Радость обретения и терпение. Отбить, присвоить, найти, понять. Все эти задачи ставились и выполнялись, потому что Стив эгоист, потому что он хотел обратно себе хотя бы кусочек себя. Сколько ему ждать?
Броку еще не доводилось видеть Капитана настолько близко, что возможно разглядеть узор нитей радужки, ощутить кожей чужое неровное дыхание... будь у лейтенанта чуть менее развит инстинкт самосохранения, он бы обязательно грязно пошутил, но уж лучше Роджерс будет пытаться убить его взглядом, нежели впечатает кулачище в челюсть или ребра.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » an uncertain path » i'll do this my way, baby;


i'll do this my way, baby;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I'LL DO THIS MY WAY, BABY;
love is the new, denim or black, skeleton guns, our wedding bells in the attic [ц]

http://s9.uploads.ru/Ogw5v.png

данте х цереза

милые бранятся, только заказами мерятся///

+1

2

http://s3.uploads.ru/1GASD.png http://sd.uploads.ru/m6Wr1.png http://s9.uploads.ru/hm923.pngпамять, предвидение и фантазия — прошлое, будущее и миг сна между ними — заключают в себе один мир, один бесконечный день. знать об этом — мудрость.
использовать это — искусство.

1
[indent] Вся правда в том, что она ненавидела это место.
[indent] Всей чёрной душой, всем тщеславным сердцем — вся правда в том, что она никогда не зайдёт сюда просто так, без повода; не захочет пропустить стаканчик на ночь, в приятной компании; никогда, ни на минутку, не задержится в просторной дамской комнате, не взглянет лишний раз в антикварное зеркало, и никогда не попросит бармена обновить, нет, повторить свой напиток.
[indent] Никогда и не в этот раз.
[indent] Она не полюбит эти пустые каменные барельефы, эти гротескные изваяния в агонии и вечном отчаянии; не оценит изящность и уникальность резных мученников-стульев, не остановится на мгновение, чтобы заворожённо (или испуганно?) взглянуть на голодно скалящиеся стены. Ни старинного патефона, ни мраморной барной стойки не коснётся её искренняя улыбка. Её не привлечёт высокий и такой чарующий помост для приватного танца, не соблазнит широкий ассортимент с яркой неоновой подсветкой.
[indent] Одну загадочную судьбу с оливкой, пожалуйста.
[indent] Как глупо ненавидеть то место, где однажды окажешься.
[indent] Родин знает, что врата — это бизнес, просто насмешка, заработок средств на бессмертную старость и удобная приманка для таких как она; проклятая душа в этом проклятом мире. Проходи, располагайся — сверкнут демонические глаза, родится дьявольская усмешка. Тебе здесь рады — (ложь, обман) и вот отец работорговли, мистер «это всего лишь бизнес»  ловко наполнит крошечный бокал сладким нектаром надежды.
[indent] Или всего лишь мартини?
[indent] Так было всегда, но не в этот тёплый вечер.
[indent] Она вошла в дверь крошечного ресторанчика с приглянувшимся ей забавным тюленем; махая своей странноватой лапкой, нет, карикатурным ластом, он приглашал её попробовать лучшие морепродукты в городе. Нарисованная улыбка такая широкая (почти стёртая от постоянной влажности), совсем не голодная; ей искренне жаль, что за ней нет ничего, кроме мрачного прикрытия для потустороннего бара.
[indent] Никаких морепродуктов, никакого улыбающегося тюленя.
[indent] Меню дня: два мужских отчаяния сорокалетней выдержки.

Вывеска внушает надежду, что однажды ты сменишь этот убогий интерьер. - звук каблучков нарушил и следом влился в тихую мелодию патефона; идеальный дует двух таких разных миров. Её — гибкой, грациозной ланью шагнувшей в неоновые отблески и двух мрачных порождении, красной коже по чёрному шёлку.
[indent] Однажды мистер бизнес повстречал мистера долговая яма.
[indent] И полупустой бокал — яркое тому подтверждение.

Ты опоздала. Да ещё и ненужных блох с собой притащила. — уперевшись широкими ладонями в холодный мрамор, Родин, ах, простите, мистер «я ненавижу животных» взглянул страшно, почти насмерть, но она и не подумала испугаться. Слишком давно и слишком хорошо знала — бояться тут стоит явно не ей.

