Радость обретения и терпение. Отбить, присвоить, найти, понять. Все эти задачи ставились и выполнялись, потому что Стив эгоист, потому что он хотел обратно себе хотя бы кусочек себя. Сколько ему ждать?
Броку еще не доводилось видеть Капитана настолько близко, что возможно разглядеть узор нитей радужки, ощутить кожей чужое неровное дыхание... будь у лейтенанта чуть менее развит инстинкт самосохранения, он бы обязательно грязно пошутил, но уж лучше Роджерс будет пытаться убить его взглядом, нежели впечатает кулачище в челюсть или ребра.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » Sarcasm


Sarcasm

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Sarcasm
sticks and stones could break my bones,
but anything you say will only fuel my lungs

error 404

gavin reed х elijah kamski х rk900

Детройт // 2038 год
Если не хочешь проблем с родственниками, то никогда не веди с ними бизнеса и не говори всерьёз. Сказку рассказали, песенку спели — и хватит. В случае с Гэвином Ридом подобные разговоры, как правило, не предвещают ничего хорошего.

Отредактировано Elijah Kamski (2018-08-21 11:11:53)

+2

2

Мало в этом мире вещей, которые Гэвин Рид любит, и семья – точно не одна из них. Да и разве это можно назвать семьей? Нет, нет. Семья – это Рид с Сукой, потому что Сука не сделал ему ничего плохого, всегда ждет дома, доволен тем, что Рид дает (ведь никто не дает ничего другого, и, к тому же, он кот. По мнению Рида, Сука проживет еще лет пять, довольно много, потому что сам Рид может прожить куда меньше.

Элайджа Камски, должно быть, проживет еще не меньше тридцати, и это, однозначно, огорчает. Потому что круто было бы однажды проснуться и осознать, что никакого брата у тебя нет. Или есть, но другой, который не мозолит глаза, про которого все вокруг не разговаривают, и чья морда ни разу не была показана по телевизору.

С другой стороны, если Камски вдруг сдохнет, Рид не будет доволен. Он хорошо представлял себе, что поднимется: общество будет взволновано, и во всех газетах появятся статьи, и морда Камски снова будет по телеку, в черной рамке, про него снимут передачи – еще больше, чем до сих пор, - и, может, даже фильм. А если кто узнает, что Рид с ним как-то связан, то все, пиздец. Можно будет паковать вещички и сваливать за океан, куда-нибудь в Африку, чтоб не достали.

Хорошо, должно быть, что Камски пока живой.

И – парадокс - одновременно плохо, потому что Рид ехал к нему достаточно злой для того, чтоб не держать себя в руках.

Можно было позвонить, так он думал по пути. Написать. Но если бы предупредил о себе: у Камски тут же появился бы повод сказать, что дома его нет, он сильно занят, к нему приехала британская королева на чашечку чая, или там что еще. Или лучше: продержать Рида у порога битый час, чтоб он закипел еще сильнее; но нет, Камски, нет. Рид и так порядочно кипел, ему для этого не нужно было топливо со стороны – он прекрасно справлялся с тем, чтоб разжечь этот огонь самостоятельно.

Достаточно было самого факта существования Камски. Достаточно было его популярности. Богатства. Того, что это он создал сраных андроидов, а те потом сдевиантились и добавили Риду работы. Того, что один из них захотел стать его напарником. Того, что гребаный дом Камски больше походил на отель, а у Рида была квартира от департамента, потому из департамента нельзя увольняться. Того, что у Камски пластиковые куски ходят по дому в красивой одежде, а у Рида – Сука с тупоглазой мордой.

Он чуть не развернулся назад.

Остановило лишь то, что у Рида тут было дело, важное. Он заранее представлял, как тяжело будет добиться от Камски сперва серьезности, потом ответов, и кулаки – тоже заранее – жутко чесались. Прописать бы ему с самого порога! Интересно, тупые Хлои умеют драться? Наверняка да. Херовое будет зрелище, если Рида завалит горстка пластиковых баб. Лучше поэтому прописать Камски попозже, когда Хлой поблизости не будет.

Выбрал же имечко – Хлоя.

Или «Коннор». Тоже, блядь, выбрал.

Рид остановился, хлопнул дверцей с такой силой, что еще немного, и та отвалилась бы. Дом напоминал могильную плиту в снегу; Рид присмотрелся к следам – никто не проходил за прошедшие пару часов точно. Может, Камски нет дома. Тогда Рид уйдет ни с чем, только напишет маркером на двери, что Камски – лох.

Он позвонил, и совсем скоро дверь открылась. И, ясно, там была Хлоя с самым любезным своим выражением лица. Та же, наверное, что и в прошлый раз.

- Интересно, он вас трахает или просто пялится? – Рид плечом отодвинул ее с дороги. Диод у Хлои стал мигать синим, но она знала Рида, и знала, кто он такой, так что если Камски из вредности не приказал стрелять в него сразу, как появится, все должно быть в порядке. - Где этот хер?

Он спросил не то чтобы у Хлои, скорее просто бросил в никуда, пока разглядывал все вокруг. А потом, не желая вообще какое-либо дела иметь с роботом, стал орать:

- Камски, дуй сюда и не делай вид, будто ты не знаешь, что я здесь!

+1


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » Sarcasm


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC