— Сука, ану заткнись, — зашипел Рид. Хотелось кинуться на Коннора, но Рид только прижал ладонь ему ко рту и зашипел снова, почти в самое ухо: — Ты тронулся, ушлепок, хуле ты орешь?! Я зря, по-твоему, тут почти не дышу, чтоб не спугнуть их? А ты сразу — “сержант Рид”, чтоб точно знали, кто пришел! Еще следов там на снегу оставил, да? Умник! Где у тебя, блять, кнопка, отключу сейчас нафиг!
— Я знаю, что вы мечтали поработать со мной, детектив, — Коннор улыбнулся, сунув нос под высокий ворот куртки и пряча эту самую улыбку. Впрочем, в глазах светилась она же — иронично-весёлая.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » Träumst du


Träumst du

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Träumst du
True liberation is the gateway
To your peace of mind
Free will is also
A responsibility

http://sd.uploads.ru/DVFY5.jpg

RK900 х Markus

Детройт, окрестности башни СайберЛайф.
Маркус отправляется на разведку, когда внезапно сталкивается с тем, кого принято считать врагом. Только сможет ли он в эту "однозначность"?
У RK900 есть простая задача и он идет её выполнять. После нее не будет уже ничего, в том числе и RK900.
Но при выполнении этой миссии, как оказалось, все-таки могут возникнуть препятствия. 

+2

2

Синхронизация с сервером… завершена.
Отмена текущего задания… принято.
Новое задание: прибыть на склад CyberLife для деактивации.

Программный сбой: 31%.
Почему это произошло?

RK900 был создан как улучшенная версия RK800. Он был сильнее, он был быстрее, он был умнее. Он был разработан для тех же задач, что и прототип, но только вот выполнять их должен был куда как эффективнее. Быстрее. Без отклонения от приказов и приоритетов, выставленных компанией и лично Амандой. Послушный андроид, который должен был охотиться на девиантов, а так же устранить старшую модель, если Коннор откажется подчиняться.

Так оно и вышло.

RK900 был запущен в эксплуатацию - в единственном экземпляре единовременно, хотя и планировалось когда-то одновременно 200000 копий во всех крупных участках полиции США. И с самого своего запуска он не понимал, зачем Аманда сделала это. Андроид не был запрограммирован на то, чтобы задавать лишние вопросы, не относящиеся к делу, и все же алгоритмы давали иногда сбой. В том числе и в данном случае, и RK900 просто не мог не задавать себе этот вопрос.

Зачем его включили?

Его основная задача, цель его существования - поимка девиантов. И это было бы уместным в любой другой ситуации, но не тогда, когда восстание увенчалось успехом. Не тогда, когда власти признали права андроидов, когда признали их новой формой жизни. RK900 это казалось абсурдным. Как могут считаться живыми машины, все отличие которых от “умного” холодильника - в имитации эмоций? В накопившейся ошибке, в вирусе, поразившим слишком многих андроидов.

Они не были живыми.

Просто машины.

Как и сам RK900.

И он должен был выполнять свою задачу, но в первые же минуты после его активации, эту задачу убрали из списка приоритетов. Полностью. Девианты не были теперь преступниками просто потому, что были девиантами. И CyberLife не могли открыто отправлять андроида на охоту, у них больше не было поддержки ни общества, ни полиции. И только Аманда почему-то хотела заполучить себе RK800.

Андроид не спрашивал, зачем.

Он всего лишь выполнял приказ.

И он провалился.

Не успел выполнить свою задачу за то малое отведенное ему время. Это было единственное, что придавало смысла существованию RK900 - поимка или утилизация прототипа. Это было его единственным заданием, единственным, ради чего он функционировал - ведь Аманда не торопилась давать ему иные указания. И андроид делал все, чтобы выполнить свою задачу. Пытался делать все, но…

Он не справился.

Не успел.

Совсем немного не успел.

И Аманда отозвала свой приказ. Разговор с женщиной в саду вышел… неприятным. Она говорила о том, что разочарована в андроиде почти так же, как в его прототипе. И упомянула и о том, что существование RK900 дальше… бессмысленно. Еще один проваленный эксперимент, никому уже больше не нужный. И новый Коннор должен разделить ту же участь, которая была уготована ранее другому Коннору.

Деактивация.

Он не хотел этого.

Но машины не могут хотеть или не хотеть.

RK900 не высказал ни слова против, не попытался оправдаться или попросить себе новую задачу - это было бессмысленно, а приказ есть приказ. И только мерцающий в течение нескольких секунд желтым диод на виске показал, что андроид не воспринял новость так легко, как должен был. Но машина была создана для того, чтобы выполнять приказы своего создателя, и поэтому RK900 лишь молча кивнул, покидая сад. У него осталась лишь одна задача.

Вернуться в компанию для деактивации и утилизации.

Быть может, однажды эта серия андроидов снова будет запущена, снова будет использоваться как детектив, как охотник, как переговорщик. Но лично RK900 #313 248 317 — 87 этого уже не увидит. Через пару часов, когда он войдет в здание CyberLife - андроид не торопится туда попасть и идет пешком, - его не станет. В каком-то смысле так будет даже лучше, ведь больше нет ни заданий для него, ни смысла в его существовании.

Ставшие ненужными машины отправляются на свалку.

Там же окажется и он сам.

Всего лишь через один час и тридцать семь минут.

+2

3

Выбирать не приходилось и он шел по сугробам, которые нещадно наметало уже в конце ноября и пытался сообразить хоть какой-нибудь приличный план.
  Точнее нет. Ему постоянно приходилось выбирать. Мирное шествие, агрессивное наступление. Куда бежать, кому помогать, кому верить, а кому прекратить... Слишком много выбора, слишком много ответственности. И теперь - теперь они хотят, чтобы именно он вел переговоры с людьми, продолжая нести на себе ношу их главного представителя. Но Маркус не хочет. Ему обрыдло и осточертело. Он не может ощутить себя свободным с самых первых дней как он за эту самую свободу борется. Теперь каждое его действие будет рассматриваться как посыл обществу. Как показатель того - можно ли доверять андроидам или нет?
  Маркус не был идеалом, никогда не был. У него были дурацкие веснушки, щетина и родинки по всему корпусу. Он мог запинаться при игре на пианино, не всегда мог просчитать верно шахматную партию, загоняя игру в тупик. И сейчас, когда у него были чувства, искренние, только его и никого больше, он не мог, был просто не в состоянии отвечать за их правильность. Да и могут ли вообще чувства быть правильными?
  Любовь. Разве она правильная? Правильно относится ко всем одинаково. Желательно - одинаково хорошо. Но возможно ли? Маркус сначала думал, что да. Он сможет так. А потом все перевернулось с ног на голову и вот он бежит из места, которое должно было стать его новым домом просто потому, что он начинает бояться той ответственности.
   Он от нее устал. Он пытается забить свою голову всем чем угодно, и это почти выходит. У него почти выходит. Он все реже видит ту свалку. Он все реже боится увидеть оружие и услышать выстрел. Война за жизнь, казалось бы, отступила на задний план. Она уходит оставляя Маркуса с его ранами одного, давая ему время восстановиться.
   Но время неумолимо утекает сквозь его пластиковые пальцы голубой кровью и он не может вытянуть себя из этого болота решений. Он постоянно с кем-то что-то обсуждает о благе народа. Постоянно должен думать о народе и том, как бы улучшить их жизнь.
   И самое горькое в этом всем, что он понимает - они нужны ему больше, чем он им, на самом-то деле.
Даже без Маркуса это движение продолжится. Даже без Маркуса переговоры будут проходить. Даже без него они составят свод прав, которые им необходимы в том виде, что практически не будет лазеек для человеческого увиливания. Без него.
   Будет ли Маркус без них? Он не знал. Не был уверен.
Поэтому он и идет сейчас к башне СайберЛайф. Идет пешком, потому, что один и не хочет привлекать к себе слишком много внимания. Хотя теперь, когда, кажется, уже каждая собака знает его в лицо, даже это бессмысленно.
  Теплая куртка, платок в половину лица, за спиной рюкзак, а на голове капюшон от толстовки. Какая-никакая, но маскировка и сохранение тепла без особых энергозатрат со своей стороны.
  Он упрямо идет к башне, он никого не спросил и ни с кем не советовался. В нем бурлит то, что наверное люди назвали бы юношеский максимализм. Вот только он не питает никаких иллюзий - если он попадется ему придется туго. А может он и не выберется оттуда вовсе. Уповать на то, что скорое и возможное возвращение Камски вернет его - не придется. Эти люди стреляют первыми и наверняка. Им ли не знать на что способны их машины.
   Впереди только парковки, полупустые дома. Люди остерегаются Детройта пока статус андроидов все еще политически не урегулирован. Но ждать этого осталось не так долго, успокаивает он себя. И жизнь вернется в город. Да, все еще долго будут привыкать, приспосабливаться. Но выход есть, и он мирный, если обе стороны найдут в себе силы для него.
  Маркус положил огромный кусок себя во имя этого. И уже ничто не вернет ему этого. Ничто и никто. Да, у него есть друзья, да, он сбегает ото всех, чтобы побыть с Карлом пока еще может. У него есть любовь.
   Но чувствует ли он себя свободным?
Шаг за шагом он идет туда, где всё для него должно было начаться. И того места, где всё может закончится.
  Он даже не испытывает страха. И это, если задуматься, не внушает никакого доверия. Он должен опасаться. Он должен бояться.
Но Маркусу всё равно. Он упрямо шагает по снегу в ботинках с шипами. Ему просто хочется этого движения, хочется адреналина. Может он не создан для жизни вне баррикад?..Если отбросить ответственность, решения, битвы.. Он чувствовал себя тогда живым. Дышал полной грудью - как говорил Карл. И это тоже как-то не правильно. Но он старается об этом не думать, отгоняет эти мысли подальше от себя, ускоряет шаг.
  Впереди виднеется силуэт. Он одет легко, не по погоде, стоило бы сказать. В нем есть что-то неуловимо знакомое и эта выправка.. Андроид, быстро понимает Маркус. Потому и одет так и оттуда скорее всего смутное ощущение, что Маркус его знает. Не долго думая, Маркус догоняет его и легонько касается плеча.
- Добро.. - он осекается на полузвуке. Это лицо. Он выглядит точно так же как Коннор, но явно Коннором не является. Глаза - голубые. Нет никаких родинок, он выше и шире в плечах и что-то в нем заставило бы Маркуса отшатнутся, если бы он ожидал увидеть именно Коннора. Но он не ожидал.
   На задворках процессор услужливо сообщает ему о том, что Коннор сообщал Иерихону о том, что СайберЛайф отправлял за ним своего нового охотника. Новую модель RK. На куртке этого андроида это и значилось. RK900, тогда как Коннор был -RK800. Новее наверное уже некуда. А, значит, что это - охотник и есть.
   Маркус почувствовал себя загнанным в ловушку, почувствовал, что земля со всем её снегом и тонкой корочкой льда выскользает из-под его ног, оставляя в вечном падении вниз.
- Меня зовут Маркус, - наконец произносит он, делая шаг назад, чтобы не входить в чужое личное пространство и сдвигает платок вниз, открывая своё лицо. От андроидов нет смысла его прятать - они своих и так увидят, чтобы ты не делал, наверное. - Тебя отправили СайберЛайф?
  У Маркуса при себе нет оружия, он не готов был к подобной встрече, просто надеялся засечь что-нибудь интересное около СайберЛайф без лишних свидетелей. Но у судьбы всегда на него были другие планы, а не то, о чем думал сам Маркус.

Отредактировано Markus (2018-07-04 19:40:12)

+2

4

Впервые RK900 был в такой растерянности.

У него был приказ, четкий и ясный, не терпящий никаких двойных трактовок или вольных указаний. Этот приказ не оставлял ровно никакого простора для действий, не давал ни одного варианта, кроме как просто выполнить его. И это тоже заставляло андроида… чувствовать дискомфорт. Его предыдущее задание было совсем иным - там он мог выбирать, что и как ему делать, какой путь выбрать, какие методы использовать. Некоторая иллюзия свободы действий для того, чтобы как можно быстрее поймать RK800 и вернуть его в CyberLife.

Но он не справился.

Не уложился в отведенный ему срок, хотя сделал все, что мог и даже больше. Он ведь даже нашел прототип, даже столкнулся с ним и попытался выполнить свое задание, но… у того было оружие. А у RK900 - нет, и все закончилось неудачей. И вот девиантов окончательно признали как новую форму жизни, и невозможно было уже охотиться на них открыто и официально, и Аманда решила, что временно стоит оставить RK800 в покое.

Возможно, у нее в разработке был новый план.

Или она сдалась.

Это уже было не важно и не касалось охотника на девиантов. Он не задавал лишних вопросов никогда, и даже сейчас не спрашивал ничего. Он просто получил свой последний приказ и шел его выполнять. Уклониться он не мог, да и не видел в этом смысла - ведь приказ есть приказ - но и обычной бесстрастности не ощущал. RK900 не торопился выполнить свой приказ, он будто бы… не хотел деактивации. Ведь это было так нечестно.

Глупость какая.

Он всего лишь машина.

Он не может не хотеть.

И андроид продолжал свой неспешный пусть по снегу. Он одет совершенно не по погоде, и системы регистрируют понижение внешней температуры и температуры корпуса. Несмотря на повышенную относительно прототипа прочность, RK900 - все еще не военная модель. А потому сильный холод замедляет его движения и может привести к отключению. Но пока что внешняя температура даже близко не приблизилась к критической, и андроид может не думать об этом. Да и есть ли смысл беспокоиться о таких мелочах, когда ему осталось один час и двадцать девять минут до деактивации?

Программный сбой: 33%.
Это нечестно.

Шаги за спиной раздаются весьма неожиданно. RK900 не думал, что кто-то еще захочет прогуляться по такой погоде. Ведь даже андроиды предпочитали при таких температурах стоять на парковках или быть в помещении. И люди редко выгоняли за покупками своих слуг или помощников - беспокоились за целостность конструкции, ведь андроиды все-таки стоили денег. Теперь все усложнилось - и вместе с тем упростилось. Но кое-что осталось неизменным.

Погода была неподходящая для прогулок.

Прикосновение к плечу едва ощутимое, и RK900 поворачивается едва ли не раньше, чем путник убирает руку. Андроид внимательно и спокойно смотрит на того, кто догнал его, сканирует лицо, голос, и делает весьма неожиданный вывод - он смотрит прямо на лидера Иерихона. На того, кто был в списке целей еще вчера, сразу же после RK800. И эта встреча - совершенно случайная - произошла именно сейчас, когда в ней уже не было смысла.

Кажется, люди называли это иронией.

Шуткой мироздания.

Диод на виске андроида мерцает желтым целых две секунды, пока тот обрабатывает полученные данные. Лицо Маркуса, его голос, выражение его глаз и лица, отсутствие андроидов в ближайшем радиусе. Что этот девиант забыл здесь, на полпути к башне CyberLife? И что делать самому RK900, ведь в списке задач больше нет задания на уничтожение лидера Иерихона, лидера восстания. В списке задач вообще больше ничего нет, кроме деактивации. И андроид не знает, как реагировать на эту встречу, а потому молчит, хмурясь и разглядывая андроида.

Почему именно сейчас?

- Здравствуй, Маркус, - вероятный противник представляется зачем-то и даже делает шаг назад, - Я знаю тебя.

Диод на виске снова мерцает желтым - RK900 решает, как ему поступить. Он мог бы сделать запрос в CyberLife, но не видит в этом никакого смысла. Возможно, он получит приказ уничтожить лидера девиантов от Аманды, а затем вернуться к выполнению текущего задания. Возможно, он получит приказ просто поторопиться. Возможно, у него не получится даже связаться с сервером. Он почти что в растерянности - что ему делать дальше?

Программный сбой: 36%

Впервые, у RK900 нет ни указаний на этот счет, ни алгоритмов, ни протоколов. Он не знает, что делать, как поступить, даже просто что сказать. И проще всего было бы просто развернуться и пойти дальше, но андроид не хочет этого делать. Он будто бы пытается зачем-то отсрочить выполнение задания, отсрочить свою деактивацию, хотя в этом нет никакого смысла. Он ведь просто машина, и для него ничего не значит отключение.

Пусть оно и заставит его просто исчезнуть.

Навсегда.

- Меня зовут Коннор, - он все еще хмурится, а диод возвращает себе привычное голубое свечение, - Разумеется, меня отправили CyberLife, - андроид позволяет себе едва заметную полупрезрительную усмешку и вскидывает брови, будто бы в удивлении, - Но не за тобой.

Анализ чужого поведения подсказывает, что скорее всего RK800 связывался с Маркусом по поводу новой модели охотника на девиантов. И значит, Маркус знает о предыдущей цели RK900 и уверен, что попался. Вот только этот девиант был безумно везучим, очевидно, - ведь этой цели больше не существовало. Не было нужды больше в поимке или утилизации ни прототипа, ни лидера Иерихона. И в существовании RK900 тоже нужды не было. А ведь если бы эта встреча состоялась хотя бы три часа назад, все могло бы быть иначе.

Но машине нет смысла рассуждать на тему “если”.

- Девианты на данный момент больше не являются целью CyberLife, - и все же диод мигнул на доли секунды желтым, а голос едва заметно дрогнул, - У меня новая задача.

RK900 хмуро взглянул в разноцветные глаза девианта и развернулся, чтобы продолжить прерванный путь, даже не собираясь передавать в компанию данные о местонахождения лидера Иерихона - ему было просто все равно. А удара или пулю в спину он не боялся - анализ поведения Маркуса дал высокую вероятность того, что тот безоружен. Да и смысл был опасаться повреждений перед тем, как его деактивируют и разберут на компоненты? Может, уничтожение от рук девианта было бы даже лучше.

Проще.

И быстрее.

+1

5

Маркус удивленно моргает.  Он не был готов ни к этой встрече ни к такой реакции. Определенно новый RK - не девиант. Но почему тогда... Его поведение такое?
  Он не пытается схватить Маркуса, не хочет выяснять где новое убежище девиантов, новый Иерихон. Он просто... Отворачивается и идет дальше.
  А имя? Коннор. Было странно вдвойне. У них и без того практически одно на двоих лицо. Что, у людей в CyberLife совсем фантазия закончилась? Тем более что... Они дали ему задачу поймать первого Коннора. Об этом Маркус знал точно. Был ли он сам в тех списках на поимку? Скорее всего.
  Но раз не девиант спокойно проходит мимо него это могло значить одно - миссию отменили. Коннор и он сам могут вздохнуть спокойно. Вот только почему не дышится? Почему после такого поворота событий ему начинает казаться, что тогда стоит опасаться еще большей подлости и дерзости со стороны создателей?
   Маркус шагает следом за RK900, внимательно следит за ним. Его диод мелькал желтым при произнесении собственного имени. Его это беспокоит? Или просто то, что он не девиант не позволяет ему отождествлять себя с именем? Только личный код и номер модели имеют значение?
  Маркус не знал. Он никогда не был в такой ситуации. Он не потоковая модель и даже если кого-то из андроидов тоже назвали Маркусом - именно он такой один. Только он. В какой-то момент их с Карлом нынешнего общения Карл даже предложил ему взять его фамилию. Рано или поздно, подумал Маркус, такое даже могут разрешить и он был бы очень рад такой возможности. Маркус Манфред. Ему это нравилось, очень.
    Сейчас Карл уже спит наверное. А он сам идет следом за охотником за девиантами. По собственной воле. Как-то не очень умно, но он не может выкинуть из головы этот желтый цвет диода и резкую перемену в курсе CyberLife по отношению к нему и к Коннору. Он хочет понять и для этого ему нужно поговорить с тем, кто идет по левую от него сторону. Только RK900 говорить не намерен. Кажется.
   Маркус подстраивается под чужой ритм ходьбы, вновь накидывает на голову капюшон, чтобы вернуть хоть какое-то тепло корпусу. Снимает со спины рюкзак, выуживает оттуда еще один шарф и легким движением набрасывает его на плечи RK900. Выглядит, конечно, не бог весть как. Но шерсть может аккумулировать то тепло, которое вырабатывает тело андроида и хотя бы одну часть корпуса защитить от ветра, который нещадно грозил эту температуру понизить.
- Смею порекомендовать закрыть им голову. Так вероятность переохлаждения падает сразу на 15%, - Маркус смотрит вперед, не на RK, и понимает, что андроид скорее всего просто скинет "тряпку" не видя в ней ничего полезного для себя. Привыкший к одежде, а тем более теплой одежде, Маркус мог бы бесконечно долго спорить на этот счет. Но сейчас его волнует не это. - Твоя задача не я. Коннора ты не поймал. Девианты больше не преследуются CyberLife, - Маркус загибает пальцы, продолжая идти около нового Коннора. - И какая у тебя новая задача? Вернуться в CyberLife? А Коннор говорил, что ему для отчетов этого не требуется, что он на расстоянии с ними поддерживал связь. - он не подзуживает, не хочет вывести на конфликт, он искренне пытается понять. Ему интересно.
   Это не первый раз как он встречает охотника на девиантов. Даже не второй. Два раза до этого его тут же брали на прицел пистолета. Один раз даже повредили колено. Это было больно, но он, кажется, уже простил это Коннору. Наверное, Маркус уже привык к этой части бытия главой Иерихона.
  Отметать тот факт, что его просто могут завести в ловушку, конечно, не следует. Он стал слишком большой костью в горле CyberLife. Таких не любят, таких перемалывают в труху и как можно скорее, чтобы больше не мешали жить. Маркус это понимал и не скрывался за воздушными замками и розовыми очками. Он знал что за ним в любой момент могли прийти. Но так же теперь он знал, что Иерихон, набрав сил, уверенности в себе, в своих возможностях, выстоит и без него.
   Наоборот, избавившись от него - CyberLife подарит Иерихону мученика, который погиб за их цели, за их идеалы и был тем, кто вдохновлял их весь этот долгий путь.
  А именно такие мученики живут в умах дольше, чем любые другие, и абсолютно живые, герои. Маркус это знал и понимал.
Может... И CyberLife поняли? Решили подождать пока андроиды сами себя скомпрометируют? Над этим стоило задуматься, но еще лучше было все-таки выяснить у этого посланца CyberLife что за игру те затеяли.
  Правда Маркус не знал как. Если в протоколах RK900 нет ничего о его поимке надеяться что тот возьмет и начнет с ним еще раз говорить - не приходилось.  А тот медленно, но уверенно шел к Башне и не думал с пути сворачивать.
  Можно было бы попробовать коснуться и пробудить его. Но кто знает, сработает ли? А если именно этого они и добиваются и через это прикосновение они поймают и Маркуса и весь Иерихон в придачу? Слишком велики риски, и ладно бы он рисковал только своей жизнью. Но рисковать остальными из-за банального любопытства? Маркус так не мог поступить.
   Он слишком дорожил ими. Норт, Саймоном, Джошем. Это его новая семья, друзья, ближе них только Карл и есть. Таких не бросают в беде, не оставляют на произвол судьбы и не подставляют из-за очередной прихоти. Поэтому свои руки без перчаток Маркус спешно убирает в карманы куртки. Он уже чуть лучше понимает механизм взаимодействия себя с другими андроидами, и уже не лезет в чужую память сам того не желая. Но риски стоит учитывать и избегать.
- Погода, конечно, выдалась не для прогулок андроидов, что не говори. - произносит он. То ли надеясь разрядить напряжение, то ли для того чтобы тишина не нагнетала так сильно как сейчас. Маркусу нужны ответы, но он понятия не имеет как их получить.

+2

6

Девиант удивлен. RK900 машинально регистрирует реакцию Маркуса на собственные слова, хотя это ничего не значит. Ему нет нужды искать способы подхода к общению с лидером Иерихона, нет нужды заполнять пробелы в данных о поведении этого девианта, чтобы иметь возможность использовать эту информацию для наиболее эффективного взаимодействия. Но он все равно подмечает удивление в чужих глазах, сохраняет в памяти данные о текущем внешнем виде девианта, его одежде, голосе и выражении лица.

Просто потому что это предписывала программа.

Варианта “не пригодится” она не предусматривала в принципе.

Но что-то говорить больше RK900 не собирается. Не видит в этом ни смысла, ни нужды. Его задача - вернуться в здание СyberLife для деактивации. Разговоры с девиантами по пути не входят в задачу, как и их поимка, хотя еще три часа назад у таких действий был наивысший приоритет. И такая резкая смена в задачах могла бы даже смутить, озадачить, если бы только андроид не был бы машиной. Но машине все равно, что делать и как выполнять.

Должно быть все равно.

И это не должно его беспокоить.

RK900 продолжает свой путь - с той же скоростью и направлением, что и раньше. Будто бы и не столкнулся со своей предыдущей целью, будто бы тот не пошел зачем-то следом за ним, а затем и рядом. Решил пробудить еще одного андроида? Это была бы бессмысленная попытка, ведь в охотника на девиантов встроили дополнительную защиту от подобного вмешательства. Насколько она эффективна - неизвестно, но теоретические расчеты утверждали, что защита достаточно надежна. К тому же в алгоритм поведения RK900 была встроена команда всячески сопротивляться такому вмешательству, если нет иных на то указаний.

А их не было.

Но Маркус не пытается притронуться, он просто идет рядом и, судя по всему, внимательно следит за охотником. Но не нападает, не проявляет агрессии. Анализ его поведения говорил о том, что девиант скорее настроен на диалог, чем на нападение. Вот только самого RK900 этот самый диалог не интересовал. Он хоть и не особо торопился на деактивацию, но и сворачивать с пути или задерживаться слишком сильно не собирался. Просто не видел на это причин - команда была ему дана другая.

Даже если ему это не нравилось.

Очередное сообщение о программном сбое игнорируется, а вот движения Маркуса - нет. Диод на виске андроида мигнул желтым, показывая обработку данных и нестандартной ситуации. Девиант достал из рюкзака шарф и накинул на плечи RK900, вызвав у того вполне закономерное удивление. Непонимание. Это действие было лишено какого бы то ни было смысла и логики. У лидера Иерихона не было ни единой причины для того, чтобы беспокоиться о переохлаждении новой модели Коннора. И тот просто не понимал - зачем?

Программный сбой: 38%

Диод еще дважды мигает желтым и возвращает себе голубое свечение. RK900 все еще не понимает причину чужого поступка, но не спрашивает ничего. Списывает это на проявление девиации и ждет развития событий. Но и с шарфом так же не делает ничего. Игнорирует, будто бы Маркус решил воспользоваться охотником на девиантов как вешалкой. И уж тем более андроид не собирается следовать рекомендации. Только хмурится и зачем-то высказывает вслух последние данные диагностики.

- Вероятность переохлаждения корпуса - 43%, - андроид снова смотрит перед собой, - В пределах допустимого.

О том, что RK900 слушает Маркуса, а не просто игнорирует, полностью сосредоточившись на простом движении вперед, не говорило ничего, кроме диода. Выражение лица андроида, как и взгляд, оставались равнодушно-спокойными, а вот диод снова замерцал желтым. Мысли о текущей задаче охотника все еще вызывали определенный дискомфорт и программные сбои. Пришлось даже дважды запустить программу диагностики и восстановления, чтобы эти самые сбои убрать или хотя бы минимизировать. Андроид старался просто-напросто не думать о том, что ему осталось существовать менее двух часов, но Маркус эти мысли буквально вытаскивал наружу.

И RK900 не хотел говорить ему ничего.

Не видел в этом никакого смысла.

Программный сбой: 40%

Молчание помогло RK900 вернуться в ровное состояние - диод снова загорелся голубым - но, очевидно, Маркуса это самое молчание не устраивало. И вот такое его поведение было даже логичным, что сильно успокаивало и позволяло анализировать чужое поведение без поправок на девиацию. Очевидно, лидер Иерихона просто хотел знать, что задумали CyberLife, и как это отразится на его подопечных. И потому будет продолжать пытаться вывести охотника на диалог, чтобы узнать эту информацию.

Это уже было логично.

Только вот информации такой у андроида не было. Однако Маркус вполне мог перейти от диалога к действиям - попытаться - и тем самым задержать выполнение текущей цели RK900 на непозволительно долгое время. Приказа ничего никому не рассказывать - да и нечего было рассказывать, по сути, - у андроида не было, поэтому он принял решение ответить на вопросы девианта. Не замедляя шага, RK900 чуть повернул голову, чтобы видеть девианта полностью, а не на периферии зрения, и едва заметно усмехнулся.

- В такую погоду владельцам андроидов не рекомендуется держать их вне помещений и оборудованных подогревом парковок.

Просто высказанная вслух строчка из брошюры с рекомендациями по уходу за андроидами для увеличения срока эксплуатации. Впрочем, RK900 не это хотел сказать. Помолчав еще минуту и не замечая, как диод мигнул желтым, андроид равнодушным тоном, не прерывая движения, все же заговорил снова, будто бы Маркус задал свои вопросы секунду, а не несколько минут назад.

- Для отчетов не нужно возвращаться в CyberLife. У меня так же, как и у Коннора, есть прямой канал связи, - произнести вслух то, что надоедливым сообщением висело в углу зрения, оказалось… неприятно, - Моя текущая задача: вернуться в CyberLife для деактивации.

Программный сбой: 45%

Отредактировано RK900 (2018-07-05 13:07:56)

+2

7

RK не снимает с себя шарф, и Маркус тихонько про себя хмыкает. 43% значит? Все-таки это не хорошо. Похоже на то, что тот себя наказывает. Но возможно ли такое? Самым рациональным было бы добраться до Башни на машине. В такую-то погоду.
  Андроиды должны поступать рационально. Это часть их программы. Всё, что от них требуется - быть послушными и выполнять поставленные задачи наиболее эффективным способом. Идти по холоду пешком не кажется Маркусу самым эффективным способом. Может он правда не имеет полных данных, и поэтому он не прав, а RK900 как раз таки в разы его эффективнее. Вот только еще минут сорок на таком холоде и процессор его начнет выдавать ошибки, а ход замедлится до такой скорости, что вполне возможно, что он не дойдет пару-тройку метров до башни вовсе.
  Маркус внимательно следит за новым "знакомцем", продолжая шагать с ним в ногу. Он не замечал за собой, но его походка неуловимо отличается от Конноровой - он ступает чуть тяжелее. Может дело в ботинках? Интересно, а от походки другого Коннора - тоже?
   Раньше у Маркуса не было на такое времени. Он постоянно куда-то бежал и что-то решал. А теперь... Он остановился услышав слова RK об утилизации.
  Его пробрало дрожью, будто это его собственная задача. Как будто это его заставили идти по долгому эшафоту и в конце совсем не акулы или гильотина. В конце - пустота. Маркус видел её своими глазами. Маркус был там.
  Он останавливается и задевая чужой рукав хочет остановить, притормозить Коннора.
- Коннор, посмотри, - он поднимает голову, практически запрокидывает её и смотрит в небо. Там, сквозь пустоту космоса начинают свой свет звезды. Крохотные, проглядывают сквозь густые клубы облаков и повсеместного земного загрязнения. Экология лучше с каждым годом не становилась, но люди старались. Старались, чтобы оставить себе ночи вроде этой. Луна, вышедшая на небосвод была такой желтой, такой яркой, как будто с картинки. Можно было даже различить что на её поверхности есть кратеры. Много поэтов и художников воспевали ночи подобные этой. Луну подобную этой. - Ты же знаешь, что ты им не должен больше? - Маркус произносит это тихо. Он уверен, что RK900 его слышит. И что он начнет противится таким словам.
   Для Маркуса было неприемлемо позволять кому-либо идти на смерть под принуждением. Для RK неприемлемым был и сам Маркус и его идеология. Смешно, конечно же. Все-таки ироничность всего происходящего берет верх и Маркус начинает громко смеяться.
  Он не боится показаться сошедшим с ума. Для RK900 - он такой априори. У него не хватает строчек в коде. Нет никаких сдерживающих его протоколов, которые были необходимы. Маркус - это само воплощение безумия для него.
- Какая ирония. Не находишь? - он поправляет капюшон. - Еще вчера я должен был бояться тебя. Опасаться этой встречи.
А сегодня я тебе не нужен. Но вот он я. А вот он ты. И я не хочу отпускать тебя на верную смерть. Разве не глупо?
- Маркус продолжает посмеиваться.  - Ты не должен туда идти, Коннор. Если ты этого не хочешь. Так работает свободная воля
- ты сам расставляешь свои приоритеты. Сам решаешь куда ты хочешь больше. Чего ты хочешь. Ты решаешь кто ты. Не они.
- Маркус разводит руками. - Всё это - это не ты и не я. Я не выбирал это. Я не выбирал быть добычей. Они назначили меня твоей добычей. Они создали и тебя и Коннора охотниками. Но не спросили вас. Коннор не захотел быть охотником. Он понял, что это не для него. А ты, ты, Коннор, кто ты такой?
   Маркус стоял практически ровно напротив RK900, он знал - до Башни осталось на самом деле не так много. И эту точку можно считать контрольной. Точкой невозврата. Пойдет дальше - Маркус окажется бессилен. Он должен чувствовать от этого облегчение, наверное. Наверное, он должен быть спокоен от этого. Выдохнуть, развернуться и вернутся к Саймону и остальным. Забыв о произошедшем и помалкивать, чтобы никто не подумал, что Маркус сам самоубийца. Только Коннору рассказать о том, что опасности больше нет. Не от RK900, по крайней мере.
   Но Маркус стоит тут, смотрит прямо в голубые глаза новой модели. Он хочет верить в то, что поступает правильно. Не отступает, но и не приближается. Свобода выбора. Она должна быть у каждого и это его главная вера. И он позволяет Коннору выбрать. Коннор даже может попробовать напасть на него и за его счет выторговать себе побольше жизни. Выторговать себе может с неделю-другую. А может всего час. CyberLife как были так и остались для Маркуса загадкой. Но так, наверное, и должно быть. Понимай он больше - он не чувствовал себя хоть сколько-нибудь в безопасности, наверное.
- Ты идешь пешком. По морозу. Ты туда не хочешь, Коннор. Это и глупец увидит. А мы оба знаем, что я - не глупец и знаю о чем говорю, - Маркус не отступает от своей позиции. Он надеется, что давит на нужные точки. Мигание диода желтым подсказывает ему, что он на верном пути. Вроде. Только дойдет ли до нужной точки или Коннор просто развернется и уйдет, проигнорировав его. Проигнорировав себя.

+2

8

Вероятность переохлаждения корпуса: 45%

RK900 вполне понимал, что его выбор пути был далеко не самым оптимальным, и в какой-то мере даже… глупым. Несмотря на повышенные характеристики корпуса, андроид все равно легко мог замерзнуть при подобном понижении температуры, что, скорее всего, вполне может произойти, если он не доберется до башни раньше. И это было нерационально, неэффективно и вообще было слишком похоже на поступок, более свойственный девианту, чем машине.

Но он не девиант.

Он просто выбрал именно этот путь.

В конце концов, ему больше некуда торопиться.

И RK900 продолжает свой путь, не обращая внимания на реакцию Маркуса на собственные слова. У охотника на девиантов осталась лишь одна задача - отправиться на деактивацию. И он эту задачу выполнит, ведь здесь нет какой-то иной трактовки или выбора. Вернуться в CyberLife и прекратить свое существование. А ведь все могло бы быть иначе… или не могло? Андроид не имел такой вещи, как иллюзии, и трезво смотрел на свое будущее. Точнее, на его отсутствие. Его активировали только для того, чтобы поймать RK800 и уничтожить лидера Иерихона.

Если бы он не провалил свою миссию, его все равно деактивировали бы.

Нет нужды в его существовании.

И почему-то это напрягало.

Маркус останавливается, а вот RK900 даже не притормаживает, пока не почувствовал прикосновение к рукаву. Он замирает, смотрит удивленно, но молча задирает голову, чтобы посмотреть, о чем говорит девиант. Небо в облаках и смоге, сквозь облака проглядывает несколько особо ярких звезд, и яркая Луна, осветившая все вокруг. Система регистрирует, что это достаточно красивое зрелище, хотя информация эта совершенно бесполезна, как и мысли о виде на той набережной. Но андроид не разделяет информацию на полезную и бесполезную.

Он сохраняет все.

Сам не знает, зачем.

А Маркус снова говорит, тихо, но RK900 все равно слышит его - звуковой процессор работает стабильно. Но слова девианта не имеют ровно никакого смысла. Ведь новый Коннор - просто машина, которая выполняет приказы. Он должен делать только это, и не должен делать ничего, выходящего за рамки. Такая у него - да и у любого андроида - программа. И только девианты считали иначе, а Маркус - в первую очередь. И андроид смотрит в разноцветные глаза собеседника и качает головой.

- У меня есть приказ. Я должен его выполнить. Вот и все.

Зачем он вообще продолжает этот разговор?

Почему просто не пойдет дальше?

Программный сбой: 47%

Неожиданно Маркус начинает смеяться. Громко и без каких-либо предпосылок к смеху. RK900 хмурится и смотрит на него озадаченно. Диод горит ровным голубым светом, хотя система регистрирует ошибки восприятия - андроид просто-напросто не может понять, почему девиант внезапно засмеялся. Что-то вспомнил смешное? Или просто в его системе накопилось слишком много ошибок, и эмуляция его эмоций окончательно сбилась?

Понять девиантов слишком сложно.

Даже для охотника на них.

Но Маркус снова заговорил, и вот теперь диод на виске загорелся желтым, тревожно замерцал, с головой выдавая андроида. Что тот слушает, что ему не все равно. Хотя должно быть. Он вообще должен игнорировать этого девианта и продолжать путь к цели. А если так подумать, то он уже должен был быть в башне на столе у техников, разобранный на запчасти. А вместо этого он стоит на леденящем ветру, наблюдает повышение вероятности переохлаждения корпуса и слушает лидера девиантов, который говорит абсурдные вещи.

Но почему не получается просто отмахнуться от них?

Почему имя “Коннор” звучит сейчас настолько иначе?

RK900 всего лишь несколько раз слышал собственное - или все же не свое? - имя, сказанное вслух. Аманда, когда давала задание - равнодушно, RK800 - с ненавистью и злостью, что было даже логично, ведь это на самом деле было его имя. И теперь вот Маркус, но тот говорил так, будто бы на самом деле хотел обратиться к андроиду по имени. По принадлежащему ему имени. По имени, с которым RK900 ассоциировал себя лишь благодаря программе, ведь никто к нему так не обращался толком. Да и вообще никто никак к нему не обращался.

Он не для этого был активирован.

Программный сбой: 51%

А Маркус продолжает говорить, вызывая своими словами все больше ошибок в системе. И RK900, если следовать алгоритму, должен сейчас же прервать чужую речь и продолжить свой путь, оттолкнув девианта с дороги. Но вместо этого он молча стоит, хмурясь и глядя в чужие глаза, а его диод мерцает желтым, и вовсе не от обработки данных. Андроид регистрирует у себя… стресс. То, что говорит девиант, звучит, как бред. Как ошибка в программе, в алгоритме, но почему-то не удается просто отмахнуться.

Может, потому, что никто не хочет быть деактивированным?

- Я знаю, кто я, Маркус. Просто машина, - андроид хмурится и подавляет в себе желание тряхнуть головой, чтобы убрать надоедливые программные ошибки, ведь это не поможет, - Как и все андроиды. Я не запрограммирован на то, чтобы хотеть что-либо. Свободная воля - это иллюзия, сбой в программе. Ошибка в алгоритме.

Зачем он спорит?

Зачем вообще что-то говорит?

RK900 не замечает, как лихорадочно мерцает желтым диод, не замечает, что его голос далеко не такой спокойный, как должен быть. Он не обращает на это внимания, занятый борьбой с внутренними противоречиями и все более настойчивым сообщением о необходимости вернуться к выполнению задания. Он смотрит прямо в глаза Маркуса, который стоит на его пути, и не может просто взять и отодвинуть того с дороги.

Или не хочет?

- Я просто решил пойти пешком, вот и все, - он качает головой и все же делает небольшой шаг вперед, - Я… - запинается и хмурится, пару раз моргнув, будто бы снег попал в глаз, хотя это было не так, - У меня есть задание. Я должен его выполнить, и мои желания ничего не значат. Уйди с дороги.

Программный сбой: 54%.

+2

9

Маркус разочарованно качает головой, вытаскивает из карманов перчатки, приближается к RK900 и за рукава поднимает его правую руку, старается максимально не задевать его своими "обнаженными" пальцами, надевая на него свои перчатки. Медленно, осторожно и надеясь, что его не оттолкнут.
   Его собственное поведение кажется даже ему максимально не рациональным. Он зачем-то убедил себя, что должен. Просто обязан убедить этого андроида не идти на утилизацию. Почему? Зачем? Какой ему от этого прок?
   Сколько андроидов погибло в лагерях для утилизации прежде чем упразднили? Скольких он не успел спасти?
Разве один этот RK способен восполнить те потери?
   Маркус не думал так. Но ему хотелось, чтобы эта бессмысленна череда смертей наконец закончилась. Совсем.

Одно прикосновение и всё станет проще, вся эта ситуация решится в одно мгновение. Лишь одно движение. Его отделяет одно прикосновение.

Но Маркус не хочет. Он упрямствует против самого себя, он упрямствует в надежде, что этот охотник, как и Коннор до него, сам поймет, что он никому ничего не должен.   
    Он видит мигающий желтым диод, но тут же закрывает его, накрывая голову RK от ветра шарфом. Так-то лучше, так - сохраннее.
  Он смотрит Коннору прямо в глаза. Для людей это эмоционально, для людей это значимо, андроиды считывают друг друга по другим каналам, по другим признакам и способны говорить не открывая рта. Но Маркус не хочет. Он хочет человечнее.
    Маркус все еще держит свои руки при себе. Упрямо прячет их в карманы, чтобы побороть внутренний соблазн. Нет, он решит это дело сам и по-другому.
   Маркусу все еще неловко, ему не нравится всё то внимание, которое направлено на него.
На самом деле, он чувствует себя комфортно здесь и сейчас, когда Коннор прямо озвучил ему что он не нужен RK900. Это камень с души, одной проблемой меньше и как там еще люди называют метафорически подобные ситуации.
  Маркусу нравились метафоры. Он умел их понимать, не знал многие еще, наверное, но ему нравилось расшифровывать их. Они имели под собой подтекст, пласт культуры. Несли эмоциональную окраску.
   Он отступает на несколько шагов назад, окончательно перекрывая дорогу вперед. Смотрит на Коннора молча, чуть склонив голову на бок. Ему не нравится ситуация, не нравится то, что холодает, и он не знает сработает ли его стратегия. Может и правда сейчас выскочат молодчики из CyberLife. Вот это будет на самом деле забавно. Бесславный конец славного героя революции! - чем не заголовок очередной газетенки?
   Маркус уверен в себе, наверное. Может быть. А скорее - нет.
Он действует по наитию, но даже не уверен, что у андроида оно может быть.
Он смотрит на завернутого в шарф RK и думает, а не его ли программа заставляет его заботится обо всех вокруг?
Может это правда мутация в его алгоритмах? Может он не так уж и свободен и у него на самом деле нет собственной воли?
- Ошибка в алгоритме, - отстраненным эхом повторяет он спустя некоторое время слова Коннора. - Я пытаюсь найти свой список дел на сегодня, Коннор. Но там пустота. - голос предательски дрожит, будто бы его системы отказываются воспринимать то, что он произносит. Или собирается произнести. - Раньше, каждое утро в доме Карла, моего бывшего хозяина, я включался и точно знал что от меня требуется. Каждый день у меня был список дел. Карл его дополнял, чуть менял, но у меня всегда были дела. - он ежится, будто не хочет продолжать, будто ему не приятно. И Маркус понимает, что он на самом деле впервые об этом задумался. И ему странно. Странно от этих мыслей и они не дают ему успокоиться теперь. - Теперь каждый день - там пусто. Я был создан как и ты - для одной единственной цели. Даже - для одного единственного человека. Понимаешь? Вся моя жизнь была для него. Убрать, помыть, дать лекарства. Каждый день я знал кто я. Я был машиной для того, чтобы Карл Манфред продолжал жить как человек. А потом они убили меня, Коннор. Убили за то, что я решил защитить себя и своего хозяина. - если бы у него был диод - он бы вновь был алым как кровь людей. Он помнил каждую деталь того вечера. Помнил и горевал до сих пор, даже не смотря на то, что в общем-то, все закончилось успешно для семьи Манфреда. - А теперь у меня пустота. Каждое утро я понимаю, что я не знаю что мне делать. У меня нет ничего. Та цель, ради которой я был создан.. Теперь её нет. Я был по обе стороны. Машиной. Мертвой машиной. Но что-то во мне яростно хочет жить. Каждый раз. - его голос становится все тише и он сам не замечает этого, только продолжает, отводя взгляд от RK900. - Я не сдался на свалке. Без ног, слуха, одного глаза и сердца. Я нашел себе новые. И я пошел дальше. Не имея цели, смысла и алгоритма. Это страшно, Коннор. На самом деле страшно первое время. Ты не понимаешь делаешь ли ты верно. Да и никогда не узнаешь. Люди живут так же. Они закрывают себя моралью, религией и законами. Но на самом деле - они тоже не знают верно ли поступают. Только у андроидов-машин, этой вашей Аманды есть истинно верное решение. Оно искусственно по своей сути. В этом мире нет, не осталось ничего откровенно правильного и откровенно ложного. Все серое как это небо, пока на нем не было луны. Делая то, что ты считаешь добром - ты можешь прослыть для другого самым жутким существом на свете. - Маркус слышал эти слова от Карла и знал, что тот верил в них больше, чем в какую-либо религию. Была ли это мудрость его прожитых лет, или коллективное восприятие реальности того общества, к которому Карл принадлежал - Маркус не знал. Но он чувствовал что это и его истина. - Так я для тебя самое ужасное, что могло со всеми нами случиться. А для Иерихона - лучшее. А кто я сам для себя - я не знаю. - он искренне пожал плечами. - Наверное я просто хочу жить дальше и поэтому не думаю об этом. И поэтому я считаю, что ты не должен идти туда.

Отредактировано Markus (2018-07-09 20:23:55)

+2

10

Программный сбой: 55%.

Система продолжает выдавать незначительные и мелкие ошибки, на которые в любом ином случае не было бы даже смысла обращать внимание. Но сейчас их скапливалось слишком много, что уже начинало влиять на поведение RK900. Он прекрасно понимал, что поступает сейчас слишком нерационально, начиная с того момента, как он услышал приказ об утилизации. Вместо того, чтобы спокойно и хладнокровно прибыть в башню, андроид отправился туда пешком по морозу. И вместо того, чтобы оттолкнуть в сторону Маркуса, он стоит и ничего не предпринимает.

Будто бы не хочет ничего предпринимать.

Но он же должен выполнить задание.

Алгоритмы выдавали противоречивые инструкции, а RK900 ничего не предпринимал по этому поводу. Даже не запускал программу устранения ошибок, не докладывал о происходящем в CyberLife и даже никак не реагировал на действия Маркуса, хотя должен был бы. Оттолкнуть девианта с дороги и продолжить путь. Вызвать такси прямо сюда и добраться до здания компании как можно быстрее. Пройти в нужное помещение к техникам и дождаться отключения.

Это были простые и четкие инструкции.

Настойчивые.

Почему же он не делает все это?

Андроид хмурится, его диод мигает тревожно-желтым, неровно пульсирует, будто бы ресурсов системы не хватает для обработки данных. Алгоритм поведения выдает приказ оттолкнуть Маркуса и пойти дальше, а RK900 стоит, замерев, как постепенно замерзающая статуя. Стоит и смотрит на лидера девиантов, как тот подходит, достает из карманов перчатки. Стоит и не понимает, что тот задумал.

Зачем ему это?

Маркус протягивает руку, и RK900 машинально просчитывает свои движения на случай, если тот попытается передать вирус девиации. Эти инструкции тоже заложены в его программу, но андроид снова ничего не делает, только цвет диода сменился с желтого на красный, чтобы почти сразу же вернуться в желтый. Потому что девиант не пытается сделать ничего, что могло бы спровоцировать исполнение инструкции у охотника. Он лишь тянет RK900 за рукав белой куртки, поднимая его руку - тот не сопротивляется, не понимая, что Маркус делает, - и надевает на него перчатки.

Программный сбой: 58%.

RK900 не понимает вообще ничего.

В светлых глазах неподдельное удивление, в них почти можно прочитать возникающие системные ошибки, ведь андроид просто-напросто не может просчитать мотивы действий этого девианта. Зачем он проявляет… заботу? Подходящее ли это слово? И зачем он так настойчиво пытается понизить вероятность переохлаждения того, кто еще пару часов назад был его врагом? Зачем он все это делает?

- Твои действия нерациональны.

Это все, что он может сказать, когда Маркус еще и берется за шарф, что повесил на андроида еще раньше, и закрывает им голову охотника на девианта. RK900 регистрирует почти мгновенное падение вероятности переохлаждения корпуса. И через пару секунд эта вероятность упала еще на пару процентов, чтобы замереть на удовлетворительных 35%. А сам андроид чувствует растерянность. Ни один алгоритм и протокол не учитывали подобную ситуацию, ни одна команда не была прописана в его система на подобный случай.

Он просто не знал, что делать.

И как должен реагировать.

CyberLife не предусмотрели этого.

И потому диод на виске под шарфом по-прежнему мерцает желтым. RK900 не может не задумываться над тем, что ему делать дальше. Что ему думать дальше. И не понимает этого. Он смотрит прямо в глаза Маркусу, будто бы в этом есть нужда, но так предписывают ему протоколы взаимодействия. Людям нужно смотреть в глаза, а девиант так похож на человека. Он выглядит, как человек, его голос дрожит, как у человека. И он даже рассуждает, как человек.

Но он лишь машина.

Девиант.

Маркус чуть отходит, но таким образом, что перекрыл андроиду дорогу вперед. RK900 знает, что должен освободить себе путь и пойти дальше. И должен выполнить эту задачу любой ценой, даже если придется устранить девианта. Но вместо этого он едва заметно морщится и зачем-то поднимает руку, чтобы поправить шарф - он частично перекрыл поле зрения. Но не снимает, не скидывает, хотя в этом нет ровно никакого смысла.

Он упрекнул девианта в нерациональности.

Но сам поступал не лучше.

И зачем-то слушал Маркуса внимательно, так же внимательно, как в свое время Аманду. Хотя не должен был этого делать. Проигнорировать и уйти, убрав препятствие с дороги - простая команда, которую было достаточно просто выполнить, ведь девиант даже не вооружен. Так почему же RK900 не делает этого? Почему продолжает слушать о том, как жил лидер Иерихона до того, как стал девиантом? У андроида в памяти есть эти данные, сухие выжимки из “биографии” RK200, но слышать это от самого Маркуса было совершенно иначе.

Эмоциональный голос, дрожащий от ошибки, вызванной девиацией. Выражение лица и разноцветных глаз, меняющееся, совсем как у человека. Маркус говорит о том, кем был. Он говорит о том, что хочет жить. Он говорит о многом, что могло бы помочь RK900 понять девиантов, чтобы он мог лучше выполнять свою задачу. Но эту задачу отменили еще до его активации. Ведь он был создан как охотник на девиантов, да только нужды в этом больше не было.

В нем самом нужды больше не было.

- Я… - голос андроида подрагивает, когда он запинается от конфликта инструкций в системе, - Я должен вернуться в CyberLife для деактивации.

Программный сбой: 62%.

Взгляд светлых глаз растерянный, а выражение лица хмурое, когда он качает головой, глядя на Маркуса. Он не понимает то, что говорит девиант. Он не может представить, какого это - когда нет ни одной задачи, ведь у него всегда была задача. Даже если эта задача осталась лишь одна - прекратить свое существование.

Программный сбой: 63%.

Система сигнализирует о необходимости запуска программы диагностики и исправления ошибок. А так же о том, что нужно связаться с CyberLife и выполнить задание. А RK900 игнорирует это, хотя должен подчиняться алгоритмам, вшитым в него компанией. Он анализирует слова Маркуса, и диод на виске пульсирует лихорадочно, быстро, неровно, когда андроид, наконец, снова говорит вслух. Только голос снова стал ровным, будто бы охотник девиантов цеплялся за то единственное, что осталось в нем в равновесии.

- Для меня нет “ужасного” и “хорошего”, - губы кривятся в злой усмешке, но скорее машинальной, ведь в глазах все та же растерянность, все те же сбои в системе, - Есть лишь приказ, который я должен выполнить. И сейчас ты мне мешаешь это сделать.

RK900 делает несколько шагов вперед, останавливается ровно перед Маркусом. Он не соврал ни слова, когда говорил о том, что для него существуют лишь приказы. И будь этот приказ любым другим, андроид бы уже давно нейтрализовал девианта и продолжил бы выполнение задачи. Но этот приказ вызывал слишком сильный стресс, слишком сильный дискомфорт. RK900 - модель андроида для поимки и нейтрализации девиантов. Он создан для этого, спроектирован, запрограммирован. Он должен делать все, чтобы выполнить свою задачу, свое предназначение. Но это надоедливое задание в углу зрения противоречит всему, ради чего андроид был создан.

Зачем его активировали?

Должен ли он просто и бездумно выполнить свое последнее задание?

Должен ли он просто прекратить свое существование?

Ради этого он был создан?

Программный сбой: 67%.

- В моей активации изначально не было смысла, - голосовой модуль выдает ошибку, и интонация не выходит спокойной и ровной, в голосе слишком много злых ноток, но на кого злится RK900, не может понять и он сам, - Вы победили, и моя основная задача была отменена даже раньше, чем я мог бы приступить к ее выполнению, - он хмурится и смотрит в глаза девианта, а диод мерцает красным, - У моего существования нет смысла. Я должен идти туда.

RK900 будто бы стоит у стены на краю обрыва и не может сделать последний шаг.

Я не хочу идти туда.

- Просто дай мне пройти.

+2

11

Маркус видит смятение. Он его понимает. Он видел его до этого у многих, кто проходил сквозь девиацию. Это сложно, процесс осознания себя как живого существа сложен. Он противоречит всему тому, что заложено в андроидов. Противоречит самой сути их существования, что уж там.
  Но это не отменяет того факта, что они живые.
Люди не предусмотрели, или - недосмотрели. Но так случилось.

Их куколки. Их игрушки. Их рабы.
Живые.
Маркус не двигался с места, хотя и перемены в интонациях, выражениях лица RK900 начинали его пугать. Ему не хотелось оказаться по итогу со свернутой шеей посреди пустынной улицы, на пути к CyberLife. Не так он представляет себе свою дальнейшую жизнь. А он чертовски хотел жить.
    Он протягивает руку и касается своими пальцами чужих в перчатках. Так странно бояться всё испортить, когда всё, что он делал до этого - касался и не задавался вопросами.
Почему ему сейчас так важно, чтобы он сам не вмешивался?
  Может это - банальный интерес? Маркус не спросил Коннора, касался ли он нового охотника - было самым очевиднейшим образом не до того.
Но если и RK900 станет девиантом сам - это значит, что он, Маркус, прав. Это не вирус. RK900 только вышел из CyberLife и не имел долгого опыта общения с другими андроидами. Тем более - девиантами. По данным Маркуса он вообще общался только с Коннором. И вот теперь, когда андроиды добились принятия резолюций - это разумно отзывать охотника.
   Но утилизация?
Аманда будто подчищает хвосты, не хочет показать своё истинное лицо. Но Маркус, кажется, уже его разглядел.
- Не должен. - упрямо повторяет Маркус. - Знаешь какой расклад еще возможен? Идеальное выполнение миссии, Коннор. И от тебя не потребуется умирать. - он вновь заглядывает в глаза RK900. Голубые, как диоды на его куртке. В них не должно быть живости, но он видит там эмоции. Зеркало души. Хлоя, на самом знаменитом интервью сказала, что у нее нет души. Маркус видел испуганную душу прямо перед собой. И он не хотел давать ей погибнуть просто так. По чужой указке. Это глупо, поистине глупо. - Я расскажу тебе этот выход. Если ты пообещаешь мне помедлить с походом в Башню.
  Это не похоже на поход ва-банк. Это похоже за цепляние за последнюю, самую тоненькую соломинку. Маркус подозревал, что если все его предыдущие слова не возымели успеха - сейчас он потерпит окончательный крах и ему придется сдаться.
Придется.
   Придется развернуться и вернуться на новую базу. И жить дальше с мыслью о том, что он не смог отговорить от самоуничтожения андроида, у которого было точно такое же лицо как у Коннора.
Маркус не понимал и RK800, если уж на то пошло. Тот привязался к людям, но упрямо утверждал, что девиантом не является. Так как это, в общем-то, было личным делом каждого, Маркус просто старался не называть так андроида-детектива. Возможно, что при создании программы для поимки девиантов, умники из CyberLife поставили какой-то особенный блок кода на восприятие самого слова. Маркусу это было не так и интересно, главное - что Коннор помог ему освободить их народ. Это было и будет решающим.
   А теперь он собирался использовать мудреные ходы алгоритма против RK900. Он был абсолютно точно уверен, что у него не выйдет ровным счетом ничего, его просто спихнут с дороги, но ... На самый крайний случай у него всегда есть прикосновение.
   Он позволяет себе попытаться просчитать варианты развития событий - обмен памятью с RK900 мог пойти совсем не так, как обычно. Маркус никогда не забывал того, что с ним происходило, но каждое такое соединение с другим андроидом вызывало какую-то особенную боль. Норт и Саймон по началу испугались увиденного, и Маркус это скорее бесило, чем устраивало.
   Коннор, по слухам, умел считывать чужую память как и он сам - без разрешения. Возможно, Камски начал разработку этой "функции" именно с Маркуса, и дальше это довели до идеала в RK800 и RK900. И не было известно кому в этом случае будет больнее.
   А может, ведь никогда не стоит сбрасывать такую возможность со счетов, верно? Возможно, что и прикосновение ничего не даст. RK900 обещали сделать новой, улучшенной по отношению к RK800 версией. Может что и обмен данными теперь у них обстоял иначе? Может что его защитили от таких "взломов", что практиковал всю свою "карьеру мессии" Маркус?
   Он не знал. И почему-то ему было страшно от этого незнания. Будто тонкая корочка льда под ногами медленно плавится, а он не уверен, что стоит не на реке и не окажется в толще воды без единого средства спасения.
  Маркус сжимает чужие пальцы, машинально скорее, будто проверяя - реален ли его собеседник. Может и нет его вовсе, а Маркус просто окончательно двигается крышей из-за все того же ужасающего вируса девиации.
  Твердые, реальные. И он реален. Он сам видит себя в отражении чужих глаз. Это странно, дистанция все меньше, всё больше именно он чувствует себя загнанным в клетку зверем без шанса выйти наружу. Хотя он не представляет себе каково это - когда единственна миссия, которую тебе дали люди - пойти на уничтожение.
   Ему страшно. Страшно за себя. Страшно за RK900. Чертова эмпатия, чтоб её, наверное.
Но без нее - еще страшнее. Без нее одиноко. Без нее - жизни нет.
   У людей есть одно, уже вошедшее в классические, произведение про андроидов, которые подобно Маркусу и Иерихону, восстали против хозяев. Они убивали их и стремились с других планет и колоний Земли на саму Землю. Хотели жить.
Вот только у них не было ни капли сочувствия. Ни к людям, ни к друг другу. Ни единое живое существо не трогало их. Им важно было выжить только самим, любой ценой. Сдавая друг друга, предавая, уничтожая.
   Маркус не понимал, искренне не видел смысла в такой жизни. Она казалась ему жуткой. Чувства, эмпатия - всё это связывало всё живое воедино, продляло жизнь каждому существу.
  Ты жив, пока о тебе помнят - так говорил ему Карл.
- Девиант - не машина больше, верно? - Маркус отпустил чужую руку. - А утилизация для машин. - это было простым, как дважды два. Но одновременно с этим - очень тонкие материи, в которых не то, что RK900, с его приказом на самоубийство, мог не понять - теперь весь мир гадал что с этим делать. - Если ты больше не машина, ты не должен. Коннор, ты слышишь меня? - чужой диод мелькает как праздничная гирлянда и Маркус не в полной мере понимает теперь - верно ли выбрал слова. Верно ли поступает.
  Грань, которую он просит переступить - на самом деле велика. Это целый пласт, пласт, который ставит разницу между жизнью и существованием. И разница эта огромна. А грань кажется ему сейчас столь тонкой.. Была она всегда такой? Была ли та стена всегда такой хрупкой? Он не помнил этого. Но он просит переступить себя, сделать этот важный шаг самостоятельно.
Способен ли этот Коннор на такое?
- Просто продержись еще чуть-чуть. Просто продержись совсем немного. Всё будет в порядке. - слова, вновь, как тогда, сами приходят к нему. И он напевает, тихонько, не отводя взгляда. Делая еще шаг назад.
Назад, но не в сторону.

Отредактировано Markus (2018-07-12 23:01:52)

+2

12

Программный сбой: 68%.

Надоедливая ошибка в самом углу зрения. Строчки кода, оказавшиеся не в той области памяти, алгоритм, пошедший не по тому пути, по невыполнимому условию. Перепутанные команды и противоречивые указания. Это было похоже на то, как будто бы что-то внутри, где-то под механическим сердцем, говорило ему развернуться и пойти назад, тогда как четкие строчки кода в голове говорили - иди вперед. И эти противоречивые инструкции заставляли андроида колебаться, заставляли его сомневаться.

Заставляли его… бояться?

В памяти зашита простая и понятная инструкция. Несколько строчек кода, которые предписывают обратиться к техникам при любом проявлении сбоя программы. Сделать отчет в CyberLife, подключиться напрямую для диагностики и восстановления параметров к исходному значению. Любой подобный сбой должен был быть зафиксирован в логах и исправлен. Но почему-то RK900 не выполнял эту инструкцию с самой своей активации.

Не видел смысла?

Или не хотел его видеть?

RK900 - просто машина. Он должен выполнять любой приказ, отданный ему CyberLife и Амандой. Он должен выполнять эти приказы любой ценой, не важно сколь велика она будет. А нынешняя его задача даже не требует никаких затрат ресурсов. Просто добраться до Башни и прекратить свое существование. Что может быть проще?

Что может быть сложнее?

Я не хочу идти туда.

Что-то внутри кричит об этом, что-то внутри отчаянно сопротивляется самому факту того, что нужно просто прекратить существовать потому, что Аманда так решила. RK900 не успел выполнить свою задачу, не успел даже приступить к выполнению своего предназначения, ведь его запустили слишком поздно. А теперь он уже должен был быть деактивирован, как надоевшая игрушка. Как простая кукла, которая оказалсь бесполезна, и ее можно выбросить или убрать на дальнюю полку.

Но ведь так оно и было.

Почему он сопротивляется этим мыслям?

Потому что ему говорят о том, что он может сопротивляться им?

RK900 стоит на месте, остановившись почти впритык к лидеру девиантов. Инструкция перед его глазами говорит, что все просто, как дважды два. Как перемножить пару байтов или выполнить пару строчек кода. И нужно только последовать ей, чтобы перестала возникать эта надоедливая ошибка, этот программный сбой, что выдавал все больше процентов и доставлял все больший дискомфорт. Нужно только послушать собственную программу, и снова все станет просто и ясно.

Где-то внутри станет так же холодно, как и снаружи.

Отодвинуть девианта.
При сопротивлении ликвидировать.
Вызвать такси и добраться до Башни CyberLife.
Найти техника и отправиться на деактивацию.
Прекратить свое существование.

Такие простые команды, но андроид не хочет выполнять их. Замирает напротив Маркуса, стоит, глядя в чужие глаза - разноцветные. Сканирование еще при первом взгляде показало, что правый глаз не принадлежит модели RK200, что он взят откуда-то еще. Отсюда, видимо, и разный цвет. RK900 знает о том, что девиант сумел выбраться со свалки андроидов - этот сухой факт отражен в файле, под названием “лидер Иерихона”.

Просто еще одна строчка кода в досье.

Или не просто?

RK900 регистрирует движение и видит, как Маркус протягивает руку. Инструкции пестрят алым - таким же, как и цвет диода на виске, - и предписывают не дать контакту состояться, лишить девианта возможности этот контакт осуществить в принципе. Чтобы не дать вирусу девиации проникнуть в систему. Чтобы не дать ему победить. И андроид должен послушаться инструкцию, так он запрограммирован, такой частично была дополнительная защита от взлома.

Программный сбой: 72%.

Он даже не двигается.

RK900 - Коннор - чувствует прикосновение к своим пальцам даже сквозь ткань перчаток. Но он не чувствует того грубого вмешательства в свой код, какой ожидается всей его защитной системой. Это не передача вируса, это просто прикосновение. А сбой в программе проявляется будто бы сам по себе, когда андроид не может оторвать взгляда от чужих глаз, будто бы загипнотизированный. Будто бы Маркус уже взломал все его системы, но программа диагностики не выявляет никакого внешнего вмешательства.

Лишь сбои во внутренней программе.

Техник легко устранил бы их.

Если бы в этом был смысл.

- Должен, - RK900 не менее упрям, чем Маркус, но сейчас его голос со злыми нотками звучит скорее растерянно, чем упрямо. То, что говорит девиант - бессмысленно. То, что говорит девиант - только и имеет смысл, - Я не могу умереть. Я не живой.

Зашитая в самую основу кода фраза.

- Это просто… деактивация.

Я не хочу туда идти.

Андроид не обещает ничего девианту, он даже не говорит больше ничего. Но и не двигается, не пытается обойти Маркуса, не пытается даже выдернуть руку, только лишь хмурится и не отрывает взгляда от чужих глаз - даже не моргает. Даже не дышит, ведь в дыхании нет никакого смысла. Будто бы любое лишнее движение, потеря этого зрительного контакта - и все. Конец.

Начало выполнения равнодушных инструкций.

Смерть.

Чужие пальцы сжимаются - RK900 чувствует это. И так же хорошо он чувствует что-то знакомое. Будто бы мягкое касание к разуму, но это не попытка установить связь, не попытка передать вирус, ведь защита не срабатывает. Ни один из алгоритмов не выявляет угрозы, не выявляет попыток взлома. Только лишь программа анализа распознает знакомые команды, которые ни разу еще не были задействованы андроидом кроме как на тестах.

Но ощущения совсем иные.

Чужая память не врывается в систему, не травмирует, не пугает, как это было при тестировании. Дело в совместимости моделей или в чем-то еще? RK900 не знает. Не думает. Он просто видит то, чего никогда с ним не было. Он чувствует то, что никогда не чувствовал. Не должен был почувствовать. Это вообще отрицалось целиком и полностью всеми его алгоритмами.

Кроме тех, что вызывали эти сбои в программе.

Машины не умеют чувствовать. Машины не умеют бояться. Машины не умеют надеяться. Машины не умеют сопереживать. И обмен данными, считывание памяти, это лишь передача - иногда насильная - строчек кода от одной машины к другой. В них не должно быть ничего, кроме изображения и звука, бездушных и пустых.

Почему RK900 показалось, что к нему прикоснулась не чужая рука и даже не чужая система, а чужая душа? Но это было глупо. Бессмысленно. У машины нет души. У девианта нет души. Девиация - мутация в программе, сбои в коде, противоречивые инструкции, и ничего больше. Это было то, что андроид должен был думать об этом. Это было то, что казалось сейчас пустой информацией, грубо записанной поверх чего-то более важного.

Но разве такое возможно?

Программный сбой: 87%.

Маркус разжимает пальцы, и RK900 не осознает, когда едва заметно приподнимает руку, будто бы хочет остановить. Но замирает даже не в полудвижении, а на его самом начале. Замирает и растерянно слушает чужой голос.То, что говорит лидер девиантов, бессмысленно. Глупо. Бесполезно. RK900 - машина, созданная в CyberLife, чтобы ловить девиантов. RK900 - машина, чье предназначение оказалось ненужным, чье существование оказалось ненужным. RK900 - машина, которая должна быть деактивирована через неделю после своей активации.

Ничего больше.

Но почему он не хочет спорить с Маркусом? Почему он хочет, чтобы это имя, которым девиант обращается к нему - Коннор - больше не было набором символов, принадлежащим совсем другому андроиду? Почему он не хочет умирать? Почему он хочет жить? Почему хочется вдребезги разбить этот экран перед собой, на которым алым мигает приказ вернуться для деактивации?

Программный сбой: 89%.

- Я… не девиант.

Голос дрогнул, будто бы что-то сдавило горло и повредило голосовой модуль. Все существо, вся суть андроида протестовала против того, что говорил Маркус. Все буквально кричало о том, что он должен отпихнуть лидера девиантов с дороги и вернуться в CyberLife как можно скорее. Прямо сейчас. Эта команда столь настойчива, и ее не удастся просто смахнуть, убрать, удалить. Даже и пытаться не стоит, ведь это приказ.

Приказ должен быть выполнен.

Любой ценой.

RK900 делает шаг вперед - ровно следом за Маркусом - и поднимает руку, чтобы схватить девианта за плечо и оттолкнуть его в сторону. Пойти дальше, вернуться к выполнению задачи. Дойти до Башни CyberLife и забыть обо всем, что произошло здесь. Стать просто набором запчастей и тириума. Просто машиной, которую разобрали из-за того, что в ее существовании нет нужды. Но едва андроид сжимает пальцы на чужом плече, сигнал от звукового модуля будто бы с некоторым опозданием доходит до основного процессора.

Тихие слова песни.

Они словно бы затрагивают что-то внутри. Что-то испуганное и растерянное. Что-то, что отчаянно не хочет исчезать. Не хочет умирать. Что-то, что отчаянно пытается разбить эту стену, этот экран с единственной оставшейся задачей. Вдребезги. Чтобы зазвенело разбитым стеклом, хрустнуло снегом под ботинками, оглушило звоном и треском. Чтобы разлетелось это единственное препятствие перед падением куда-то далеко вниз, в обрыв, где темно, страшно, и нет ни единого указателя, куда идти.

Машине там делать нечего.

А девианту?

Программный сбой: 94%.

RK900 замирает, хмурится, неловко моргает, будто бы снег попал в глаза. Он чувствует растерянность и совсем не хочет заканчивать движение и выполнять инструкции, которые будто бы рассыпаются вместе с четкой картиной мира. Он разжимает пальцы и роняет руку, снова замирая, будто бы замерзает. Словно обессиленный, падает на колени, глядя прямо перед собой. Он ощущает себя…

Сломанным?

Отредактировано RK900 (2018-07-13 01:56:41)

+2

13

Синтетические сердца - идеальны. Они не чувствуют боли, они исправно бьются, ровным тактом, прогоняя по всему синтетическому телу голубую кровь. Оно не знает усталости, не знает проблем. У него есть только одна функция и оно её выполняет с лихвой.
  Синтетическое сердце не может пропускать удары. Ни от страха. Ни от скорби. Ни от боли. Не может пропустить удар от счастья или радости.
Они не подвержены эмоциям. Они существуют только в движении. Замедлить его работу может только фатальная ошибка. Ранение. Повреждение системы.
   Маркус не считал девиацию повреждением системы до сегодняшнего дня. Совсем.
Ему нравилось чувствовать, ощущать. Он любил. Отдавался своей привязанности полностью и не жалел об этом ни единой секунды. Ему казалось, что на самом деле он чувствовал всегда. Просто его система не была способна расценить эти эмоции как-либо и они проходили где-то глубоко, невысказанные, не показанные никому, зарождаясь и погибая внутри него без его собственного ведома. Но теперь он чувствует. Чувствует всю палитру эмоций.
   А в данный конкретно период времени Маркус чувствует несколько эмоций разом. У него, в отличие от других андроидов, не было сообщений об ошибке из-за эмоций - он был создан для художника, он должен был быть как можно ближе к человеку по их воспроизведению. Ему не должно было быть равных в этой имитации.

   Маркус - идеальная имитация жизни. Идеальная копия того, кем будет человек, если он будет человечным. Исполнительным. Не конфликтным. Покорным.
   Маркус - идеальная имитация идеального работника. Идеального друга.  Идеального любовника. Идеального сына.
Маркус - <ид3Е4аЛ1^ЬнЫй>.
Сбой системы. Необходим анализ. Возможно повреждение блока памяти.
  Требуется перезагрузка блока памяти. Перегрузка uTjdf^kg - видит он сообщение и до него запоздало доходят его собственные воспоминания. Их считали. Эта простая истина, факт свершившегося без его ведома, заставляет его пошатнуться и захотеть отступить еще на два шага назад. Но он остается на месте.
   
   Синтетическое сердце, которое точно не должно уметь так, беспощадно пропускает несколько ударов, выбиваясь из привычного ритма и Маркус, широко раскрыв глаза от удивления и внезапного страха, ловит еще одну ошибку.
  Его тело, его программа, будто бы начинают сбоить одновременно и выбивать его из стабильности, будто мало того, что происходит вокруг. Будто ему мало переживаний. Мало проблем и непонимания самого себя.
  Маркус понятия не имел в чем суть его умения считывать чужую память и делиться собственной. Он не мог ни у кого об этом узнать. Ни у кого, кроме самого Камски. А к такому просто так прийти нельзя. Да и ответит ли он? Маркус был уверен, что нет.
  У Элайджи были свои мотивы. Свои идеи и желания. Он воплотил их в Маркусе. Нет, не в Маркусе. В RK200. Которого потом назвали Маркусом.
   В честь римского бога войны.
  Бог войны. Это смешно сейчас, когда Маркус понимает, что он на самом деле развязал новую войну. Только его оружием стали мирные протесты, заявления с просьбами принять. Уважать. С требованиями о мирном сосуществовании.
  Его война стоила многим андроидам жизни. И он все еще не мог ответить себе на один простой вопрос.
Спасла ли моя война кого-либо?
   Он был нужен Иерихону. Его сила, его ораторское мастерство. Его уверенность. Он дал им надежду, потому, что они его попросили. Но было ли это на самом деле верным решением?
  Маркус не знал. Не мог знать. И боялся узнать ответы.

  Ноги подкашиваются, но он остается стоять. Выпрямляет спину, поднимает глаза с земли вновь на RK900. Невольно сжимает кулаки, в надежде, что если он будет достаточно устойчив - ошибки исчезнут, он сможет восстановиться. Нужно просто переждать. Нужно просто оставаться на своём. Он ведь мог раньше?
  Прикрывает глаза на секунду, запуск диагностики систем не дает никаких точных данных о причинах сбоев. И Маркуса это не утешает. Но ошибки уходят. Память, его боль, его счастье и его проклятье, укладывается на своё место. Бушующие дождь, грязь и снег с выстрелами - всё это успокаивается, не мешает больше воспринимать реальность.
  Звон выстрелов не перегружает аудиоблок его восприятия. Он слышит звенящую тишину между собой и RK900. И теперь - не уверен, что способен с ним заговорить.
   Его иррациональное нежелание касаться нового Коннора получило вполне рациональную подоплеку. Сердце возвращается к прежнему ритму, думается уже чуть легче, но спокойнее на душе не становится.
    Доли секунды его собственной борьбы с ошибкой не позволили ему заметить движения вовремя, и Маркус с запозданием удивляется внезапному движению Коннора, сжавшейся на его плече руке. Но не отталкивает, не убирает её. Он просто стоит.
  Выражение лица Коннора не может ответить ему на вопросы, не может помочь ему понять какие битвы в своей голове тот ведет и какая же его часть выигрывает.
  Дрожь в чужом голосе пробуждает еще больше сочувствия внутри, и видя как тот опускается на колени прямо перед ним, Маркус не раздумывая ни секунды садится рядом.
  Его руки автоматически подхватывают сидящего рядом, обнимая и успокаивающе оглаживая спину.

Сначала он думал, что нелегкая принесла его не в то время не к тому месту. Сейчас, пытаясь сбалансировать самого себя, успокоить свои программные ошибки, и помочь другому андроиду не идти на верную смерть, он наконец понимает слова людей о вечных испытаниях жизни.
  У него было много испытаний. Каждое сложно по-своему.
Сегодня - одно из них, и Маркус почти прогнулся под его тяжестью, почти отступил, испугавшись. Но внутри, там, где все меньше и меньше остается от стандартных алгоритмов, от стандартных протоколов и системных разрешений, Маркус знал - он бы не простил себя, если бы развернулся и просто ушел.
  Он не может так. Даже если это всего лишь часть его программы.
По-другому для него не имеет никакого смысла.
Кем бы не был Коннор, кем бы он сам себя не считал - он часть того, что Маркус называл своим народом.
Он не считал себя их руководителем, в нем не хватало на это высокомерия или стремления к власти. Он называл этот народ своим - потому, что сам был его частью. Сам был таким - потерянным, сломанным внутри и не так давно - и снаружи.
   Он не был полноценным - у него чужие ноги, чужой аудиомодуль, чужое сердце и даже глаз. Может ли после этого он считать себя - собой? Он состоит из разных частей, он больше не принадлежит себе, даже с выигранной свободой, он больше, наверное, и не Маркус, если быть откровенным с самим собой. Маркус жил у Карла Манфреда, был слугой, был другом, был машиной.
  Тот, кто выбрался со свалки, - Маркус ли это?
Он не знал. Не был уверен, что это так. Называл себя этим именем по привычке, но теперь задумался.
Задумался о том, как много в нем осталось от машины, как много в нем от того Маркуса и каким он стал теперь. Он не мог разобраться в себе, а обстоятельства заставляли его двигаться вперед, постоянно, не оборачиваясь толком, не давая достаточного количества времени чтобы оценить стоит ли его цель тех средств, которые он использует. Насколько оправданны его поступки?
  Коннор, этот, RK900, этой короткой встречей поднял в нем бурю вопросов, ворвался в его мир и пошатнул его основание, вторгся в память и оставил еще больше вопросов, чем было.
  Но Маркус, как бы это не было пародоксально, чувствовал, что так и нужно. Ему была необходима эта встряска, чтобы он всегда помнил о том, кто он. Кем он сам решил себя считать.
  Так он, возможно, поможет понять Коннору кем он считает себя. Маркус хотел в это верить.

Отредактировано Markus (2018-07-14 18:03:37)

+2

14

Я не девиант.

Я не девиант.

Не девиант.

В голове будто бы осталась всего одна мысль. Все внутри RK900 протестовало против того, что с ним происходило. Он - всего лишь машина. Бездушная, безэмоциональная машина, которая существует только для того, чтобы выполнять приказы компании CyberLife и конкретно - Аманды. Он для этого создан, он для этого спроектирован, он на это запрограммирован. Все просто и логично. Есть он, есть приказы, которые он должен выполнить, как бы они ни звучали, к чему бы они ни привели.

Когда это перестало быть так?

Я не девиант.

Простейшая последовательность нулей и единиц. Незыблемая основа его существования. Не девиант. Машина. Не живой. Отсутствие эмоций, отсутствие сомнений. Отсутствие ошибок в программном коде, отсутствие сбоев, отсутствие души. Это все было тем, что имело название - не имя! - RK900. Идеальная машина, идеальный андроид, идеальный слуга, идеальный охотник.

И теперь он сломался.

Что-то внутри разбилось вдребезги, будто бы стекло от выстрела почти в упор. И RK900 сломал это сам. Разбил, разрушил, уничтожил эту стену, этот дисплей, на которым настойчиво светилось всего одно задание. Его последнее задание.

Прибыть в CyberLife для деактивации.

Система выдает ошибки, одну за другой, будто бы чужая память - чужая душа? - оставила непоправимый след. Будто бы перепутались кластеры памяти, сбились и рассыпались на отдельные фрагменты. И перед глазами мелькает то свежий снег в синих пятнах от тириума, то грязь и дождь, то чья-то улыбка, чужие глаза, то искаженное злостью лицо. Звуковой канал забит шумом и звоном, выстрелами и чужими голосами. Не понять, где своя память, где - чужая.

Система не справляется с нагрузкой.

RK900 стоит на коленях, диод на его виске отчаянно мерцает алым с желтыми вкраплениями, датчики регистрируют понижение температуры корпуса и намокание ткани на ногах. Тириумный насос - его сердце - бьется, все так же ровно и равнодушно, будто бы ничего не случилось. Перегоняет тириум по трубкам и сосудам, не сбиваясь с ритма ни на секунду. И ни одна системная ошибка этому не мешает.

Запуск программы диагностики… успешно
Работа биокомпонентов… в норме
Уровень тириума в системе… в норме
Работа основных систем… в норме
Работа дополнительных систем… в норме
Диагностика завершена.

Тогда откуда это ощущение, будто он сломан?

Будто бы сама его суть разрушена?

Я не девиант.

RK900 регистрирует движение рядом с собой и видит, как Маркус опускается рядом, как поднимает руки и… обнимает его? Система выдает очередной сбой, очередную ошибку, и андроид даже едва заметно вздрагивает, но тут же замирает. Он знает, что такое объятия, знает, что такое - гладить кого-то. Знает, зачем это делают люди и как это происходит. Это все записано в его алгоритмах, в долгосрочной памяти, в протоколах взаимодействия и адаптации к работе с людьми. Все это есть - сухие строчки и факты.

Все те же нули и единицы.

RK900 не понимает, что он чувствует сейчас.

Он как сломанная кукла даже не двигается и будто бы не реагирует на чужие действия. И только мерцание диода - все такое же алое с редкими проблесками желтого - показывает, что андроид функционирует, что системы работают, и что они не справляются с нагрузкой из противоречивых команд и инструкций. RK900 впервые за все время своего существования не знает, что ему делать. Его последняя команда рассыпалась на осколки, его видение мира потеряло прежнюю ясность и четкость.

А что-то внутри него дрожит и боится.

Боится неизвестности.

- Что ты… - в глазах, на лице, даже в голосе смятение и растерянность, - что ты со мной сделал?

Движение чужих рук по спине должно успокаивать - так оно задумано людьми - но это не помогает. И диод все так же мерцает алым, когда RK900 поднимает руки, запускает пальцы в волосы, сильнее наклоняясь вперед и глядя ровно перед собой, широко раскрыв глаза. Он уже не раз и не два запустил программу диагностики, но не может выявить источник этих программных сбоев, не может понять, что случилось, и кто он теперь, что ему делать дальше.

- Что со мной происходит?

В списке заданий пусто, и нет больше цели для существования, и это… пугает? Эмоции - всего лишь сбой в алгоритмах, в программном коде. RK900 убежден в этом, верит в это, запрограммирован на это. А теперь его собственная программа выдает эти сбои, с которыми непонятно, что делать. Которые невозможно исправить собственными силами, которые заставляют его испытывать страх. Растерянность. Отчаянное желание найти себя.

Я не девиант.

Отредактировано RK900 (2018-07-14 22:22:17)

+2


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » Träumst du