Ну что тут скажешь… я просто обожаю тащить в дом бродячих котов. — а взгляд такой хитренький, улыбочка — елейная, и глаз от фигуры в красном не отведёт.
[indent] Внутри неё живёт модельный фотограф, ценитель настоящих чувств и постоянный эксперт с природной интуицией, который напомнит, который подскажет, какую эмоцию она должна изобразить. Что ей, проказнице-чертовке, на самом деле показать — фальши в ней столько, что проще признаться.

Покажи мне иронию, детка!
Вспышка.
Покажи мне горькую обиду!
Вспышка.
[indent] Чёрный комок в её руках пошевелился; устало повернулся и зевнул, обнажив немногочисленные острые клыки — детская шалость, не больше. Котёнок, рыльце в пушку, место которого не здесь, не в этом богом забытом месте. Она и не взглянула, лишь осторожно и молчаливо присела на краешек высокого стула. Тихо скрипнула кожа -  чёрный на чёрном, платье в пол точно по фигуре. И лишь спина — один сплошной и идеально очерченный вырез. Тьма и серебро, что поручились за неё.

К чему это душещипательное воссоединение, Родин? Или тебе так быстро приелась ваша маленькая мужская компания? - вальяжно закинет ножку на ножку, придирчиво окинет взглядом Данте (снова в красном и снова забыл причесаться) — отвернётся, и крошечный бокал тут как тут, розовый и сладкий, как пустые надежды на будущее.
[indent] Как жизнь, настоящая, неловкая, которой у неё никогда не было. И не будет?
[indent] Подернутый звёздной дымкой, холодный полумесяц выглянет из-за густых, кустистых туч, но никогда их не коснётся.
[indent] Не здесь, не в этом чертоге забытых и отверженных.
[indent] Темноты в них больше чем алой крови.

Теперь можно начинать. — тускло блеснули глаза демона, мрачных губ коснулась плотоядная усмешка: — Вы оба… слыхали об ангельских и демонических пластинках?
[indent] Она знала, что эта прелюдия перед настоящим разговором скоро сыграет в ящик.

Ты всё ещё без ума от этой безвкусицы? — её тонкие пальцы привычно обхватили высокую ножку бокала, рябь прошла и тут же исчезла, точно тронутая шпажкой оливка. Алые как кровь губы оставят яркий отпечаток на стекле прежде, чем улыбнутся.

Надеюсь, ты их уже продал?
[indent] По кривой, совсем недоброй, усмешке Родина она поняла, что поторопилась.

Их украли. Прямо отсюда, потому что бар мои малышки не покидали. — щелкнул переключатель, и — о чудо! — стойка в выпивкой сменилась широким бархатным футляром, скрывавшим в себе с десяток старинных сокровищ. Некоторые, тоньше стекла, — из обсидиана, некоторые, словно впитывающие весь окружающий свет, — из чистого золота. — Семь ангельских благословений и семь смертных грехов, к вашим услугам.
[indent] Мир воистину прекрасен.

Семь пластинок, семь чудес света… знаешь, Родин, а ведь мне посчастливилось знать и восьмое. — и как бы невзначай, словно играя, закинет стройную ножку на колени полукровке. — Как жаль, что у этого чуда земля из-под ног вечно уходит.

Покажи мне издёвку, крошка!
Вспышка.
Покажи, что тебе вовсе не больно!
Вспышка.
[indent] Ей хватило и удара, чтобы выбить стул из-под его крепких ног, но, нет, всего на секунду. Как, чёрт возьми, ловко он приземлился! Фыркнув, она отвернулась — словно прекрасная скульптура, недовольно дующая свои пухлые губки.
[indent] Удар демонического кулака — и чёрный котёнок проснулся.

Это всё чертовски трогательно, правда. Но может вы оба оставите свои семейные неурядицы и сначала отыщите мои долбанные пластинки? — вытащив первосортную кубинскую сигару, Родин прикурил от собственного пальца; демоны никогда не меняются. А вот котёнок, что спрыгнул с её рук, с удовольствием потянулся на барной стройке. Потянулся — и оскалил свою хитрую лживую мордочку.
[indent] Впору признать, что ад — искусный мастер по части обмана.

Не хватает Гнева и Вдохновения, послушаешь любую по отдельности — и так головной боли не оберёшься, а в миксе… — не котёнок, демон под его личиной (а стоило ли сомневаться?) расплылся в хищной ухмылке. — Вот именно поэтому я предпочитаю классику.

Твоё мнение никому не сдалось, Ча-Чат. Что слышно на улицах? — короткий поворот татуированного лица замирает на крошечном тельце в тот самый, когда лжец рассмеялся. Раздался звук, словно кто-то настойчиво блевал в шахту.

Ну ты знаешь, старик… переполох здесь, кровавая резня там. — облизнул лапку, почесал сам себя за ушком, —  Это парни из высшей лиги, потому что они знают, зачем проливать столько крови на этих старых улицах. — узкая кошачья мордочка раскрыла ещё пару лживых глаз. — Этот жалкий пидор тебе докучает, крошка?
[indent] Она едва не рассмеялась.

Прости, Чати… я уверена, ты и сам неплохо вылижешь свои яйца. — раскрыла зеркальце, поправила макияж — раскатистый смех Родина заполнил собой весь мрачный бар и скрыл то жалкое шипение, то недовольство, что издал пушистый наблюдатель. Скрыл-спрятал и грязное ругательство.

И всё же блохастый кое в чём прав. — Родин небрежно стряхнул пепел и продолжил, — Не только Ямато способен открывать порталы. В таком городе, как этот чёртов Вигрид, где пятьсот лет назад реки ангельской и демонической крови заполнили собой все улицы, да и все ведьмовский шабаш был стёрт с лица земли...
[indent] Если бы взгляд мог убивать, Родин уже был бы покойником.

А ты просто обожаешь напоминать мне об этом, я права, Родин? — а в глазах горечь и печаль, который она не покажет, не откроет даже самой себе. Одиночество — что камень с цепью, и всё на её шее.
[indent] Но вместо извинений, старый демон хлопнул в ладоши.

Думаю, этого должно хватить в качестве компенсации. — ведьма с интересом наблюдала, как мистер бизнес вытащил и с гордостью продемонстрировал чемодан, полный туго перевязанных банкнот. — Здесь сорок девять тысяч семьсот восемьдесят баксов. Получит тот из вас, кто первым вернёт моих деток домой. Целыми, хочу отметить.
[indent] Ча-Чат как-то странно хмыкнул.

Мог бы и накинуть для ровного счёта, старпер, — заметил демон почти укоризненно, словно отстаивал собственные интересы.
[indent] Ведьма прошлась ладонью, будто веером, по новеньким купюрам и с удовольствием отметила, что в этот раз они явно не меченные. Закрыл чемодан торгаш так же быстро — она и вовсе едва успела убрать руку.

С вычетом ваших напитков за сегодня. Двадцать — за виски, двести — за адский мартини. Будем считать, что победитель угостил проигравшего. — Ча-Чат осторожно приблизился к крошечному бокалу и удивлённо понюхал напиток прежде, чем ведьма погнала его прочь.

И эта розовая параша стоит двести баксов? Понимаю, почему ты её бросил, приятель. — рассмеяться демон не успел; одним изящным и категоричным движением руки, она скинула кота прежде. Прежде, чем взвывший от недовольства демон неуклюже упал на пол.

Похоже не все киски приземляются на лапы? — её усмешка выглядит победоносной, а взгляд — взгляд уже коснулся Родина. — Два часа. И я приведу вора живым и даже почти невредимым. А что может тебе пообещать наш здоровяк?
[indent] Взгляд Родина задумчиво остановился на Данте в тот самый момент, когда леденец коснулся её губ.

Давайте поступим вот как… — спрыгнув с высокого резкого стула, она сделала пару вальяжных шагов к полукровке и с нежностью провела ладонью по его плечам. Немного размяла, прижалась к спине мягкой грудью и томно шепнула на ушко, — Если откажешься, обещаю извиниться перед тобой так, что ты ещё месяц ни о какой работе помышлять не будешь. Ты же знаешь, mi amore, я никогда не бросаюсь такими обещаниями просто… — поиграет с молнией брюк, поцелует за ушком и тут же, словно и не было, отстранится, — … так. Так что ты выберешь, меня или…

— … без малого пятьдесят тысяч.  — сухо произнёс Родин и потряс, словно в напоминание, полным чемоданом деньжат.

Не думал, что это скажу, но пятьдесят тысяч дадут фору даже твоей заднице, детка. — и как же гаденько Ча-Чат усмехнулся!
[indent] Она нашла в себе силы лишь топнуть ножкой.

Родин, ты… — мистер бизнесмен лишь примирительно поднял руки, а следом затушил сигару… — А с тобой, Чати, мы ещё потом серьёзно поговорим… — она могла поклясться, что этот демон в шкуре животного своей неуклюжей лапкой показал ей всё, что об этом думает!
[indent] Значит, война.

Не переживайте, мальчики. Мамочка лично угостит вас сочным хером в рылом после того, как заберёт свои денежки. Не скучайте, — крутанётся на каблучках, сверкнёт амулетами и серьгами-бабочками, и от бедра направится прочь, к выходу. Ча-Чат усмехнулся.

И вот ещё что, Байонетта. Жанна может быть у них.
[indent] Глаза демона видели все пути, кроме этого.
[indent] Развернувшись так резко, быстро и изящно, словно горная река, её рука, нет, проекция Мадам Баттерфляй, схватило его так крепко, что демон взвыл, будто ошпаренный. От неожиданности и боли, он сбросил бремя плоти и открыл свою эфемерную сущность — действительность — склизкий и тощий, лицо (или то, чем пыталось предстать) усеяно глазами, что ночное небо — звёздами. Недовольство его впитало в себя гогот дикого гуся и мерзкий скрип ржавых петель.

И ты потрудился сказать об этом только сейчас, Чати? — она сжала кулак крепче, сильнее, и демон испуганно взвизгнул, почти закричал. Как мерзко же это выглядело!

Я не уверен, мать твою! Может они детишек своих мерзотных учит, или опять трахается с очередным Роберто, мне то что! — ещё чуть-чуть, и треснут кости.
[indent] Родин нашёлся первым.

Убьёшь связного и сама будешь искать нового. — забрав её пустой бокал, он даже не взглянул в их напряжённую сторону.

Покажи мне жалость, детка!
Вспышка.
Покажи то, что тебя гложет!
Вспышка.

Твоё счастье, что это платье мне не хочется загадить кровью, — и, словно игрушку, бросила прочь, пробив склизким телом стену (или, быть может, дверь?). Чужой крови цвета мочи всё же суждено пролиться.

… — Сука ебанная! — Ча-Чат вырвался из-под обломков в тот самый момент, когда дверь за ней с треском закрылась, — Надеюсь ты вшей лобковых подхватишь от своего следующего гандона, шмара стервозная!
[indent] На расплывшемся лице инфернальной твари глаза будто потемнели, мгновение — и вовсе чернее ночи.
[indent] Тишина, что застала врата врасплох.
[indent] Мистер бизнес, что простился с леди стервой.
[indent] И, делая этот неприятный вечер совсем уж гадким, там, за хлопнувшей дверью, грянул гром.
[indent] Пришла пора положить голову в пасть буре.

2
[indent] У лени три лица, три ипостаси.
[indent] Отеть что высшая, порок что вечен, отсутствие что причина. Вредная привычка, нежелание или непринятие дисциплины — ему не перечислить всего, что ему причисляют. Грех, вина, дармоедство — он смотрит в потолок, грязный и обшарпанный, как и его жизнь и не видит ничего, кроме самого себя. Кроме трещин — точно шрамы на его изувеченном теле. Один, особо глубокий, не спас даже толстый слой штукатурки.
[indent] Коснувшись старого мёртвого шрама, он вздыхает.
[indent] Пальцы пахнут пеплом и паприкой.
[indent] Он закрывает глаза — и вот, словно вчера, раненный и ослеплённый, он рвётся из цепей, скалит зубы словно голодный дикий зверь. Почему он здесь, война ещё не закончена! Он рычит, бьётся об стены, кровь, его грязная, горькая кровь везде и повсюду. Ведьмы, кто окружили его, кажутся почти удивлёнными.
[indent] Растерянными, изумлёнными, восхищёнными, но никак не напуганными.
[indent] Напуган лишь он, до слёз,до яростного крика.
[indent] Реальность приходит с громом — он нелепо потянется, моргнёт одним глазом и пошарит рукой по карманам. В руке у него пистолет, в другой — дешёвая полупустая пачка сигарет. Решить, что сунуть в себе рот — дуло или фильтр — с каждым днём всё сложнее.
[indent] Ленни, на колени.
[indent] Когда… и, главное, кто это говорил?
[indent] Он прикуривает от пальца, потому что дотянуться до зажигалки — вон она, в самом углу, брошена им самим в полу бредовом запое, — не представляет возможным. А он слишком бестактен и ленив, чтобы выдавать себя за кого-то другого.
[indent] Вот и его новая подружка, кажется, обо всём поняла — слишком притихла и как-то странно сидит, смотрит на него. Но Ленни не против — он лежит, молчаливо курит, стряхивая пепел куда придётся и рассчитывает собственные силы на две последние банки Гиннеса. Шрам поперёк глаза жутко чешется.
[indent] Буря уже у порога.

Ты не бойся, я тебя и пальцем не трону. — он поворачивает голову и наблюдает, как светловолосая ведьма — Жанна, так ведь? — прожигает его самым нелицеприятным взглядом. Невольно вздохнёт, задумчиво почешет, скорее инстинктивно, аккуратную бородку — Ленни, чёрт возьми, на колени. Он не винит её, нет, ни капелки -  женщин он не похищал столько, сколько себя помнил.
[indent] Даже при живом Мундусе.

По правде говоря, скоро ты меня даже полюбишь. Но не будем забегать вперёд, верно? — растерянная, почти юнцовая улыбка коснулась его тонких кривых губ и зазмеилась к длинному шраму у самого глаза. Ленни знает, как это выглядит.
[indent] Вот и его подруга морщит свой хорошенький носик.
[indent] Кажется, он снова закрыл глаза — сон давно стал ему карой, нет, последним напоминанием.
[indent] О собственной трусости, о его жалкой слабости; даже о тех, кого он не смог спасти. Кошмар из озона и крови, рек свежей крови и сломанных женских тел, погребённых под ангельскими тушами. Справедливость, влюблённость, честность — их золотые трупы давно погребли под собой весь Вигрид. А он, растерянный и охрипший, сжимающий затупившуюся косу из последних сил — кровь на губах, кровь повсюду — он всё ещё ищет, всё ещё зовёт её по имени.
[indent] Любимая, где же ты?
[indent] Вспышка.
[indent] Молния осветила собой всю радиостанцию.
[indent] Он привычно зевнул и решительно потянулся к пиву в тот самый момент, когда позади раздались чьи-то шаги. Жадюге Нэн опять не спится.
[indent] Пора бы подкрепиться.

Он здесь, — она хромает на левую ногу, и он, даже сидя к ней спиной, почти видит то очаровательное колечко-пирсинг в её аккуратненьком носике; малышка на миллион с ужасным характером и мерзким имечком, — Твой выход.
[indent] Похоже, действительно его.
[indent] Он прощается с дамой поклоном и вежливым lo siento, держа в руках две последние банки тёмного Гиннеса. Он прощается, и пепел падает на пол с его футболки, где «Я уважаю женщин» превращается во что-то нелицеприятное. Он прощается, в ковбойских штанах и шлепках на босу ногу, этот демон-пацифист с самым нелепым именем на свете. Прощается, чтобы спуститься по ступеням в ливень, прикрывая отсутствие глаза широкими солнцезащитными очками.
[indent] И там, внизу, его уже встречают.
[indent] Красный на красном, наследие чёртого Спарды.
[indent] И он, поёжившийся под ливнем, мгновенно про мокнувший до нитки, помашет перед прибывшим пивом.

Йоу, ты ведь Данте? Младшенький старикана Спарды... будем знакомы, я — Ленни, ну и вроде как твой большой фанат. Фортуна, Темен-ни-гру… — слишком худой и высокий, он стоит под проливным дождём, чуть сгорбившись, — … да и ещё куча всего. Но тут такое дело, парень. — его крепкий и низкий, совсем не по фигуре, голос с лёгкостью перекрикивает окружающий грохот; в городе, где мелодия пластинок вот-вот поглотит собой миллионы умов, — Дальше тебе вроде как нельзя, потому что один мутный типок и моя поехавшая напарница страсть как хотят спустить с тебя семь шкур… но есть альтернатива получше. Мы можем просто сесть и выпить за знакомство, что скажешь?
[indent] И молния, озарившее мёртвое небо, послужила ответом.

Отредактировано Bayonetta (2018-07-14 12:30:04)

+2


Вы здесь » heimförin » an uncertain path » i'll do this my way, baby;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC