолго, но, зная Селину, она не могла этого не заметить. В конце концов, как я и говорил ранее, за эти годы они узнали друг друга слишком хорошо.
"Идиот!" - выругался мужчина про себя за свою беспечность, не приняв во внимание затравленность Кошки. Нет, она не обязательно вернулась к старым привычкам. Ведь, как показал опыт, далеко не только Бэтмен может гоняться за ней. Но, в отличие от него, не всем её преследователям нужна от неё лишь её добыча и слова о том, что это было в последний раз.

0


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » broken glass