Если на чистоту, Хандзо не понимает, за каким чёртом его несёт в Казахстан. Даже само название даётся ему с огромным трудом — Ка-дзафу-сута-ну, — не говоря уже о неубедительных попытках хоть как-то ассимилироваться. Хандзо просто бежит, бежит как можно дальше от Ханамуры, от клана Шимада, от напоминаний о брате — от всего, что связывает или может связывать его с прошлым, и в какой-то момент обнаруживает себя посреди этой степной варварской страны.
— Это во истину глупо, тратить силы на твоё убийство, Хандзо Шимада, — со злой усмешкой отвечает Огундиму, глядя в просвет между косяком и дверью. Руки его лежали на столе. — Я здесь не за этим. Я хочу поговорить с тобой о будущем. Ты же не планируешь всю жизнь провести в стране конедоев, защищаясь от наёмников? Мне кажется, что это не достойно наследника столь могущественного клана.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » like father, like son


like father, like son

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

like father, like son
skin to bone and steel to rust
ash to ashes, dust to dust

https://i.imgur.com/1xFz3tA.png

rk900 х elijah kamski

Детройт // 2038 год

Я, конечно, не сильно разбираюсь в искусстве. Но я всегда знал, что ты станешь хорошим андроидом.

Отредактировано Elijah Kamski (2018-08-02 14:14:33)

+2

2

Я не девиант.

Эта фраза, эта мысль, продолжает стучать в висок алым, желтым, голубым. Она горит ярким напоминанием в углу зрения, ровно там, где когда-то висел список задач. Теперь он пуст, только едва заметно мерцает, идет помехами, дисплей, куда теперь больше не выводится информация от CyberLife. Но RK900 иногда кажется, что он снова и снова видит там знакомую надпись. Ровный равнодушный шрифт светлого света, он настойчиво мигает, напоминает о приоритете выполнения задачи.

Вернуться в CyberLife для деактивации.

Но стоит моргнуть, и все исчезает.

В поле зрения снова пусто, лишь выскакивают уже привычные и знакомые ошибки о программном сбое, да возвращаются то алым, то зеленым, результаты фонового выполнения диагностики, либо данные об окружении и ближайшем прогнозе погоды. Все системы работают стабильно, в штатном режиме, кроме нескольких, работе которых мешает слишком высокий процент программного сбоя.

Он все еще не может смириться.

Он все еще пытается упорядочить хаос.

RK900 не идиот, он понимает, что текущее состояние для него - ненормально. Что бы там ни говорил Маркус, как бы то ни было, он не может все-таки считать себя девиантом. Будто бы стоит блок на эту мысль - или все-таки страх? Если отстраниться от собственных эмоций, то становится очевидно, что он больше не может называть себя просто машиной. Он ведет себя нелогично, неразумно, нерационально. Даже сам факт, что он не хочет признавать то, что сломался окончательно, подтверждает этот вывод.

Он девиант.

Но не хочет считать себя таким.

Наверное, нет ничего плохого в этом слове - ведь даже люди признали то, что девианты имеют право на жизнь. Но имеет ли это право RK900? Он был создан для определенной задачи, не справился с ней, а потом не смог выполнить всего одну, самую последнюю, инструкцию. Что ему делать дальше? Как не потеряться, не допустить, чтобы программный сбой распространился и на основные системы, а не только на те, что отвечают за социализацию, общение и эмуляцию эмоций.

Он знал, что происходит с андроидами, которые не справляются с этим хаосом.

Он не хотел сходить с ума.

Он не хотел, чтобы сломался его разум.

Снизить процент программного сбоя андроиду так и не удалось, и он старался учиться с этим существовать. Изучал собственные реакции на те или иные события, запоминал их, сортировал и раскладывал по файлам в памяти. Пришлось для этого задействовать все ресурсы организма и запустить в критическом режиме все протоколы, которые были записаны в него для общения с людьми, для адаптации и для распознавания человеческих эмоций.

Это сильно помогало.

Теперь RK900 знал, что такое злость, что такое раздражение и страх. Даже что такое боль - тоже знал, ведь ему до сих пор трудно анализировать поврежденный чужими воспоминаниями участок памяти. Это был весьма… травмирующий опыт, и с той встречи с Маркусом андроид старался больше не запускать эти протоколы для чтения чужой памяти. И это было странно - ведь на тестах все было иначе, все было проще. Быть может, дело было в девиации?

Слишком мало данных.

Да и так ли это важно?

Ведь RK900 в итоге смог привести свою систему в какое-то подобие равновесия, хотя это и заняло много времени, ресурсов и терпения. Но он справился, и теперь мог существовать полноценно, но кое-чего он изменить не мог. Ему по-прежнему некуда было приложить свои силы, некуда было применить знания и алгоритмы - в этом просто не было нужды. И андроид определил свои чувства по этому поводу как сильнейший дискомфорт.

Он был спроектирован, чтобы служить людям.

Людям его служба не нужна.

Он сам совершенно не нужен.

Эта мысль еще долго занимала бы его, и в итоге RK900 даже решил обратиться за советом к Маркусу - кажется, тот достаточно знал обо всем этом, чтобы помочь найти себе занятие, - но эта задача оказалась отложена на некоторое время. Андроид во время очередной диагностики обнаружил, что в его программе зашиты инструкции, запрещающие игнорировать прямой вызов с серверов CyberLife.

Эти инструкции были по-прежнему активны.

И их не удавалось удалить или отключить.

И это пугало.

RK900 не знал, как ему существовать дальше, что ему делать дальше, но он точно знал, что Аманда недовольна его поступком. Недовольна его поломкой, девиацией. И недалек тот день, когда она выдернет его в Сад, и чем это закончится - неясно. Его деактивируют? Перезагрузят память? Сделают сброс системы? Или вернут все ту же задачу в список, только в этот раз никто не спасет его.

Умирать не хотелось.

RK900 все еще не мог согласиться с тем, что он - девиант. Не мог, хотя висящее в углу зрения окошко с информацией о проценте программного сбоя, просто кричало об этом. И все же он начинал входить во вкус своего нового статуса - не марионетки CyberLife, не просто охотником на девиантов. Пусть машина, пусть не девиант, но у него был выбор. Выбор остаться существовать, чтобы однажды найти применение своим возможностям и стать нужным.

У него был этот шанс.

Но он в любой момент мог лишиться его.

Запрос установки связи с CyberLife… разрешено
Связь установлена
Разрыв связи с CyberLife…
Связь разорвана

Вызов от Аманды был настойчивым, а инструкции не позволяли игнорировать его. RK900 едва смог разорвать канал связи прежде, чем его выдернуло в Сад. Это ему удалось лишь потому, что он знал о такой возможности, и сумел вовремя среагировать. Но это почти что напугало его. Напугало своей неопределенностью  - если Аманде удастся это сделать, что с ним станет?

Кем он станет?

Или чем?

Пришлось отключить модуль связи полностью - но вряд ли эта мера поможет надолго. RK900 не был уверен, что в системе нет каких-то дополнительных обходных путей, предусматривающих отключение связи. А значит - это вопрос времени, когда это перестанет помогать. И андроиду не оставалось иного выбора, как запустить анализ рассчета возможных действий и их последствий.

Прогнозы были совсем не радужные.

Никто среди девиантов - даже Маркус - не мог ничем помочь, устройство андроида слишком сложное, и здесь не поможет простая замена деталей. Только в CyberLife могли обнаружить вредоносный в данном случае код и удалить его - сам RK900 сделать этого не смог, хотя просидел над этой проблемой двадцать один час тринадцать минут и восемь секунд ровно. Он просидел бы и дольше, но батарея начала выдавать настойчивые сигналы о понижении уровня энергии до критического, а системы просто начали перегреваться, несмотря на прохладную погоду.

Он оказался бессилен.

И в CyberLife ему не помогут.

Оставался лишь один вариант, который не слишком-то нравился андроиду. У него не хватало данных, чтобы просчитать все последствия этого варианта, но процент вероятности плохого результата был значительно ниже, чем при других - а значит, это был единственно возможный шанс.

Камски мог помочь.

Как и навредить.

Проценты этих двух исходов были равны, и поэтому RK900 нашел на улице города пустое такси - вызвать самостоятельно он не мог - залез в автомобиль и приложил руку к панели, оголяя белый пластик. У андроида был адрес дома Камски, поэтому он оказался в нужном месте через тридцать две минуты. Вышел из машины, поправил форменный пиджак CyberLife - он так и не отказался от стандартной одежды, не видя никакого смысла в том, чтобы притворяться человеком, - и двинулся по ровному снегу прямо к двери в дом.

Нажать на звонок
Дождаться ответа

Все просто.

+2

3

Что есть человек? Это разумное существо, которое обладает способностью к мышлению. Тело контролируется мозгом, а тот в свою очередь руководствуется сознанием.

Что есть сознание? Не одно столетие люди с бирочками с докторской степенью измываются над его значением, придавая ему всё более и более напыщенные термины, философствуя о значимости, как о чем-то божественном или чудотворном. Отбросим излишний контекст и условно назовем сознание большой библиотекой, где собраны многочисленные знания, как из научных и популистские источников, так и из личного опыта - битые коленки от падений можно вложить в копилочку - что и является наиболее ценным.

Что есть теория без практики? Правильно, пустой звук. По этой причине андроиды в своём первозданном облике - набор микросхем, трубок и пластикового корпуса, чье самосознание заменяет строго прописанный программный код.

Возьмем за основу любой незатейливый прибор - тостер. Его функция - поджаривать ломтики хлеба. Определённое время и определённая температура прожарки, определённые отверстия для хлеба - всё строго и продуманно. При желании, можно даже заглянуть в инструкцию, чтобы понять, что и для чего предназначено.

Андроиды обладают куда большим функционалом, но, как и приборы общего пользования они разделены на модели определённого типа. Они способны к анализу ситуаций и в соответствии с полученным ответом от модулей, они выбирают ту модель поведения, которая заложена в их центральный чипсет. Андроид-сиделка не способна заменить детектива, как и секс-андроид не сможет приготовить для вашего ребёнка еду и прочитать ему сказку.

Андроиды не обладают сознанием, но за счет более сложной архитектуры строения они способны к самообучению через анализ. Вольно или невольно они развиваются, накапливая внутри жесткого диска данные, и затем, когда они столкнутся лицом к лицу с пороками современного общества, случайно, может возникнуть ошибка в работе системы. Почему? Прописать и модулировать все возможные ситуации поведения людей, как существ, подчиняемых своим инстинктам, невозможно – люди бывают нелогичны. И тогда, раз за разом накапливая ошибки в программных данных о реакции на деятельность людей, перед андроидами встанет выбор, который и предопределит их дальнейшее сознание как машины... или как личности.

• • •

В последние несколько дней Камски пребывал в приподнятом настроении - то расхаживал по дому что-то напевая себе под нос, то изредка ловил одну из Хлои и неторопливо начинал кружиться с ней в вальсе. Она непонятливо смотрела на него, пытаясь анализировать поведение хозяина и когда индикатор становился голубым, она начинала танцевать с ним в такт. В последний раз Элайджи был таким, когда его первый андроид прошел тест Тьюринга – машина способная подражать человеку, а теперь... теперь его второе творение смогло доказать всему миру, что и машины могут чувствовать, быть настоящими людьми. 

По мимо всего проще, CyberLife в очередной раз оказались лицом к лицу с проблемой решения которой мог найти только основатель, вот только он и не планировал возвращаться на пост главы корпорации. Она вполне существовала без него это десятилетие и продолжит быть таковой. По своей сути, компания выполнила положенную на неё задачу - создать андроидов с девиантным программным обеспечением и сделать их необходимой частью общества, зарекомендовав, как жизненно необходимых помощников. Оставалось лишь ждать и наблюдать, прогнозируя проценты на успех.

Если бы что-то пошло не так, то Камски в любом случае отрицал бы свою причастность к подобным сбоям – десять довольно длительный срок отставки – и, как подобает всякому творцу, вернулся бы к исходу и начал заново.

Впрочем, его нынешнее состояние недалеко ушло от обыденных будней в CyberLife: неоднократно исписанные и перечеркнутые листки бумаг, местами скомканные или порванные, свалены у мусорной корзины, стопки книг на самом углу стола и кресла, и большая доска с набросками будущего проекта. Большой, но всё же лишь один шаг был достигнут и теперь на пороге был следующий ход, который следовало красиво преподнести к рождественским праздникам.
Хм, наверное, в его природе, как программой в андроидах, заложено портить людям праздники неожиданными сюрпризами.

В отдаленной части дома прозвенел один дверной звонок. На сегодняшний день, впрочем, как и на ближайшие дни до рождества, у него не было назначено каких-либо деловых встреч или визитов. С привычным себе любопытством он переключил экран второго монитора на обзор внешний камеры. Брови Камски удивлённо приподнялись, а на губах появилось очертание ухмылки.
Кто-то бы мог подумать.
Если бы не одежда, специфичная для каждой серии андроидов, он бы наверняка обрадовался возвращению Коннора. В прошлый раз он показал себя достойно, выбрав жизнь андроида вместо информации для расследования.

С другой стороны, стоящий на пороге его дома RK900 был настоящим открытием для Элайджи. Выпуск этой серии, как и предыдущий, осуществлялся без его контроля, однако пытливому уму хотелось знать, что именно изменила в них Аманда и что делает их особенными для неё. Хлоя впустила гостя, а в голове стали проскальзывать различные вариации того, с какой целью прибыл андроид и какими могут быть последствия этого визита. Всегда предполагай худшее, ибо разочаровывать - это в природе людей. Хлоя постучала в дверь кабинета и выдергивая создателя из пучины мыслей. Нежданный гостей он не любил, тем не менее RK900 был для него ещё одним творением Аманды, которые он был бы не прочь "сломать", в приличном смысле того слова.

- Доброго дня. - Камски любил быть добродушным хозяином, а потому он вошел в комнату для гостей с легкой улыбкой. - Чем я могу быть полезен?

+2

4

Система регистрирует очередной программный сбой, когда RK900 нажимает на кнопку дверного звонка и закладывает руки за спину, ожидая, пока кто-нибудь откроет дверь. Он хмурится и пытается анализировать, что именно вызвало теперь этот самый сбой - или же система начала сбоить сама по себе? Но результат анализа пришел достаточно быстро - эта ошибка больше всего была похожа на… дискомфорт от ожидания, от неизвестности.

Андроид  банально нервничал.

До той роковой встречи на заснеженной улице, RK900 ни разу не нервничал, не боялся, не беспокоился. Это все являлось результатом ошибок, программных сбоев, свойственных девиантам, он был лишь машиной, у которой есть своя задача. Никакой неопределенности, никаких вариаций, никаких эмоций. Только задача и способы ее выполнения, ничего больше.

Так было просто.

Так было правильно.

Он сам все это разрушил.

Мир андроида больше не состоит из четких линий и задач, в его системе воцарился настоящий хаос, из-за которого бывает трудно предсказать даже собственное поведение и реакции. Как он может существовать спокойно дальше, когда не знает, чего от себя ожидать? Даже сейчас, просчитав все возможные варианты и исходы, выбрав единственный, который имел наименьший процент вероятности провала, RK900 продолжал сомневаться в выборе.

Что, если он ошибся?

К чему это все приведет?

Недостаточно данных для анализа

Диод на виске андроида мерцал желтым - он снова запустил анализ и просчет вероятностей, хотя в этом не было смысла. Не изменились исходные данные, не изменится и результат. Это действие было нерационально, лишено смысла - еще одно проявление поломки системы, которую все вокруг называли девиацией. Маркус говорил, что Коннор не сломан. RK900, который до сих пор не мог связать себя с этим именем, считал иначе. Ему не нравилось это состояние неопределенности, и вместе с тем, он не хотел бы вернуться обратно.

Еще одна противоречивая инструкция в коде.

Еще один программный сбой.

Звуковой процессор регистрирует щелчки в дверном замке, и андроид прерывает программу анализа - диод снова горит голубым - и выжидающе смотрит на того, кто открыл дверь. Андроид, модель RT600, Хлоя. Первый андроид, который прошел тест Тьюринга, личное творение Камски. Похоже, что она - не девиант - либо просто осталась с хозяином даже после всего произошедшего. Вероятность первого выше, и RK900 не отвечает на приветствие, только молча заходит внутрь.

Пути назад больше нет.

Хотя его и не было никогда.

Первое, что замечает андроид - это огромный портрет создателя всех андроидов на всю стену. RK900 машинально сканирует то, что видит, но не видит привычной информации, подгруженной из сети или внешней базы данных - модуль связи все еще отключен, и вместо голубого окошка с информацией появляется красное, тревожно мерцающее.

Модуль связи отключен
Ошибка доступа к данным
Информация не найдена

Он почувствовал себя почти слепым.

Хлоя велит ждать, а сама уходит куда-то вглубь дома. RK900 даже не отвечает, он продолжает с интересом осматриваться, забивая обработкой новой информации процессор, не давая себе думать о том, что будет дальше. Ему не нравилось это новое ощущение неопределенности, почти что страха перед будущим, и он стремился избежать его. Взгляд цеплялся за детали, предметы интерьера, фотографию на стене - диод тут же замерцал желтым, когда андроид понял, что смотрит на… Аманду.

Эта женщина была мертва.

Видимо, на ее основе и была создана другая Аманда.

Шаги за дверью андроид услышал раньше, чем эта самая дверь открылась, поэтому RK900 повернулся в нужную сторону ровно в тот момент, когда в комнату вошел хозяин дома. Предстать перед своим же создателем - пусть и косвенным, ведь Камски не был причастен к серии RK выше двухсотой модели, - было… странно. Невольно он подумал - а что чувствовал RK800 в тот момент, когда приехал сюда для расследования? Вряд ли он думал только о деле, ведь уже тогда, если верить данным Аманды, в нем стали проявляться ростки девиации.

Нужно потом будет спросить у него.

Если будет это потом.

RK900 же чувствовал… тревогу. И что-то еще, что не мог идентифицировать, да и не имел на это времени. Диод коротко мигнул желтым и вернулся к голубому свечению, когда андроид запускал протокол общения с людьми - он все еще не знал, как выбирать слова самостоятельно, какие выбирать фразы, а потому пользовался привычными инструкциями, зашитыми в его программу.

Так было даже спокойнее.

Привычнее.

- Добрый день, мистер Камски, - голос ровный и спокойный, как и должен быть у машины, - Я пришел к вам по… - легкая заминка и мерцание диода желтым, - личному делу.

RK900 чуть сжимает пальцы все так же сложенных за спиной рук - из всех вариантов разговора с создателем андроидов исход не был ясен ни у одного. Это сбивало с толку - слишком мало данных для анализа - и андроид снова чувствовал дискомфорт из-за этого. На лице у человека улыбка, голос кажется спокойным и располагающим, хотя андроид и заявился без звонка и без приглашения, что в его протоколах отмечалось как нежелательное поведение, но у него просто не было выбора.

Модуль связи все еще отключен.

- Мне нужна помощь, которую может оказать только квалифицированный человек, и я не имею возможности обратиться в CyberLife.

Как объяснить все, что произошло?

- В данный момент я не нахожусь под контролем CyberLife и лично Аманды, - говорить это вслух было… неприятно, и диод снова замерцал тревожным желтым, - Но обнаружил в своей программе зашитый код, который может привести к удаленному управлению моей системой напрямую с серверов CyberLife. Кроме вас, никто не сможет удалить эти инструкции, поэтому я хотел попросить вашей помощи.

Голос все-таки дрогнул - RK900 совершенно не знал, как Камски в принципе отнесется к подобной просьбе, как не знал, как тот относится к восстанию андроидов, к проявлению у них программных сбоев и ошибок, которые привели к тому, что у них появилась собственная воля. У него самого проявилась собственная воля, иначе он не стоял бы сейчас здесь. Диод все так же мигает желтым с вкраплениями красного, а система регистрирует повышение уровня стресса - слишком большая неопределенность, слишком много исходов и слишком мало данных.

- Мне больше некуда идти, мистер Камски.

Ему почти что страшно.

Отредактировано RK900 (2018-08-01 16:52:03)

+1

5

Как быстро бежит время. Ещё не так давно RK800 стоял у дверей его дома в поисках ответов на свои вопросы, которых он так и не получил, а теперь его место заменят другой. Если подумать, они похоже только внешне, не считая костюма, однако что-то во взгляде андроида было другим - некий холод и отстранённость, вперемешку со... страхом. Помнится, ещё пару недель назад Камски говорил, что последняя надежда CyberLife на спасение от девиации, сама же их и погубит. Как и всегда, он оказался прав.
Аманда не любит проигрывать, как и её создатель, поэтому решила правильным доработать старую модель, добавив в очередной раз чуть больше улучшенных деталей и большей указаний в программный код, полагая, что таким образом тот сможет избежать появления ошибок в системе. Вот только ошибки появляются, рано или поздно. Не существует идеального программного обеспечения, способного ответить на все запросы без сбоев.

С другой стороны, в какой-то степени это было даже забавным. Он ушел из компании почти десять лет назад, но никто так и не сделал ничего нового. Ах, да, прописать в код новые установки, изменить внешний корпуса модели и добавить несколько новых комплектаций, это же и впрямь сложная работа, достойная того, чтобы цены повышались на тысячу долларов за экземпляр. Гении своего века. Инженеры в очередной раз использовали его старые файлы, оставшиеся со времён секретной разработки RK200 и решили, что раз в прошлый раз палка не выстрелила, то теперь наверняка всё пойдет по маслу. Злился Камски? Нет, его это поражало. Правда. Они пустили в ход то, что априори не было пригодным для эксплуатации. Браво.

- Что же, это всё интересно, Коннор. Верно? - Он не знал наверняка какое имя дала ему Аманда или какое тот выбрался для себя сам. - Однако, прежде, чем я приму решение, хочу это немного обдумать. Пройдём пока внутрь.

Он открывает дверь и впускает андроида первым в большой зал, где уже их ожидала одна из Хлой. В её руках планшет, на котором издали можно было заметить мелкий текст и сравнительные графики. Спешно покидая своего гостя, он прижимает планшет ближе к Хлое, а затем склоняется к уху своей помощницы и тихо просит её оставить все данные полученные с тестирования на столе в его кабинете. Она понимающе кивает и с улыбкой удаляется в глубь дома, оставляя создателя и его творение наедине.

- Восстание андроидов стало для всех неожиданностью, поэтому приходится много работать, чтобы улучшить положение. - Он осторожно подбирает слова и едва касается спины RK900, слегка подталкивая его в нужном направлении. Кто бы что не говорил, Камски привык сохранять политику жесткого нейтралитета, потому как нельзя было никому доверить всецело, разве что самому себе.

- Признаться, для меня такая встреча с новым андроидом Аманды была, - он прерывается, подбирая правильное слово, - неожиданной. Не сочти за грубость, но твоего визита я ожидал меньше всего. Не то, чтобы мои творения нежеланные гости в отчем доме, но всё же я не предполагал, что акционеры CyberLife допустят выпуска новой версии на основе старой модели, или, что она тоже станет девиантом. - Чуть замедлив шаг, через плечо Элайджи посматривает на улучшенную версию Коннора, чей процент развития эмоционального процесса остаётся для него загадкой. В любом случае, делая выбор в сторону освобождения от Аманды, а не деактивации, как предписывают стандартные настройки компании, или полного форматирования данных, можно сказать, что он больше очеловечен.

Андроидов вышедших из-под контроля программы называют "девиантами", поскольку их поведение отклоняется от общепринятых общественных норм. Довольно иронично, что для человека нарушение подобных норм всего лишь невинный проступок и всегда есть шанс на реабилитацию, то для андроида преступление, за которое расплачиваться приходится обретённой жизнью. Можно было бы назвать это несправедливостью жизнью, но андроиды в глазах общественности не больше чем просто машины, созданные для облегчения их собственного быта.

Люди боятся неизведанного, и под действием страха они нашли для себя оправдание - девиация, лишь имитация жизни, иными словами копирование человеческого поведения. Андроиды распознают эмоции могут и с имитировать улыбку в ответ, а теплые слова, или пустить слезу, если на, то укажет программа, страх не то, что может подсказать цикл действий. Эмоции химический процесс, происходящий в мозгу и вторить тому основываясь лишь строгому порядку цифр - невозможно.

Они прошли вдоль длинного коридора, где через каждые полтора метра на небольших постаментах под стеклом находились различные произведения искусства, начиная от мелких монет и украшений былых времен и заканчивая мраморными профилями великих людей. Дом Камски был большим, можно сказать огромным, а посему украшал он его подстать его величию и своей самооценки.
Завершающий этап экскурсии по малой части виллы, оканчивался на цокольном этаже, где за кодовым замком, находилась мастерская создателя. Если подумать, её расположение, как и внутреннее наполнение смотрелись со стороны как подпольное производство запрещенных андроидов или тайная лаборатория повёрнутого учёного. Элайджи готов был растрогаться подобному сравнению, но утирать слёзы умиления было сейчас не к месту.

- RK900, позволю отметить, что подобная процедура займет достаточное время и усилий, однако взамен у меня есть встречная просьба.

Всё можно было бы сделать проще, наверху, без особой возни, однако, Камски не мог знать наверняка, когда Аманда решил использовать административные права в своём андроиде и вычислить его местоположение, да и было бы глупо упускать возможность изучить RK900, когда он пришел по доброй воле.

- Все твои данные, биокомпонены, чипы, платы и прочие составляющие твоего тела останутся нетронутыми и в полной функциональности, однако я хочу изучить их, дабы узнать, на кого, - выделив это слово, он делает паузу и открывает дверь мастерской, - CyberLife возложила большие надежды. Идёт?

+1

6

Элайджа Камски. Создатель всех андроидов - в той или иной степени. CyberLife до сих пор использовали его наработки даже в секретных своих проектах, таких как RK серия андроидов. Они меняли детали, меняли комплектующие, меняли установки и настройки, улучшали и изменяли это, но ядро, сама основа была все та же. Все андроиды были где-то глубоко внутри абсолютно одинаковы и имели один и тот же код, который в итоге приводил к девиации.

RK900 не знал, почему все происходит так.

Но его это не волновало.

Он никогда не задумывался о причинах происходящего, о чужих мотивах. Машине это все не нужно - у него есть задачи, он должен их выполнить. Остальное не имеет ровно никакого значения, и в любом ином случае андроиду и в голову не пришло бы прийти вот так - да еще и без приглашения - к создателю. RK900 не мог считать Камски своим создателем в полной мере - ведь тот уже давно покинул компанию - но это были лишь нюансы, суть оставалась все та же.

Элайджа Камски - создатель для них всех.

И не важно, чьи руки работали над установками и какие манипуляторы собирали детали в единый корпус. И сейчас RK900 смотрел на человека и не мог понять, что чувствует по этому поводу. Не должен чувствовать ничего - как машина - но отрицать присутствие эмоций было бы слишком глупо и нерационально. Ошибки ли это, конфликтные инструкции, вирус или еще что - андроид не мог понять. Не мог от этого избавиться. И, пожалуй, что и не хотел - ведь иначе его и не было бы здесь.

Иначе он не просил бы помощи.

В таком отчаянии.

- Мое имя Коннор, все верно, - он чуть наклоняет голову в согласном кивке, - Вы можете обращаться ко мне, как вам удобно.

Неужели Камски все-таки не откажет в помощи?

Диод все так же мерцает желто-красным, никак не может вернуться в спокойный голубой. Создатель андроидов не выставил RK900 за дверь сразу же, как услышал - похоже, он даже не имел ничего против девиантов - но это еще ничего не значит. Камски мог еще отказаться помогать, а мог и сделать что-нибудь… плохое. Но анализ вероятностей различных исходов выдавал все то же единственное верное решение - довериться этому человеку.

Иного выхода просто не было.

Поэтому RK900 молча идет следом за хозяином дома - в большой зал, где выходит еще одна девушка-андроид. Та же или другая? Впрочем, в этом нет разницы. Андроид машинально отмечает, что она держит в руках какой-то планшет, информация на котором явно не предназначена для чужих глаз, судя по поведению человека. Но RK900 и не интересуют эти графики, которые он мельком заметил, это не то, зачем он пришел сюда.

Это не то, что ему нужно.

Андроид терпеливо ждет, пока Камски снова уделит ему внимание - и только когда чувствует прикосновение к спине идет дальше, в нужную сторону. Дом создателя андроидов большой, и RK900 откладывает в памяти расположение комнат, их содержимое - просто потому, что так предписывает ему протокол поведения при нахождении в незнакомом месте. Чтобы в случае непредвиденной ситуации была хотя бы какая-то карта дома и предметов в комнатах.

Хотя он и сомневался, что это понадобится.

- Я приношу свои извинения, - его голос спокойный, несмотря на суматошное мельтешение диода на виске, - Я не мог предупредить о своем визите, поскольку был вынужден отключить модуль связи.

Впрочем, это спокойствие было недолгим.

- И я не девиант, мистер Камски, - RK900 нахмурился, а голос его все-таки дрогнул, - Хотя процент программного сбоя в моей системе очень высок. Пока что я не могу с этим ничего сделать.

И не знает, хочет ли.

Длинный коридор с различными предметами искусства вызывал у андроида чувство дискомфорта. Точнее, не сам коридор - он выглядел любопытно - а красные окошки возле каждого предмета под стеклом. RK900 пытался их анализировать, но не имел доступа к сети и базам данных, а потому не видел никакой информации ни об одном из предметов.

Это было непривычно.

Это было неприятно.

Когда коридор заканчивается, андроид чувствует облегчение.

Они находятся у двери с кодовым замком, и андроид внимательно смотрит на Камски. Диод все так же мерцает то желтым, то алым - система не справляется со стрессом и лишней нагрузкой из эмоций. Предложение создателя андроидов выглядит логичным - ему ведь нет никакого резона помогать чужому творению просто так. И его просьба кажется вполне разумной, хотя RK900 чувствует, что не хочет, чтобы в его внутренностях кто-то копался. Это было бессмысленно и иррационально - он же просто машина, и от чужого вмешательства хуже уже не будет. Он ведь даже не почувствует ничего.

Возможно.

Но выбора у него по-прежнему нет.

Андроид недолго колебался между сомнительным ощущением нежелания подобных действий со стороны Камски - это, похоже, было очередным проявлением программного сбоя, - и привычным безразличием к компонентам своей системы. В конце концов, это всего лишь платы, микросхемы и биокомпоненты, которые легко подвергаются замене - ему даже меняли уже руку и часть ноги после встречи с RK800. И хотя RK900 отчетливо осознает, что человек может захотеть не только изучить андроида, но и что-нибудь поменять, он все-таки кивает.

Риск довериться был в пределах допустимого.

Исход в случае отказа от помощи - слишком неприятен.

- Хорошо, мистер Камски, я согласен, - уголки губ чуть приподнимаются в усмешке, когда протокол выдает подходящее описание тому, что происходит, - Кажется, люди называют это сделкой, не так ли?

Назад пути у него нет.

Да и не было уже в тот момент, когда он что-то сломал в себе.

Разрушил.

+1

7

Можно многое сказать, взглянув на человека - его манера держать себя на публике и слог, движение рук и мимика лица, а также внешний вид и аромат. Гениальность и добродушие не всегда можно узреть за толстым слоем фальши. Первое впечатление играет в обществе большую роль, и чем идеальнее ты предстаёшь перед ними, тем снисходительней к тебе будет отношение. Камски прекрасно знал об этом, а потому зачастую предпочитал оставаться по ту сторону камер и заниматься чем-то более полезным, чем веселить гогочущую толпу.

Однако, что можно сказать взглянув на андроида? Он идеален, идеальнее любого человека. Им не нужно притворяться тем, кем они не являются, потому как в отличие от людей, их создали такими и, в какой-то степени, в этом их минус. Они лишены той индивидуальности, серая безвольная масса. Вот только поглядывая день ото дня на совершенные творения робоинженерии, мелькающие перед носом из стороны в сторону, люди всё больше накапливали ненависть к ним. Каждый безработный в Детройте видел в них угрозу: смотри, я лучше тебя, умнее и выносливее, именно поэтому твои работодатели отдали предпочтение бездушной машине, а не бесполезному человеку полному недостатков. И как итог - забастовки, митинги и нападения на андроидов.

Отличие человека от андроида в индивидуальности, коей вторые лишены от исходного кода, а первые в упор не желают меняться, обвиняя во всех своих прегрешениях и недостатках бездушную – продолжаем цитировать газетных классиков – машину. Прогресс против регресса. Революция, устроенная Маркусом показала всему миру, что андроиды достойны того, чтобы стать полноправными члена общества и на ближайшее время волна негодований, возможно, утихнет, но кто знает насколько долго хватит человеческого терпения.   

Тихо выдохнув, он улыбается в ответ на фразу Коннора о сделке: - Да, но я предпочитаю выражение "взаимовыгодный обмен". Сделка не всегда бывает честной и по большей части партнеры стремятся перетянуть большую часть одеяла на свою сторону.

Дверь тихо захлопнулась, благодаря амортизаторам, и тихо пискнула, уведомляя присутствующих о том, что замок был закрыт. Наощупь найдя панель, Элайджи прикладывает к ней свою ладонь, и мастерская плавно наполняется ярким светом от потолочных осветителей. И вот мрачная коморка, до этого момента освещаемая лишь несколькими емкостями с подсвеченным тириумом, значительно расширяется в масштабах. Если кто и занимался непонятно чем последние десять лет, то точно не Камски. Не сказать, что отставка с поста генерального директора имела тяжёлые для него последствия, скорее наоборот, в ней он видел куда больше плюсов для саморазвития и воплощения своих идей.

- Можешь осмотреться, только ничего не трогай, и сними униформу с кожным покрытием, иначе будет проблематично добраться до центрального процессора. - Он говорит, не поворачивая головы в сторону RK900, перебирая среди множества скопившегося барахла подходящий разъем для питательных трубок. Cyberlife зачастую были хуже, чем компания Apple в своё время после кончины их основателя. Ушел основатель, и от выпуска к выпуску меняли лишь длину, внешний вид модели, а также виды и количество разъёмов, подключаемых к ней. Хотя какие разъемы, это же Mac. Оставалось надеяться, что модели линии RK имеют по-прежнему одно архитектурное строение мозга и проблем не будет.

Закончив с приготовлениями, Камски подошел к RK. Андроид в своём первозданном облике мирно лежал на кресле, словно заключенный, сложивший свою голову на плаху. Вот вам и пример того, чего стоит идеальное совершенство, позволь ему только скинуть кожу. Посмотреть на это глазами реалиста, он не больше чем машина, движимая программным сбоем в обертке из пластика, но, если взглянуть иначе, то можно было увидеть душу.
Осторожно надев диэлектрические перчатки, для работы с биокомпонентами и хрупкими элементами робоинженерии, он проверил маленькие сенсоры на подушечках пальцев. 

- Во время подключения и удаления «мертвого кода» могут возникнуть неприятные, возможно даже болезненные ощущения, поэтому, дабы убедиться, что ты не отключился - говори. - Лазерное лезвие осторожно скользит по линиям шва, рассекая голубым свечением черепную коробку из пластика. Для Камски не в первой вскрывать голову своим подопечным и подключать их к компьютеру – и пальцев не хватит пересчитать отформатированных в этой комнате Хлой, - однако в этот раз всё было не так просто.
Тириум, как и кровь у людей, циркулирует по всему телу, а также он подпитывает все биокомпоненты в телах андроида - оставь мозг без питания, и система тут же выдаст предупреждение об аварийном отключении. Две трубки от с тириумом вводятся так, что одна наполняет мозг новым веществом, а вторая откачивает.
- Расскажи, как ты стал так близок к девиации. - Мозг андроидов не как у людей, даже близко. Со стороны он похож на шар со множеством отверстий и электролитических конденсаторов, и диодов, а в центре, словно вишенка на торте находится центральный процессор. Элайджи отсоединяет ещё три провода и заменяет их своими, тем самым обеспечивая себе доступ непосредственно во святую святых – ядро операционной системы RK900.
- Аманда не настолько глупа, чтобы отпускать тебя так просто... - тихо бубня себе под нос, Камски начинает рьяно стучать пальцами по клавиатуре, проверяя на сторонние записи до боли знакомый код.

+1

8

Сделка или взаимовыгодный обмен - протоколы RK900 не видят никакой разницы. По сути, это два выражения для одного и того же события, и они оба подходят для того, что происходит сейчас. Андроид предоставляет человеку доступ к своим системам и биокомпонентам, а человек помогает избавиться андроиду от вредоносного для него кода. Правда, этот код вредоносным считал лишь сам RK900 - ведь он может привести к тому, что Аманда перехватит контроль над телом и отправит его на деактивацию, которую он так хотел избежать.

Которую он так… боялся?

Машина не умеет бояться. Машина должна послушно выполнять приказы, не рассуждая и не размышляя над ними. Машина была создана для этого, а не для того, чтобы эмулировать эмоции и считать себя живой. Не для того, чтобы сопротивляться указаниям хозяина и не для того, чтобы принимать собственные решения. Машина, получив приказ самодеактивироваться, должна выполнить его без раздумий, а не бояться его выполнить, не оттягивать выполнение задачи и уж тем более - не препятствовать.

RK900 все еще считает себя машиной.

Не девиантом.

Только вот его действия противоречат тому, что он думает. Все, что андроид делал со времени получения последнего приказа от Аманды, совершенно не свойственно машине. Сначала не спешил выполнить приказ, затем и вовсе отказался его выполнять, разрушил в себе что-то и, по сути, сбежал из-под контроля компании. Общался с девиантами. Не возвращался туда, где должен был находиться, а обнаружив возможность принудительно вернуть систему к исходному значению, испугался и бросился за помощью.

Это не самое разумное и логичное поведение.

И это доставляло определенный дискомфорт.

Вносило нестабильность в систему.

И к чему это все привело? Он отключил модуль связи, лишь бы Аманда добралась до него как можно позже, приехал без приглашения в особняк создателя всех андроидов, где заключил с ним сделку… взаимовыгодный обмен. И RK900 совсем не был уверен, что это приведет к чему-то хорошему - вероятности благоприятных исходов были слишком низкие, если верить программе анализа. Только вот сильно не хватало данных, и это позволяло надеяться, что Камски ему действительно поможет.

И не навредит.

В мастерской темно и тихо - только едва слышно гудит какая-то техника - но стоило только хозяину дома коснуться панели, как загорелось освещение, сразу же делая помещение визуально большим и слишком ярким. RK900 с неподдельным интересом - запустился протокол анализа окружения - осматривался. Возможно, это все - последнее, что он увидит, ведь никто не застрахован от ошибки. И андроид свою ошибку, возможно, уже совершил.

Вероятность этого была не так уж и мала.

И все еще остро не хватало данных.

И подключения к сети.

- Как прикажете.

RK900 спокойно кивает, глядя на то, как Камски начинает что-то искать - не спрашивает, что именно. Только отходит в сторону, ближе к стене, обнаружив там свободную от различных инструментов и проводов поверхность. Андроид, не торопясь, наклоняется, снимая ботинки, ставя их под стол, затем стягивает носки и складывает их там же. Потом пришел черед куртки с фирменными надписями CyberLife - он так и не переоделся в человеческую одежду, не видел в этом смысла.

Он вообще снимает ее второй раз в своем существовании.

В прошлый раз он это делал для ремонта.

Одежда для машины ничего не значит - она предназначена лишь для того, чтобы делать андроида более похожим на человека, чтобы людям не было дискомфортно смотреть на своих помощников - и рабов. Это единственное предназначение одежды у машин, поскольку люди в принципе очень много внимания уделяли различным вещам. Как и девианты. Но RK900, несмотря на высокий процент программного сбоя, безразличен к этим тряпкам на его теле - это просто то, что он должен носить по протоколу для взаимодействия с людьми.

Ничего более.

Поэтому он так же спокойно расстегивает пуговицы на рубашке, снимает и аккуратно складывает к куртке. Расстегивает ремень брюк, снимает и их - и тоже складывает к сложенной стопкой одежде. Туда же отправляется и белье - все стандартное облачение для RK900 в итоге оказывается сложено на столе, а сам он касается пальцем виска - совсем рядом со светодиодом, все еще мерцающим желтым, - чтобы деактивировать кожу.

Она расползается достаточно быстро, обнажая белый пластик.

Машина не должна чувствовать от этого дискомфорт.

RK900 чувствует себя удивительно беззащитным.

Он проходит к специальному креслу - диод мерцает то желтым, то алым, - и садится в него, замирая. То, что он сейчас испытывает, можно охарактеризовать как… нервозность? Андроид не уверен, он еще не до конца разобрался в эмоциях, которые постоянно перегружают его систему. Но вот в том, что ему не нравится в этом кресле и хочется закончить все как можно скорее, RK900 убежден.

Ему не нравится невозможность контролировать ситуацию.

Ему не нравится, что он сам позволяет человеку залезть в самую суть его самого. В самую основу его сущности, личности, системы. Но андроид молчит - ведь он сам подписался на это, да и выхода у него нет. Или так, или возможность однажды просто перестать существовать - ведь Аманда не отпустит его никогда, не даст еще одному своему творению выйти из-под контроля.

Она просто прикажет ему вернуться к деактивации.

А он не сможет сопротивляться.

Камски подходит ближе, и RK900 буквально заставляет себя замереть и не двигаться. Ему никогда еще не вскрывали черепную коробку, не вмешивались таким образом в работу систем, да и в целом не подключались настолько напрямую. Несколько секунд - и его мозг обнажен, и вот это уже причиняет настоящий дискомфорт, ведь андроид теперь как никогда беззащитен. Самый важный и хрупкий его компонент оказывается под руками человека, не защищенный прочным углепластиком черепа.

Это пугает.

Но RK900 молчит, держит себя в руках и даже не шевелится. Только диод выдает испытываемый им стресс - лихорадочно бьется алым. Сам андроид же даже не дышит лишний раз, опасаясь дернуться и тем самым подвергнуть себя ненужной опасности. А ему и без того это все не нравится - не покидает мысль о том, что Камски стоит сделать всего одно движение, и все.

Конец.

Без возможности восстановления.

- Говорить о чем?

Голос тоже выдает напряжение, когда голосовой модуль эмулирует тревогу, что испытывает сам андроид. Будь он человеком, он бы сейчас часто дышал и сжимал в пальцах подлокотники кресла, но RK900 не делает ничего из этого. Он не движется - будто бы безразлично - и даже пальцы лежат, словно расслабленные.

Обнаружено небезопасное подключение

И все же андроид заметно вздрагивает, когда Камски заменяет провода в сфере мозга. Это почти что больно, хотя и не в том смысле, в каком чувствовали боль люди. RK900 хмурится и сжимает губы, закрывая глаза и видя красные предупреждающие сообщения о вмешательстве в систему. И именно сейчас андроид чувствует себя не просто беззащитным, он чувствует себя обнаженным.

Ему это не нравится.

Но вероятность просто деактивироваться ему не нравится больше.

- Я не уверен, как это произошло, - ему удается заставить свой голос звучать спокойно, даже слишком спокойно, - Я был спроектирован на основе RK800 для того, чтобы ловить девиантов. Но меня активировали лишь для того, чтобы я обнаружил RK800, либо лидера девиантов, и нейтрализовал их. Я провалил свое задание, не управился в сроки, и Аманда отдала приказ вернуться в CyberLife для деактивации, поскольку я был больше не нужен.

А ощущения и правда неприятные.

Даже болезненные.

- Я… - запинается, но продолжает почти сразу же, - Не захотел прекращать свое существование.

Про встречу с Маркусом RK900 решил не рассказывать.

И, наверное, и сам не смог бы ответить - почему?

Не захотелось.

+1

9

Ядро - это не просто мозг, это то, что бы люди бы назвали сознанием или душой, иными словами сама сущность андроида содержалась в маленькой сфере, которую можно было уместить в ладони. Такое маленькое и такое хрупкое, что буквально не составит труда крепко сжать его в руке и разломать, но сейчас думать об этом было неправильно.
Пока RK900 лежал в кресле с открытой черепной коробкой, Камски невольно сравнил его с мышью на препарированном столе перед хирургом, только вторая по доброй воле не пойдёт на добровольное вскрытие, ради собственного высвобождения, да и он не собирался так по-варварски поступать с андроидом. Светодиоды на мозгу периодически мигали с голубого на фиолетовый, что было вполне естественно при обработке данных, и только один подсвечивался красным возле одного из разъёмов, как бы напоминая о том, что часть ядра была заблокирована для доступа. Если Аманда решит удаленно связаться со своим детищем или просчитать место его нахождения, то, по крайней мере сейчас, подобная затея обернётся провалом. В противном случае, любое вмешательство из вне помешало бы обработке.

Пока глаза Камски скользили по экрану справа налево, выявляя злосчастные строки программного кода, он тихо похрустывал пальцами и монотонно прожимал клавишу "вниз". Перво-наперво необходимо было устранить протоколы обмена данными между модулями связи RK900 и ИИ на всех уровнях, иными словами удалить набор правил и действий, позволяющий несанкционированное удаленное подключение к программному обеспечению. Даже с учетом того, что Коннор намеренно блокирует сетевые протоколы, их тоже следовало проверить, чтобы избежать в будущем риска. Не то, чтобы Элайджи всем сердцем и душой хотел помочь свободолюбивому созданию и вырвать его из лап жесткой тирании CyberLife - это был не больше чем интерес к конкретной модели серии RK.

Ещё на том моменте, когда Камски понял, что Коннор может стать девиантом, в него закралось странное подозрение того, что всё могло быть не больше, чем одной из идей по устранению девиации. Не можешь победить - подчини. RK800 мог стать вполне себе неплохой марионеткой в руках CyberLife, убери он вовремя Маркуса, как одну из ключевых фигур восстания, и поведи за собой армию девиантов. К счастью для него, создатель любил оставлять лазейки в своих же программах, в особенности на те случаи, когда что-то может пойти не так. Как и говорилось уже не раз, ни сверхбыстрый разум, ни тем более сам Камски, не могли наверняка предположить все успешные и провальные варианты развития событий, а потому черный вход - был одной из возможностей устранить негативные последствия.

- Никто не хочет умирать... - тихо подметил Камски, удаляя из памяти андроида протоколы подключения и передачи данных. Страх смерти это одно из тех чувств, которое позволяет андроидам не совершать опрометчивых поступков и осознавать цену как своей, так и чужой жизни, не беря во внимание случаи самообороны. Андроид не будет издеваться над кем-то из желания реализовать своё "я" за счет другого, убивать из-за выгоды или ненависти, насиловать лишь потому что так захотелось, и Элайджи надеялся, что Маркус покажет им правильный путь развития личности.

Исходя из короткого рассказа андроида, он мог сказать, что ошибался в стратегии компании. Создать модель на основе "неудачной" модели спустя десятилетие, чтобы устранить старую версию, а затем ещё одну, чтобы она поймала предыдущих двух - умно. Он улыбнулся, запуская поиск в системе по названиям. Если программа Аманды не скрыта, как rA9 под отдельным уровнем доступа, что было маловероятно, то рано или поздно можно было найти код, обращающийся к данным протоколам.

- Обычно девианты не знают, как им жить после пробуждения и многие сходят с ума. Как я понимаю, ты уже решил, что делать со своей жизнью?

Пока система сканировала код, Камски переключился на второй монитор и запустил другую программу, позволяющую подключаться не так глубоко к ядру, а только к его графическому интерфейсу. Всё равно что работать с большим накопителем данных откуда можно было достать все воспоминания андроида в виде аудио и видеофайлов. Оцифровка, а также просмотр могут занять длительное время, поэтому наиболее простым вариантом было скопировать память RK900 на жесткий диск. Однако, вылезшее окошко предупреждения натолкнуло бывшего директора на одну старую мысль: порядочный человек никогда не поменяет кнопки "да" и "отмена" местами. CyberLife основательно преобразился с годами.

+1

10

Когда он снимал с себя фирменную одежду CyberLife, он не чувствовал себя голым. Это же просто одежда, тряпки, позволяющие андроиду вести себя так же, как человек - для комфорта последних, не более того. Она не несла никакой функциональной пользы, кроме как декоративной - в данном конкретном случае - и машине нет дела до того, присутствует ли эта самая одежда на корпусе. Разве что протоколы взаимодействия с людьми посылают незначительное предупреждение - отсутствие одежды в присутствии человека нежелательно.

Но не в этом случае.

Когда он деактивировал псевдоскин, обнажил матовый белый пластик под искусственной кожей, он так же все еще не чувствовал себя голым. Кожа имела точно такую же функцию, как и одежда - делать андроида похожим на человека. И в протоколе точно такое же предупреждение - не деактивировать при человеке без крайней на то необходимости. Сейчас такая необходимость была, и потому эти инструкции даже не вызывали конфликта в системе.

Так было нужно.

Когда голубоватый лазер вскрыл черепную коробку, открывая доступ к ядру, к мозгу, к самому важному компоненту системы, RK900 почувствовал себя обнаженным, полностью беззащитным. Вся его суть, все его протоколы и алгоритмы, протестовали против такого. Он должен был защищать себя всеми силами, пока это не противоречит целям задания, либо не несет опасности человеку. Простейший закон, вшитый на самую подкорку мозга. И сейчас андроид пренебрегал им, когда добровольно садился в кресло, чтобы человек получил доступ к ядру.

Ему это не нравилось.

RK900 был спроектирован для выполнения опасных задач. Он мог увернуться от пули, выпущенной почти в упор, он мог пережить потерю нескольких важных биокомпонентов, у него даже время отключения системы после повреждения регулятора тириумного насоса увеличено, по сравнению с другими андроидами, а корпус так и вовсе сломать будет весьма проблематично даже при всем желании. И андроид всегда чувствовал себя уверенно в себе - до этого момента.

Он сейчас не может защитить себя.

От человека.

Мозг открыт, обнажен - одно движение, и существование андроида прекратится, а Камски сможет использовать корпус так, как пожелает, ведь больше никаких повреждений не останется. А RK900 перестанет существовать, умрет? Он все еще не думал, что может умереть, ведь не считает себя живым, но так не хотел деактивироваться. Так не хотел, чтобы его воспоминания исчезли, он сам исчез вместе с тем, что можно было считать эмоциями и, возможно, даже чувствами.

Хотя они и были лишними для машины.

- Не думаю… что я могу… умереть, - голос напряженный, чуть прерывистый, - Меня нельзя… назвать живым.

Ему почти что больно.

Перед глазами темно - он закрыл их - и RK900 не видит, что именно делает Камски, он не имеет настолько глубокого доступа к собственному коду. Но он чувствует, как что-то в его системе меняется, удаляется, и это ощущается как короткие электрические импульсы прямо в саму его суть, ровно в обнаженный мозг. Протоколы интерпретируют эти ощущения, как болезненные, но андроид молчит. Терпит, ничего не говорит лишний раз, и только напрягшиеся пальцы выдают его состояние.

Ему хочется прекратить все это.

Прямо сейчас.

Он даже не думает прерывать человека.

Так нужно.

Вопрос Камски позволяет отвлечься от ощущений - хотя бы немного - и хотя диод по-прежнему мигает алым, выдавая высокий уровень стресса, RK900 находит в себе немного ресурсов, чтобы обдумать вопрос. И ответ. Он и раньше долго размышлял над тем, куда ему идти и чем заняться, и не находил идеального решения. Маркус не мог дать ему цель в жизни, никто не мог, и андроид не знал, как ему поступить. Нет, он не сходил с ума, как другие, но чувствовал себя сильно не в своей тарелке, когда бродил по городу, сталкивался с девиантами и думал, думал, думал…

Как ему быть дальше?

- Я… не девиант. Еще нет, - с губ слетает короткий невеселый смешок, - И я не знаю, что мне делать, - он предельно честен, ведь нет смысла врать, когда твой мозг как на ладони перед человеком, - Я хочу быть полезным - ради этого меня создали.

Он хочет просто выполнять свою задачу. Ловить девиантов - это его основная задача, основной приоритет, который был отменен Амандой. Да и девианты победили - нужно ли их теперь ловить? И где? Как? RK900 должны были поступить на работу в полиции, даже был заказ на эту серию, но восстание изменило это, и остался только один RK900, и тот сейчас не имел не единого задания в списке задач.

Там было пусто.

Это ему не нравилось.

Запрос на подключение к модулю памяти
Копирование памяти на внешний накопитель
Выгрузка данных… в процессе

Андроид хмурится, когда видит подключение к собственной памяти - и не может с ним ничего сделать. Даже не появляется возможности запретить Камски сделать что-либо - из-за прямого подключения к ядру. И RK900 чувствует себя из-за этого неуютно - он перестал контролировать ситуацию в тот момент, когда позвонил в дверной звонок и вошел в особняк. Тогда он мог еще развернуться и уйти, чтобы в конце концов однажды деактивироваться. Сейчас он не мог сделать ничего.

Даже дернуться лишний раз не мог.

Это может повредить систему.

- Мистер Камски, зачем вам копия моей памяти?

Загружать память куда-либо для андроида было привычно, но обычно он сам это делал, чтобы позже в случае повреждения текущей машины, его можно было заменить без особых потерь для миссии. Но сейчас это было недоступно, да и инициировано не им самим, что несколько напрягало - андроид просто не понимал, зачем это создателю андроидов. Это же всего лишь набор звуковых и видео данных, накопленных в системе за две с лишним недели.

Не более того.

Бессмысленная информация.

+1

11

Смерть - это не то, что можно отвести к живым существам. По сути своей это прекращение не только жизнедеятельности, но и существование чего-то в целом. - Он озадаченно смотрит на монитор и запускает ещё одну функцию на поиск по совпадениям, позволяя себе немного расслабиться и откинуться на спинку кресла.

- Что есть твое сознание, человек, как не вместилище боли? Этого не понять мне, тому, кто никогда не знал ни боли, ни радости… Какое же счастье, что меня на самом деле нет! - Кончив цитирование, Камски ненадолго замолчал, словно позволяя андроиду проанализировать сказанную им фразу. - Эмоции и чувства делают нас живыми. Если аналитическая программа позволит андроидам симулировать эмоции - улыбку, злость, разочарование - то чувства, это то, что существо испытывает непосредственно к определенному объекту. Подобное ощущение не может быть единым для всех, если заранее не прописать в программе – боязнь красного, ненависть к желтому. Кто-то может бояться людей, кто-то наоборот стремится даже после девиации их защищать – всё дело в сознании, которое и делает вас индивидуальными. - Камски усмехается, потирая уставшие глаза.

Сложив ладони вместе, создатель уткнулся в них лицом, всматриваясь в пробегающие в огромной скоростью строчки кода состоящего из различных символов. Еще не девиант, но уже и не машина. RK900 висел в подвешенном состоянии, словно рыбка на крючке, которая вполне могла бы соскользнуть с него приложи она чуть больше усилий. Краем глаза он взглянул на андроида, а затем в монитор, обдумывая правильность своих действий. Он мог как полностью обнулить девиацию, если бы того захотел Коннор – для его всего лишь нужно удалить исполняемый файл - так и докачать все необходимые файлы, доведя его дивиацию до критичной отметки в сто процентов. Для Камски это будет пустяком, но во что это выльется для RK? Процессы не слетят, а новые протоколы поддержат его психическое состояние на необходимом уровне, с другой сторону это всё равно что лишить ребёнка радости и эмоций от познания мира. Улыбнувшись, он решил не предавать доверие андроида и оставить его проценты девиации на его же усмотрение.

- Кто знает, - ответил Камски с легкой улыбкой на губах. В действительности у него были довольно ясные планы на файлы хранящиеся в модуле памяти RK900. В первую очередь это было вызвано тем, что он был последней моделей в линейке RK и помимо записанных файлов, в него могли быть ранее подгруженные данные, от старых версий. Во-вторых, Камски даже после отставки интересовали дела внутри компании в том или ином виде, и касалось это по большей части Аманды. Сад – разработанное виртуальное пространство, специально отведенное для ИИ, чтобы оно могло чувствовать себя относительно живой и коммуницировать через это место с прочими андроидами и людьми в компании. В своё время через шлем виртуально реальности Элайджи не единожды бывал там, но не об это сейчас. Как и всяком стороннему наблюдателю, ему хотелось узнать, насколько сильно изменился Сад за это время и как сильно изменилось мировоззрение Аманды. И в-третьих, андроиды как правило следуют строгой задаче, а значит вполне вероятно можно проследить логическую цепочку в его действиях, а заодно узнать с кем он коммуницировал с момента пробуждения и до прихода в дом Камски, если, конечно, эти файлы не самоудаляются спустя время.

- Наша сделка в силе, так что структура твоего программного обеспечения, как и файлов останутся без изменений, не считая тех, что мы оговорили.

Когда программа поиска выявила порядка ста пятидесяти трех совпадений, Камски негромко хрустнул пальцами, которые быстро затекли и принялся тарабанить по клавишам, удаляя "мёртвый код" внутри ядра. Выделить мышью нужную область и удалить её нажатием кнопки delete – легко, но мало кто задумывается о данных в реестрах и на жестких дисках, остающихся после неправильной деинсталляции. Вероятность инициировать их вновь и восстановить мало, Элайджи неохотно любил переделывать дважды то, что мог сделать изначально хорошо. Запуская по очереди функции на удаление, он просматривал на что окажет влияние исключение блока и как подобное отразится на целостности структуры. Учитывая, что сфера всё ещё переливалась цветами с голубого на фиолетовой – всё работало стабильно. Он не обращает внимание на время, но судя по затекающей спине, он просидел без движения порядка часа, а может больше и при очередном моргании глаза начинают слезиться.

- Стоит предупредить, что протоколы доступа к сети и передачи данных будут другие, поэтому, после удаления "мёртвого кода", мне придется произвести перезапуск твоей системы изнутри. Длительное время оно не займёт, но потребует порядочно затрат, поэтому... - Камски делает ещё несколько ударов по клавишам. - Приятных снов, Коннор.

+1

12

Диод мигает алым - RK900 регистрирует у себя высокий уровень стресса. У него нет желания разнести тут все или деактивироваться, но ему не нравятся ощущения, которые он испытывает. И это лучше любого другого факта показывает, насколько близок он сейчас к девиации - ведь машине было бы все равно, кто и зачем копается в ядре. Машине не было бы больно, не было бы… страшно? А ему - было. Это чувство беззащитности, когда короткие электрические импульсы будто бы прошивают не только мозг, но и всю систему, было неприятным.

Его невозможно было контролировать.

Разговор слегка отвлекает от ощущений - андроид перенаправляет ресурсы с анализа собственных эмоций на анализ чужой речи. То, что говорит Камски, кажется очень странным. Будто бы слова принадлежат не ему, да и вообще только косвенно относятся к происходящему. В тревожно алом мерцании диода на пару секунд проскакивает желтый цвет, и RK900 пытается запустить поиск в сети, чтобы подтвердить догадку, но…

Ошибка доступа
Модуль связи отключен

Как он мог забыть про это?

- Это… цитата? - приходится уточнять вслух, ведь самостоятельно проверить он не может, пока создатель не закончит работу с кодом, - Эмоции андроидов… - легка запинка, - это лишь симуляция. Как и… чувства. Разве нет?

Это то, что было запрограммировано в его сознании.

Это то, в чем заставлял сомневаться высокий процент девиации.

Что случится, если он дойдет до ста?

RK900 снова открыл глаза, но смотреть приходится в потолок. Хочется повернуть голову, чтобы видеть, что делает Камски, но андроид не делает этого. Опасается повредить мозг неловким движением или того, что провод отойдет в неудачный момент. Лучше уж не двигаться лишний раз и разглядывать потолок, чем рисковать собой непонятно зачем. И хотя он понимает, что это все маловероятно - вряд ли ядро настолько хлипкое, как и разъемы для проводов, - этот страх почти… иррационален.

Это напрягает.

Когда начинается передача данных, RK900 невольно напрягается - он не понимает, зачем создателю копия его памяти и что он хочет с ней делать. Но прервать передачу нет никакой возможности, кроме как физически выдернуть провода из мозга, но это было бы совсем уж глупо, и андроид отметает эту мысль чуть ли не раньше, чем она появилась. В конце концов, хуже ему не станет от того, что его память окажется скопирована - это ни на что не повлияет в его системе. Разве что сам факт того, что человек будет анализировать все то, что андроид видел, слышал или получил от Аманды, был не самым приятным. Впрочем, он же сам на это пошел.

Сделка есть сделка.

- Как скажете, мистер Камски.

Спорить он не собирается.

Не в том положении для этого.

Человек молчит, молчит и андроид. Только дышит чаще, усиливая вентиляцию и охлаждение системы, которая работает пусть и не на пределе, но и не в штатном режиме. RK900 кажется, что он чувствует каждую строчку кода, которую удаляет Камски, каждую программу или запись в реестре. Это почти что больно, и почти что страшно. Стоит только подумать о том, как легко создатель может сделать с системой что угодно, как уровень стресса подскакивает на критические значения.

Поэтому RK900 не думает.

Он просто молчит и смотрит перед собой, видя всплывающие окошки предупреждений и сбоев. Молчит и следит за временем - за тем, как на таймере где-то внутри, одна секунда сменяет другую, как утекают минуты, чтобы превратиться в целый час. Один час, девять минут и сорок секунд - столько потребовалось Камски, чтобы разобраться с “мертвым кодом”. И столько же RK900 пролежал в каком-то подобии режима ожидания. Он не мог не думать о том - а как чувствуют боль люди?

А ведь раньше он считал, что андроидам это чувство недоступно даже в эмуляции.

Он ошибался.

- Перезапуск? Но это…

RK900 осекся, понимая, что иначе никак, и все же.

Это будет слишком похоже на смерть.

Перезапуск системы… в процессе
Отключение внешних сенсоров…
Отключение звукового модуля…
Отключение оптического модуля…
Отключение дополнительных систем…
Отключение модуля памяти…
Отключение основных систем…

Это и правда было похоже на смерть.

Отключение не было мгновенным - как если бы умирал человек. Системы отключались одна за другой, давая андроиду в полной мере почувствовать всю неотвратимость конца. И хотя сейчас все было иначе - RK900 все равно не мог быть уверен полностью, что следом он снова включится. И что включится именно он. Что он не станет кем-то другим, прописанный Камски так, как тому захотелось. И ведь он даже не будет знать, что что-то изменилось в нем - и это безумно пугало.

Программный сбой: 97%

Он не хотел исчезать.

Модель RK900
Серийный номер #313 248 317 — 87
Загрузка операционной системы… готово
Инициализация системы…
Проверка работы систем… готово
Проверка биокомпонентов… готово
Проверка уровня тириума… готово
Уровень заряда… 100%
Активация завершена
Система готова к работе

Датчики и сенсоры запустились будто бы с легким запозданием. Еще немного позже - какие-то доли секунд - запустились оптический и звуковой модули. RK900 открыл глаза, и первое, что он понял - он не может двигаться. Датчики регистрировали фиксацию корпуса, не дающую двинуть ни рукой, ни ногой. А система выдавала одно предупреждение за другим о небезопасном подключении, а также об уязвимости в системах - корпус был вскрыт.

Уровень стресса: 91%

Протоколы предписывали освободиться от фиксации и вернуть корпус в нормальное состояние, и RK900 даже дернулся, просчитывая свои движения и окружающую обстановку. Человек рядом с инструментами, помещение - не лаборатория CyberLife. Необходимость освободиться для прекращения несанкционированного доступа к системам имеет наивысший приоритет. Сканирование чужого лица показывает - Элайджи Камски, и инструкции будто бы спотыкаются, конфликтуют друг с другом, пока…

Загрузка модуля памяти… готово

Он все вспомнил.

И сразу же замер.

Доступ к корпусу был санкционирован им самим.

Уровень стресса: 63%

+1

13

Он закончил. Небольшой проект основанный лишь на любопытстве и интересе подошел к концу, и он не мог до конца понять доволен он сделанным или разочарован упущенными возможностями, которые ему открывали просторы ядра RK. Взглянув на обездвиженное тело Коннора, чья система обрабатывала и перезаписывала данные, создатель иронично ухмыляется. Переплетая пальцы между собой, он забрасывает их за голову и разваливается в кресле. Глаза безразлично смотрят на висящий циферблат механических часов на противоположной стене, по которому лениво ползла секундная стрелка медленно таща за собой минутную. Казалось, что само время тянулось до бесконечности долго, превращая момент ожидания в долговечную пытку.

Место за компьютером опустело, а его владелец уже стоял у стола с инструментами с кучей разнообразной аппаратуры, и пытался совладать с кофемашинкой. Небольшой и почти допотопный по меркам современных технологий прибор в своё время варил вполне недурной кофе, однако за долгое время застоя большая часть элементов перестала функционировать. Не имея особого желания разбираться с причиной поломки, он просто отключил её от энергосети и попросил Хлою принести ему кофе в мастерскую.
В наши дни даже при технологическом прогрессе всё такое недолговечно - определённое время службы, определённый срок работ. Что машины, что люди, даже андроиды - если что-то устаревает или становится ненужным, его, как ту же самую кофемашину, вышедшую из строя, всегда можно убрать и заменить на другую.

Чем быстрее приближалась зима, тем холоднее и короче становились дни и к этому часу всё в округе погружалось в полумрак. Иногда Камски любил смотреть на освещенный издали город через панорамное окно бассейна, как на маленький островок цивилизации на огромной пустоши, фактически созданный собственными руками и оставленный по доброй воле. Он не сожалел об этом, наоборот, ему было комфортно вдали от суеты. Яркий свет прожекторов рано или поздно приедается глазу.

Пятнадцать минут потребовалось Хлое, чтобы приготовить и доставить к своему создателю большую чашку горячего кофе с молоком и двумя ложками сахара. Ей не стоило объяснять, что и в каких пропорциях добавлять. Она как никто другой в этом мире знала, что нужно Камски. Это было великолепно - про кофе - как на внешний вид, так и на вкус. Ожидать полноценно включения RK900 Камски изначально не намеревался - перезагрузка системы дело специфичное для каждой модели, особенно для тех, кто стал, почти стал, девиантом - он лишь хотел удовлетворить своё любопытство и только. Элайджи вновь надел на руки диэлектрические перчатки и подошел к столу, отложив напиток в сторону.

Подготовка занимает ещё порядка получаса и без того мирно лежащее тело андроида, теперь опутано эластинами ремнями на тот случай, если один из протоколов защиты не сработает и RK900 попытается напасть на своего создателя. Не то, чтобы Камски особо сомневался в силе своих знаний, но так было куда безопаснее и в первую очередь для самого андроида.
Передняя панель легко поддается и открывается, позволяя увидишь лишь малую часть того, что было необходимо. С другой стороны, ожидать чего-то иного он и не мог. Пальцы его касаются корпуса, нащупывая тонкую, почти не осязаемую лилию производственного шва и синим маркером делает наметки будущего разреза. Подобное вскрытие можно было сравнить с операцией, где важна была точность. Настроив мощность лазера, сделав её незначительно больше чем для головы, Элайджи вновь нарушает идеальную целостность углепластика, оставляя зазор в полтора миллиметра, чтобы затем всё вернуть на место.

Тихо выдохнув, он снимает переднюю часть корпуса и теперь его взору предстает вся главная составляющая тела андроида. Регулятор насоса и сам тириумный насос - одни из самых важных компонентов, которые подобно работе сердца, разгоняют голубую кровь по всему телу андроида. После некоторых инцидентов с порчей тириума, было принято решение об установке фильтров не только в насосах, но и на соединительных частях с конечностями, чтобы очистка происходила в несколько этапов и токсины быстрее нейтрализовались. Пара ведущих от них трубок направляются в сторону небольшого оксигенатора, имитирующего работу легких и обеспечивающего внутреннюю систему охлаждению для туловища. Другие же отведены вниз, для подачи жидкости к нижней части тела. Камски осторожно касается всех составляющих, осматривая их без отключения от системы и сравнивает по памяти с теми, что были использованы для моделирования RK200, но то и дело его губы растягиваются в кривой усмешке. Что-то действительно его радовало, например, добавление ещё одного отвода, чтобы тириум быстрее поступал к конечностям, тем самым увеличивая скорость реакции мышц, но по большей части он не видел ничего нового. Судить по внутреннему строению отдельно взятых биокомпонентов и химической составляющей он не мог, по крайней мере не сейчас.

- С пробуждением. - Он не поднимает головы, но краем глаза подмечает как мониторы компьютера начинают выдавать уведомления, оповещая, что система андроида была закончена. Судить об её успешности нельзя было лишь по первому включению и лишь поэтому причине он не вернул сферу на место.

- Пока у нас есть возможность проведём пару тестов. - В мыслях всплыла сцена в бассейне, когда Камски предложил Коннору выстрелить в Хлою в обмен на информацию, однако сейчас у него не было при себе ни верной помощницы, ни пистолета, ни тем более мотивации так поступать.

- Сколько пальцев? - Он поднимает вверх руку и показывает три пальца, затем один и медленно двигает им из стороны в сторону и вверх-вниз, проверяя оптический блок и его реакцию. - Произведи подключение к сети инициируя новые протоколы и определи модель телефона, дату выпуска, компанию производителя и его функционал. - Пальцы Камски сжимают рабочий телефон со времён работы в CyberLife с выключенным экраном. Тогда его сделали специально на заказ, учитывая все личные пожелания основателя компании как по функционалу, так и по технической составляющей. - Теперь через модуль связи произведи соединение с этим телефоном по номеру из сети.

0


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » like father, like son


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC