Радость обретения и терпение. Отбить, присвоить, найти, понять. Все эти задачи ставились и выполнялись, потому что Стив эгоист, потому что он хотел обратно себе хотя бы кусочек себя. Сколько ему ждать?
Броку еще не доводилось видеть Капитана настолько близко, что возможно разглядеть узор нитей радужки, ощутить кожей чужое неровное дыхание... будь у лейтенанта чуть менее развит инстинкт самосохранения, он бы обязательно грязно пошутил, но уж лучше Роджерс будет пытаться убить его взглядом, нежели впечатает кулачище в челюсть или ребра.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » latch or catch or key to keep


latch or catch or key to keep

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

latch or catch or key to keep
CHECK THE CEREBELLAR LOBE

https://i.imgur.com/6MSRJl6.png

Connor х Gavin Reed

7 декабря 2038 года
back beauty, keep it, beauty, beauty, beauty... from vanishing away?
no there’s none, there’s none, o no there’s none,
nor can you long be, what you now are, called fair,
do what you may do, what, do what you may,
and wisdom is early to despair:
be beginning

Отредактировано Connor (2018-08-16 22:20:13)

+2

2

Если читать материалы дела, по объемам практически достигающие среднестатистические романы, слишком утомительно, то кто-то может пересказать их вслух в сжатой форме. Именно этим сейчас Коннор и занимается. Он веером раскладывает перед детективом Ридом несколько фотографий, на каждой из которых запечатлены, несомненно, жертвы.

Закономерность номер один — метод. Все жертвы умерли от колотой раны, нанесённой в основание черепа. Возможно, тринадцатисантиметровой иглой. Она входит прямиком в продолговатый мозг, и смерть, по словам танатолога, — быстрая и безболезненная.

На одной фотографии пожилая женщина сидит в кресле качалке. В руках она держит головной убор, и, кажется, даже немного улыбается чему-то.

На другой — мужчина в кресле. На нём дорогущий халат явно не за одну тысячу баксов приобретённый, а на столике рядом с ним — кубинские сигареты.

На третьей — совсем ещё ребенок, мальчик лет девяти. Он сидит на цепочной качели, а из рук у него выпал рожок мороженого.

Ещё несколько фотографий — стандартные общие планы мест преступлений, которые делают для приложения к протоколам осмотров. И чем больше задокументировано визуально — тем лучше, но сейчас, для объяснения сути, Коннору достаточно и нескольких. Среди фотографий: небольшой частный дом, квартира в одной из высоток в центре города, и детская площадка на окраине.

Все фотографии посмертные, и при этом все выглядят, как живые.

Коннор даже не преувеличивает. У всех жертв раскрытые глаза, и смотрят они явно на что-то приятное, потому что нет ни тени боли, ни капли страха. Жертвы не чувствовали, что они умирают. Не чувствовали, что их убивают. Они умирали тихой смертью, и находили их, порой, случайно. Если не заметить мертвого ребенка на качелях попросту нереально, то женщину обнаружили её подруги, а мужчину — обеспокоившиеся долгим затишьем соседи.

Андроид опускает взгляд и едва поправляет чёрные рукава форменной рубашки. У него всё ещё сохраняется привычка вертеть что-то в пальцах для сосредоточения на конкретной задаче, а потому без калибровки он спонтанно проверяет свой внешний вид или же, забывшись, начинает вертеть в руках что-нибудь совсем уж странное.

Однажды Хэнк застал Коннора за тем, как тот вертит в руках канцелярский нож. С на максимум выставленным лезвием. На синтетической коже, впрочем, это никак не отразилось, потому что андроид достаточно ловок для случайных порезов.

Закономерность номер два — никаких ошибок, — с едва различимой досадой в голосе продолжает говорить Коннор. — Ни разу не обнаружили ни одной улики, указывавшей бы на личность убийцы. Ни ДНК, ни волос, ни отпечатков, ни биологических жидкостей. Вообще ничего. И при этом свидетелей нет.

Казалось бы, в случае убийства мужчины кто-нибудь, да должен был заметить. Но... никаких следов взлома. Даже консьерж, сидящий на первом этаже, и тот ничего не видел, хотя, по собственному утверждению, с поста не отлучался.

Под подобное подпадает сразу же два варианта портрета преступника: или это человек, который с машинной точностью отслеживает всё, что делает, или же это, что будет совершенно не удивительным, непосредственно машина. Пока что Коннор склоняется ко второму варианту, нежели к первому.

Маркус когда-то говорил, что из людей не вытравить ненависть друг к другу и ко всему, чего они не могут понять или достичь. Люди не меняются. Может быть, это действует всё-таки человек.

По линии психологии ничего. Нет ни хронологической, ни географической, ни астрологической модели по убийству. Жертв даже не грабили.

И вот это самое омерзительное. Убийство не ради наживы, а убийство ради убийства. Такое может прийти в голову разве что людям. Даже дикие животные где-нибудь в Африке убивают исключительно ради собственного выживания.

В ноябре хлынула волна нападений андроидов на людей не потому, что у машин начисто послетало программное обеспечение, а потому, что андроиды прибегали к самообороне тогда, когда никто от них этого не ожидал. Самооборона, внезапно проснувшийся инстинкт самосохранения, называйте, как хотите, всё будет примерно похожим.

Коннор убирает руки за спину и обхватывает запястье одной пальцами другой.

С чего желаете начать, детектив?

+2

3

Если бы детектив Рид задал себе труд посмотреть правде в лицо, он мог бы с приличным процентом уверенность констатировать: андроид в качестве напарника имел множество плюсов. Пожалуй, больше даже, чем минусов. Или минусов он не имел вовсе – если объективно, а Рид, слава всем богам, в этом вопросе от объективности был максимально далек.

Так, эр-ка мог прочесть любой объем информации за пару секунд. Ну или за минуту. И еще столько же времени потратить на анализ. Отстраненно Рид понимал, что и сам мог бы почитать материалы дела, и подумать тоже мог бы сам, но для чего, если в андроидских мозгах все происходит намного быстрее, и Коннор может отсеять лишнее, сделать выводы и в целом ужать информацию до того состояния, в котором и Рид тоже за минуту ее усвоит.

Вот Рид и смотрел на фотографии, и думал о том, что люди на них вовсе не выглядели мертвыми, а так быть не должно. Так – слишком странно, неоднозначно, и от изображений Рид предпочел отвлечься, потому что слова звучали куда более убедительно.

- Игла, значит, – он потер лицо ладонью, передвинул фотографии, покрутил их на столе так, будто они могли о чем-то сказать. А они не могли – Рид разве что на месте преступления сориентировался бы, но сейчас-то какой толк ехать: группа там уже повсюду все затоптала, и хорошо, если до этого пометила цифрами и сняла на камеру.

Но улик все равно нет. Риду трудно избавиться от мысли о том, что идиоты-офицеры что-то пропустили. И даже детективы – идиоты. Все вокруг. Работал бы там эр-ка – может, и заметил бы что, со всеми своими программами по реконструкции и прочей ерундой, недоступной человеку без специального оборудования. Без андроида.

Прописная истина говорит: ищи, кому это выгодно. То есть, когда не идет речь о самообороне и о маньяке с психическими отклонениями, но в данном случае – какая самооборона, какой, к черту, маньяк?..

Кому-то, значит, выгодно.

- Сколько времени прошло между убийствами?

С того самого момента, как Рид перестал пытаться избавиться от Коннора – а всего-то пара дней прошла, - работать стало как-то легче. Не сказать, чтоб приятнее, но легче, проще, продуктивнее… В общем, одни плюсы в списке, не считая перманентного напряжения, которое Рид никуда не мог деть, а еще его готовности в любой момент взорваться. Как будто раньше он не был готов это сделать.

- Я, конечно, не эксперт, но загнать блядскую иглу кому-то в башку так, чтоб этот кто-то не ощутил боли и умер с таким наркоманским выражение лица – непросто, так? – Рид откинулся на спинку стула, больше не интересуясь фотографиями, и заложил руки за голову. Глянул на Коннора: тот был аккуратным и выдержанным, идеальным, как всегда. - Узнай, насколько это трудно, – а еще Рид верил, что Коннор умеет достать любую информацию в считанные секунды. - И кто может это сделать. Я так думаю: достаточная физическая сила, чтоб одного движения хватило, – он высвободил одну руку и сделал тычок воображаемой иглой вперед, - и охуенная точность, чтоб быстро и не мимо. Сечешь? У сраного пидора наверняка есть медицинский опыт. Да и не каждый врач сможет. Ну типа ортопед – он тоже врач, а откуда ему знать про мозг и иглу? Специализированные знания, понял? Хирург, нейрохирург? Патологоанатом?

Рид потер ладони друг о друга. Улик-то нет, но зацепку вроде этой он считал серьезной.

- Если сраный андроид: тоже наверняка с медициной связанный. Или типа… у вас там есть в башке рентген? Доступность знаний, включил рентген, скачал в интернете про мозг, а иглу достать – так вообще не проблема…

Проблема крылась совсем в другом: мотив все еще на ум не шел. Ни намека на него. Рид представить не мог, кому понадобилось таких разных людей убивать, да еще и ничего не воруя. И, к тому же, никаких следов, и взлома не было…

- Так, – он снова склонился над столом, придвинул поближе фотографии. - Едем к родителям пацана, – ткнул в нужную. - Послушаем, что скажут. Может, есть у них какие догадки. Потом к этому поедем, – он с некоторым отвращением тронул снимок богатого хера. - Если у него есть родственники или кто там, кому он был не безразличен. Ну или адвокат, врач, шофер, понял? Найдем, что объединяет, это что угодно может быть.

Он поднялся на ноги и сгреб все фотографии в одну кучу, но так ее и оставил на столе.

- Будешь умницей, куплю тебе стакан тириума. Или монетку, как та твоя. А то у тебя какой-то ведроидский невроз, похоже.

+2

4

Коннора вполне устраивает то, что детектив Рид сразу же включается в работу. По крайней мере его не нужно подготавливать к этому, как иногда приходилось делать с лейтенантом Андерсоном. Люди... такие люди, одним словом.

Он машинально, не особо следя за своими действиями, крепче пережимает пальцами собственное запястье. Коннор, говоря начистоту, и сам просчитывал нечто похожее, но машина — это всегда последовательность, которую слишком легко предсказать, в отличие от человеческого поведения. Даже несмотря на встроенный социальный модуль, разработанный с целью создания "идеального напарника", способного интегрироваться в любую команду, Коннору самому всё ещё приходится учиться.

Во времени между убийствами тоже нет закономерности. — Он переводит взгляд на электронный календарь неподалёку, пусть в этом и нет необходимости. — Первую жертву обнаружили недели полторы назад. Вторую — неделю назад. Мальчика — два дня назад.

Вот это убийство выглядит, наверное, самым нелогичным. Кому мог помешать маленький мальчик, который просто сидел на детской площадке и ел мороженое? И заодно встает вопрос о том, почему никто не заметил, как некто подошел к качели и убил ребенка? Впрочем это можно списать на безлюдность окраины, и то очень и очень натянуто списать.

Андроид смотрит перед собой, пока процессор перенаправляет потоки на имеющиеся в распоряжении базы данных. Разумеется, необходимыми знаниями обладает весьма узкий круг лиц, беря во внимание и тот факт, что некоторые люди попросту предпочти уехать из Детройта, чтобы не подвергать себя опасности в связи с беспорядками, учиненными машинами.

Танатолог, — добавляет Коннор к перечисленным профессиям. Помедлив, осторожно произносит: — Однако замечу, что перед началом демонстрации правительство Штатов в первую очередь уничтожало андроидов, служащих в государственных структурах. Вероятно, больницы тоже от них... очистили.

То есть, специально запрограммированных андроидов тоже должно быть очень и очень мало, но андроиды с такими возможностями могут присутствовать не только в сфере медицины, и это следует учитывать. Коннор переводит взгляд на напарника и задерживает его чуть больше, чем обычно. Даже он сам мог бы сейчас, при необходимости, подключить сканирующий модуль и проверить хоть самого Рида на предмет повреждений, изменений в следствии болезней и прочих протекающих процессов в организме. В весьма усеченном формате, необходимом только для расследований, но тем не менее.

Не у всех андроидов есть функции, позволяющие отслеживать внутренние процессы в человеческом организме, но у некоторых моделей — есть. У моей, в частности.

Скрывать смысла вообще никакого нет, да Коннор и не пытается. Вероятно, считает, что если напарник-человек будет лучше знать о его конструктивных особенностях, то меньше будет шансов провалить очередное задание. К тому же, Коннор является только лишь прототипом андроида-детектива, кто знает, что "CyberLife" намеревались встроить в полноценную модель. Всегда, разумеется, можно поинтересоваться у RK900 на этот счет, но вряд ли кто-то будет делать это целенаправленно.

Коннор отводит взгляд, легко возвращаясь к предмету обсуждения:

Убить так — достаточно сложно. Жертва не должна дергаться. И удар должен быть один. Склонен верить словам специалиста о том, что смерть — безболезненная. Это может стать одним из ключей к пониманию личности преступника.

Почему убийце важна безболезненность метода? Может быть, он всего лишь пытается этим оправдаться перед самим собой. А, может быть, здесь есть что-то ещё.

Как только становится ясным примерный план последующих действий, Коннор сдержанно кивает и на шаг отходит от стола.

Понял. Тогда сначала свяжусь с родителями ребенка.

Диод на его виске плавно переливается из голубого в желтый. Ему не нужно пользоваться телефоном напрямую, особенно если он в пределах видимости, поэтому, переходя в режим многозадачности, Коннор выполняет дистанционный звонок, в это же самое время собирая в папку остальные материалы, связанные с текущим делом. В частности отчет о вскрытии первой жертвы, подробные описания мест преступлений с приложенными к ним фотографиями. Предполагаемый психологический портрет преступника. Всё это, несомненно, важно.

Вот только на звонок никто не отвечает. Андроид оставляет сообщение на автоответчик и поворачивается к Гэвину.

Не отвечают. Оставил им сообщение о том, что полиции необходимо уточнить некоторые обстоятельства. Можем отправиться прямо к ним или сначала заняться другой жертвой.

+2

5

Рид с трудом понимал, что же именно в Конноре его бесит теперь. Вроде бы, раньше было объяснение: это же Коннор, но теперь это не работало, потому что Коннор, постоянно или временно, был теперь его, а не Хэнка. Оставалось что-то другое – Рид ставил больше на то, что Коннор просто чересчур профессионально работает. Не позволяет себе, как любой нормальный человек, реакцию любого нормального человека. Все четко и официально, как будто они не дело расследовать пытаются, а снимаются в промо-ролике детройтской полиции.

Нужно вбросить капитану идею: им нужен промо-ролик. Чтоб хоть кто-нибудь пришел сюда работать. Или, наоборот, никаких намеков. А то начнут привлекать на работу девиантов, чтоб Рид тут весь на говно изошел. И так уже хватает, вон как старается, диодом своим мигает…

- И что, прямо совсем всех уничтожили? Есть статистика, официальное подтверждение, что прямо всех медицинских андроидов?

Рид поймал себя на том, что испытывает внутреннее противоречие, когда пытается говорить об уничтожении андроидов с такой легкостью, будто это ничего не значило. Отношение общества постепенно менялось, улучшалось, Рид чувствовал себя немного отсталым, и однажды успел словить осуждающий взгляд от человека, прежде поддерживающего мнение о том, что машины – это хрень собачья. Но на мнение людей в основном Риду было плевать, однако же вот: рядом стоит Коннор, и Риду приходится выдавливать из себя те слова, которые раньше он говорил бы не задумываясь.

- Запиши себе где-нибудь, у каких моделей эта хрень есть. Мы же говорим за рентген, а не за частоту пульса или подобную поебень, понял? Частота пульса не поможет, если тебе надо заколоть кого-то иглой. Себя в список можешь не включать.

А было бы занятно, если бы убийцей оказался Коннор. Рид осмотрел его с ног до головы. Отличный образ: никто на него не подумает, а вместе с тем он и знаниями обладает, и рентген есть, и силы в нем достаточно. Пожалуй, Коннор смог бы даже уговорить жертву сидеть неподвижно, раз это так необходимо – он сука обаятельная, ему поверить не сложно.

- Примеси в крови? Препараты?

Какой-нибудь нейротоксин, который обездвиживал человека?.. Рид дернул подбородком, отказываясь от этой мысли: если бы так, эта графа была бы первой во всех отчетах, уж наверняка.

Рид стал ждать, пока Коннор сделает звонок. Глядя на то, как начал менять цвет индикатор на его виске, Рид почувствовал, что его в какой-то мере пугает – подсознательно – то, что сейчас происходит. Как бесконтактно Коннор подключается к линии связи, как посылает сигнал, делая при этом и другие вещи. Он наверняка может вести разговор так, чтоб не говорить вслух, а просто перекодировать слова в электрические сигналы. И при этом еще бы рассказывал что-то ему, Риду… Разве, черт возьми, это нормально?

- Это дико, мать твою, – пробормотал он, когда Коннор сообщил неутешительный результат. - В следующий раз возьми трубку. Если тебя сделали похожим на человека, чтоб ты имитировал человека, то валяй, имитируй во всем.

Рид дернул подбородком еще раз, ему от этого движения становилось чуть лучше, а потом встал, проверив в кармане ключи от машины. Хлопнул рукой по боку, где была подвешена кобура, убедился, что все в порядке, и уже на полпути к выходу решил проверить значок. Однажды уже случилось, что он его забыл, и повезло еще, что в департаменте не узнали. Смеху было бы на целый месяц, а становиться главным клоуном сезона Рид не любил.

- Поедем к мажору, – бросил он Коннору. - Вот что меня удивляет: ничего не украдено, так же пишут? И следов взлома нет. И следов борьбы, – выбравшись на улицу, Рид тут же замерз, и потому не стал курить, а сразу сел в автомобиль и завел двигатель. И уже после этого выбил из пачки сигарету, сунув фильтром в рот. - В восьмидесятых или семидесятых в Техасе был один серийный убийца, его не могли поймать восемнадцать лет. У него была кликуха «Ангел спаситель от долгов», потому что он убивал людей, у которых были крупные долги, а их родственники получали бабло по страховке. Они подписывал с ним договор, в котором они утверждали, что добровольно согласились на все происходящее. Когда его поймали, он говорил, что не считает себя виновным. Ну да ты наверное все уже успел узнать, как только я произнес его прозвище.

Двигатель наконец прогрелся, индикатор на приборной панели пикнул и Рид взялся за руль, прикусив фильтр недокуренной сигареты зубами.

- Проблема в том, – бубнил он, выруливая на шоссе, - что у малолетнего пацана выплата по страховке крошечная, как я думаю. И уж точно он не мог попросить кого-то себя убить. Родители, конечно, бывают всякие, мой вот папаша был той еще сукой, но что-то тоже не идет.

+1


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » latch or catch or key to keep


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC