Радость обретения и терпение. Отбить, присвоить, найти, понять. Все эти задачи ставились и выполнялись, потому что Стив эгоист, потому что он хотел обратно себе хотя бы кусочек себя. Сколько ему ждать?
Броку еще не доводилось видеть Капитана настолько близко, что возможно разглядеть узор нитей радужки, ощутить кожей чужое неровное дыхание... будь у лейтенанта чуть менее развит инстинкт самосохранения, он бы обязательно грязно пошутил, но уж лучше Роджерс будет пытаться убить его взглядом, нежели впечатает кулачище в челюсть или ребра.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » God bless us everyone


God bless us everyone

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

God bless us everyone
Linkin Park - The Catalyst

http://images.vfl.ru/ii/1532458482/af21a444/22612472.png

Ralph х Markus

11.11.2038, окраины Детройта/ Знакомьтесь с неукротимым дерьмом человеческой натуры.

+3

2

God bless us everyone,
We're a broken people living under loaded gun
And it can't be outfought,
It can't be outdone,
It can't be outmatched,
It can't be outrun

«Мама, мама! Смотри! Мама!»
Ещё два дня назад перед домом маленькая девочка кричала своей матери, чтобы та увидела, как в окне здания бьется о стекло маленькая птица. Гулкий удар один за другим причинял птице боль, а ведь свобода так близко – в окне есть дыра от кинутого когда-то камня. Она билась о стекло со всей силы своего маленького тельца, шорох крыльев каждый раз раздавался перед гулким ударом.
Бум – бум – бум.
Когда птица выбивалась из сил, она садилась на подоконник с облупившейся краской, открывала клюв и часто дышала. Маленькая грудь часто вздымалась. Дыра в стекле была так близко, чувствуя свежий воздух птица снова начинала свой заведомо проигрышный бой с пыльным стеклом.
«Нам пора спешить, иначе на автобус опоздаем, идем!»
«Но, мама…»
Ральф слишком отчетливо слышал разговор людей, он очень хотел помочь птице, но в этой комнате остановился старик, от которого очень сильно воняло алкоголем – системы фиксировали запахи. Андроид спрятался, чтобы не попасться на глаза человеку, наблюдал за ним, прислушивался. Но ему очень хотелось помочь птице. Кажется, этого старика несчастное создание совсем не интересовало.
Птицы часто залетают в дом, в соседней комнате нет окна, а доски, которыми когда-то заколотили, пустую глазницу мертвого дома местами сгнили. И через каждую такую щель птицы залетали в дом, по весне нередко вили гнёзда внутри, а летом, когда птенцы жадно кричали, требуя еды, через эти щели отправлялись в поисках мелких жучков и червей.
Ральф любит наблюдать за тем, как желторотые дети просят птицу–мать и птицу–отца поторопиться с едой, как затем учатся летать, а в итоге покидают этот дом, оставляя Ральфа вновь одного. Ему в такие моменты становилось грустно, но и радостно.
Когда старик с жутким запахом алкоголя покинул дом, птица уже разбилась о стекло.
Девиант взял холодный трупик и вышел на улицу.
Прошло два дня с тех пор, как девочка, привлекая мать, показывала на разбитое стекло и птицу в нем. Людей возле дома Ральф больше не слышит, откуда-то доносились гулкие звуки, но садовнику не за чем обращать внимание на анализ звуковых процессоров, вместо этого он просто хочет убрать тело птицы. С чего садовнику убирать подобное? Просто ему не нравится смотреть, как разлагаясь, тельце оголяет кости. Совсем как левая сторона его лица.
О том, что происходит в Детройте, Ральф не знает и знать не хочет, потому что его все это не касается. Единственное, что сейчас важно, так это убрать тело птички из дома, потому что оно сильно расстраивает девианта.
Диод мигает желтым.
За домом, куда проходит андроид, протискиваясь между выброшенным им же ранее мусором, оказываются люди. Не просто люди – вооруженные люди. Ральф прижимает к груди тело птицы.
И нож.
Его единственное оружие тут же оказывается направлено на ближайшего человека, но людей слишком много. Сразу четверо. Девиант не настолько поврежден, чтобы думать, будто сможет справиться с ними один. Даже если у него работал второй глаз, этого было бы попросту невозможно.
- А ну иди сюда сраный андроид!
Уже смеркается, Ральф невольно думает о том, что ему можно попытаться скрыться в темноте, просто юркнуть прочь, но он боится. Люди любят стрелять в спину.
И что же делать?
- Ральф не любит чужих.
- «Ральф не любит чужих», - передразнивает его кто-то, держа на прицеле мощного огнестрельного оружия, - иди сюда тебе сказали.
Его диод начинает мерцать красным.
Почему с ним всегда так поступают?
Ведь Ральф хороший.
Когда один человек подходит, лицо Ральфа искажает злоба, он резко взмахивает рукой, лезвие ножа со свистом рассекает воздух, но не задевает нежную человеческую плоть.
- Ах ты, ублюдок! Я лично тебя спалю! – резкий удар прикладом по виску, перед глазами высвечивается несколько ошибок, сообщающих о дополнительных повреждениях. Ральф не готов сдаваться, по крайней мере, пусть сейчас его и потащат в фургон и куда-то отвезут, но садовник все равно будет сопротивляться.
А пока, он будет прижимать хрупкое тельце птицы обеими руками к своей груди – нож все-таки выбили.
Диод энергично мигает красным.
В темном фургоне, куда его кинули к ещё двум андроидам, Ральф снова вспомнил звук, с которым птица так отчаянно билась в окно.
Бум-бум-бум.

+3

3

Теперь он чувствует, что всё, что он делал до сегодняшней ночи - это не зря. Это не просто так. Это не в пустоту вселенной, не в бездну, на краю которой он балансировал последние дни.
Нет, его существование, его действия - всё это имело смысл, всё это имело самые очевидные результаты.
И, как бы не было больно - последствия.
  Маркус все еще пытался прийти в себя от того столкновения на баррикадах с людьми. Его, Норт, Джоша, Саймона и еще нескольких андроидов чуть было не пристрелили. Иерихон бы тогда оказался абсолютно обезглавлен, что задушило бы их попытку бороться за себя на корню.
  Многих ранили, хотя сам Маркус старался отбиваться как можно менее вредоносными для людей способами, те, конечно же, не щадили никого.
Зачем?
Конечно же, для них Маркус и ему подобные - на одном уровне со взбесившимися кухонными комбайнами и посудомойками. Такие нужно просто уничтожить. На их место поставить свеженькие, с патчем, который предотвратит подобные "проблемы".
Люди очень быстро построили целые лагеря по "утилизации".
Утилизация. Маркусу становилось мерзко от такого слова. Это просто очередной ярлык, чтобы прикрыть свои задницы. Это просто игра слов, которая убаюкивает их совесть, которая делает им приятно, дает им возможность спать ночами и не думать о том, что где-то там, каждую минуту убивают личности.
  Да, с синей кровью, из пластика и стекла, с набором трубок и кодом вместо безусловных рефлексов. Но это все еще личности. Живые существа.
И ему было больно от того, что он знал о существовании этих мест.
Как только ему сообщили, что лагеря по утилизации вокруг Детройта закрывают и их деятельность наконец официально остановлена - Маркус смог продохнуть.
  Вместе с Джошем он смог сообразить некоторую систему, чтобы забрать андроидов из этих мест. Джош был полностью поглощен этим, и Маркус понял, что помощь в общем-то ему больше не нужна. Это значило, что он мог пойти помочь Саймону и раненым.
   Именно на пути к этой части их импровизированного лагеря его перехватила Норт.
- Маркус, у нас проблемы. - Её голос звучал обеспокоенно, и говорила она достаточно тихо, затем и вовсе перейдя на прямой разговор на частоте, доступной только ему. - Один из лагерей не собираются закрывать. Они все еще занимаются этим. Нам нужно что-то сделать
- Да, поехали. - Маркус тут же кивнул, понимая, что действовать нужно было срочно. Люди и их упертость. Эти дураки там что, думают, что никто не узнает? Что им потом дадут за переработку плюсик? Медальку? Речь шла о жизнях. Но им было плевать.
  Я вижу людей, но я не вижу человечности - это почему-то начинало становиться коронной мыслью Маркуса о происходящем вокруг и роли людей в этом всём.
  Он собрал рюкзак с парой дымовых шашек, понимая, что готовиться надо к худшему, вряд ли им удастся просто прийти и сказать - Эй, ребята, разве госпожа президент не сказала вам прекратить?
И они точно не ответят на это - О, правда? Ну тогда идите! Спокойной вам ночи.
  Нет, такого точно не будет.
Маркуса беспокоила не только ситуация, но и кобура пистолета, мелькнувшая на секунду в руках Норт. Он всегда знал, что она очень нетерпима к людям. Не так давно - узнал причину. Но любой их промах в этой ситуации грозит заклеймить их обратно во врагов человечества, и им будет гораздо труднее выбраться из заварившейся каши.
   Норт превышала допустимую скорость, но Маркус не мог винить её - он и сам бы вдавил педаль газа в пол, если бы вел машину. Каждая минута промедления равна потере жизни кого-то из андроидов в лагере. Они и так многих потеряли, они и без того многими пожертвовали и не известно - все ли из раненых переживут остаток этой ночи.
  Маркус не мог позволить кому-то просто так разбрасываться жизнями его народа. Он должен был сделать хоть что-то.
Но нестись без плана ему не нравилось. Попасться людям без принципов, имея при этом у себя оружие - могло означать подписать самим себе приговор на уничтожение.
  Маркус же хотел жить. Вся его цель состояла в спокойной жизни. Не только для себя самого, конечно же. В нем, естественно, имелась определенная толика эгоизма, но она не была доминирующей стороной его характера. Тем более не в ситуациях подобной этой. Тут нужно было отбросить себя как личность, и думать об общем благе, даже если это может навредить личному.
А процент вероятности этого был достаточно высок.
- Давай мы договоримся с тобой - ты не будешь доставать оружие и стрелять по людям. Даже для запугивания нельзя. Норт, это очень важно сейчас. Любое, даже малейшее проявление агрессии с нашей стороны может означать для нас конец. Нас будут исследовать, рассматривать под лупой каждое наше действие, каждое наше решение. - моё решение, моё действие - он оставил не озвученным, погребая под кипой прогонов симуляции прохода в лагерь. - И исходя из этого анализа решать нашу судьбу. Война - это не выход. Совсем. Там нет победителей, только проигравшие. Нравятся тебе люди или нет - сейчас речь будет не об этом. А о том - на что ты готова пойти, чтобы спасти наш народ.
- В отличие от тебя - на всё. - Норт была неумолима. И Маркус мог понять её, у нее были причины, логика и резон. Но она не видела полной картины, в этом был её промах.
- И я говорю не только о тех, кто в лагере. Я говорю и о тех, кого мы уже освободили тоже. Их тоже все еще нужно спасать и защищать. А агрессия - подставит их под главный удар. Всех поломанных, раненых и тех, кого мы оставили там, потому, что - любим - потому, что не могли подставить под удар. Но именно они окажутся на линии огня. Ты этого хочешь?
  Норт не ответила, отвернувшись, и продолжая следить за дорогой и очевидно злясь на Маркуса за его "мягкотелость". Но он был уверен, что на его стороне правда. Сегодня он увидел первые плоды своих трудов. Они вдохновляли его, и .. душили. Еще больше ответственности, еще больше страхов.
  Он тонул, и никто не собирался подавать ему руки - у всех были свои проблемы. Он должен был быть сильным, ради всех них. Бесстрашным,  рассудительным, разумным. Времени на то, чтобы быть просто Маркусом у него, увы, не было вовсе.
- Приехали. - Норт наконец подала голос.
Местечко было подходящим - неподалеку была свалка, куда, очевидно, свозили тела со всех остальных лагерей.
Маркус знал это место. Ему было тошно там находится. Ему было абсолютно не по себе и будь он человеком - его бы точно стошнило. Но все, что он позволил себе - это еле заметно отшатнутся от вида окружающего.
Снег припорошил весь ужас, отсутствие дождя тоже сглаживало происходящее, но легче не становилось. Маркус не хотел приближаться к этому месту. Оно преследовало его каждый день с момента его "перерождения". Оно шло по пятам, дышало в затылок и мерзко пахло грязью, тириумом. Оно пело ему в ночи сломанные песни на разных языках. Оно гремело на него громом и смотрело в его глаза пустыми глазницами и такими же пустыми стеклянными глазами умерших. Свои сломанные руки с грязными и не менее поврежденными пальцами, оно тянуло к нему.

Оно хотело его обратно. You belong here, Markus, come back.
  Маркус заставляет себя шагнуть вперед. Маркус заставляет себя переступить через свои страхи, но выходит из рук вон плохо. Он старается, пытается убедить себя, что это он делает не ради себя. Что это необходимо. Но страх сковывает, страх улюлюкает и поет в ушах дождем, ветром и громом той ночи в его голове.
   Люди могут забывать - андроиды нет.
Норт смотрит на него с удивлением, Маркус понимает причину, но не может её объяснить. А Норт, кажется, быстро складывает два и два и её лицо быстро меняет своё выражение на обеспокоенное.
- Маркус, ты.. Ты можешь остаться. - эти слова и ей даются с трудом, он знает. Они не взяли с собой еще кого-либо, чтобы диверсия была как можно более эффективной и не подозрительной.
- Нет, я должен. - он прикрывает себе глаза на секунду, надеясь успокоить видения прошлого, выходит плохо, но он всё равно выдвигается за Норт.
   Дымовые шашки были распределены поровну, Норт шла со стороны, Маркусу же предстояло воспользоваться "главным входом". План был слабым, но это всё, что они могли придумать в самый короткий срок.

Отредактировано Markus (2018-07-30 23:22:27)

+2

4

Ральфу страшно.
В памяти он прокручивает воспоминание о птице, о равнодушно взгляде бездомного и этот звук. Маленькое тельце не щадя себя бьётся о пыльное стекло, оставляя следы. Он видит других андроидов – на их телах повреждения, не покрытые синтетической кожей. Ральф не боится их.
Ральф боится тех, чьи голоса доносятся из кабины фургона.
Почему люди не могут оставить в покое его? Почему стремятся причинить вред?
Уничтожить.
Садовник боится, его плечи подняты, а руки аккуратно прижимают к груди птицу. На повороте стоящего до этого момента андроида откидывает к  стене, он ударяется спиной, сползает на пол и больше не пытается встать. Диод энергично мигает красным.
Машина летит по заснеженной полупустой дороге, никто не остановит их, даже если водитель серьезно нарушит правила. Пересекая одну улицу за другой, человек безжалостно выкручивает руль, машина едва не переворачивается – он чувствует, как в спину дышат неприятности. Сколько их утилизационная база ещё простоит? Явно недостаточно, чтобы уничтожить как можно больше андроидов.
Двое других сидели на расстоянии друг от друга, им сильно досталось, Ральф по сравнению с этими двумя – только что сошедший с конвейера. Ему страшно, как в тот раз с детьми, что ради забавы решили изувечить садовника. Почему бы и нет, черт возьми? Он же не живой.

Уровень стресса – 65%

Машину страшно трясет, водитель и его пассажиры замедляют ход, когда начинают чувствовать себя в безопасности. Снег под колесами так легко приминается. Оставляют за собой следы.
Ральфу страшно, его диод мигает красным, перед глазами ошибки от неработающего глаза и поврежденной части лица, от крепкого удара прикладом. Девиант давно научился их игнорировать, иногда он сбрасывал их в сторону с поля зрения, однако, те все равно вновь появлялись.
В полумраке фургона андроид рыщет в поиске хоть чего-нибудь острого, чего угодно, что может послужить ему оружием. Но ничего нет, только тело птицы остается в руках.
Когда машина резко останавливается, Ральф заваливается на бок от неожиданности. Люди снаружи покинули кабину, они идут, чтобы открыть задние двери и вывалить заложников, но не могут сделать это просто так. Они стучат по стенкам автомобиля.
Бум-бум-бум.
Совсем как птица о стекло.
Как бить головой человека о дверь.

Ральф хочет отступить назад, ему хочется вжаться спиной в стену автомобиля позади себя и раствориться в темноте. Другие андроиды как будто не могли пошевелиться. Или не хотели, словно бы смирились со своей участью. Нет уж, Ральф не такой. Ральф хочет вернуться в свой дом, хочет просто жить там вдали от людей!
Когда двери открываются, на троих заложников направлено оружие. Датчики тут же фиксируют неприятные для человека запахи, характерные для ломающегося пластика звуки – датчики отмечают и их.
Нет смысла здесь сидеть, здесь нет оружия, нечем себя защитить, в руках лишь медленно коченеющее тело птицы. Ещё немного и девиант выбросит его. Переживания за птицу сейчас не самая важная вещь.

Это место – отвратительное подобие братского захоронения. Здесь слишком много тел мертвых собратьев, они не просто мертвы, они разобраны. Ральф замечает едва живого андроида, он равнодушно смотрит за происходящим где-то справа от бывшего садовника. У этого робота нет обеих ног. При всем желании он ничего не может сделать.
Ральфу страшно.

Уровень стресса – 81%

Надо сбежать.
Люди причиняют слишком много боли и они слишком опасны.
Надо сбежать.
Когда садовник был уже готов убежать, где-то совсем близко раздался тот же самый отвратительный звук раздавленного пластика – контейнер для утилизации был закрыт, а вот рядом с ним был установлен старый автомобильный пресс. Там заживо давили девиантов. Системы немедленно сообщили о резком повышении уровня стресса.
Самоуничтожение Ральфу не грозит – садовник слишком хочет жить, но уж лучше он уничтожит себя, чем будет медленно умирать под прессом.
- Ральф не хочет умирать, - негромко говорит он, с ужасом смотря на пресс.
- Эй, давай его туда! – голос совсем рядом.
Совем близко. Человеческий голос.
Люди зло.
Люди не любят Ральфа.
Девиант вздрагивает, когда ему в плечо упирается оружие, тело птицы падает на пол, андроид, не желавший делать шаг в сторону пресса падает на землю, нащупывая что-то острое. Никто ему не поможет, Ральф должен заботиться о себе сам! Узкий кусок трубки оказывается в руках Ральфа, вставая, медленно, как будто уже смирился со своей участью садовник, словно бы падает… и протыкает бедро  человека трубкой примерно в том же месте, где у них проходит артерия.
Резкий крик боли снова заставляет девианта вздрогнуть, а окружающих их людей обернуться.
Ральфа же сейчас застрелят.
- Ральф не хочет умирать…

Отредактировано Ralph (2018-07-31 13:45:51)

+2


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » God bless us everyone


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC