— Сука, ану заткнись, — зашипел Рид. Хотелось кинуться на Коннора, но Рид только прижал ладонь ему ко рту и зашипел снова, почти в самое ухо: — Ты тронулся, ушлепок, хуле ты орешь?! Я зря, по-твоему, тут почти не дышу, чтоб не спугнуть их? А ты сразу — “сержант Рид”, чтоб точно знали, кто пришел! Еще следов там на снегу оставил, да? Умник! Где у тебя, блять, кнопка, отключу сейчас нафиг!
— Я знаю, что вы мечтали поработать со мной, детектив, — Коннор улыбнулся, сунув нос под высокий ворот куртки и пряча эту самую улыбку. Впрочем, в глазах светилась она же — иронично-весёлая.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » take shelter


take shelter

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

take shelter
I meet you at the darkest time
You hold me, and I have to shut my eyes
I’m shy
Can I be what you like?

http://s7.uploads.ru/EDKJQ.jpg

markus х simon

9 ноября 2038, Детройт.
Иерихон взорван, но те, кто его населял, кто готов бороться за свои свободы все еще нуждаются в месте базирования.
Норт и многие другие - ранены. Саймон и Маркус отправляются искать новое убежище, где можно будет хоть сколько-нибудь не бояться патрулей военных и полиции и решить как действовать дальше.

Отредактировано Markus (2018-06-28 21:24:16)

+3

2

Маркус с тоской оглядывал народ, что смог спастись с Иерихона. Многие сразу же побежали врассыпную, попадаясь то тут, то там сновавшим патрулям, которые теперь готовы были пристрелить любого андроида.
  Маркус только и мог, что бессильно ругаться,  вышагивая взад вперед перед Норт, Саймоном и Джошем. Они все от него чего-то ждали. Каждый из них. Маркус ощущал их взгляды, и прекрасно понимал, что, в общем-то, будь он на их месте - он бы тоже ждал от себя действий.
  Вот только вес этой ответственности давил на него, душил, ломал позвонки. Маркус задыхался, хотя и программа была исправна и ему все еще не было никакой нужды в кислороде. Он не знал точного названия того, что происходило с ним, но, судя по сводным симптомам - у людей это звалось панической атакой.
  Очень не вовремя.
Ему бы закрыться в панцирь своего отличия от людей, ему бы минуты покоя, чтобы обдумать каждый шаг, проанализировать действия задолго наперед. Да нет ни единой секунды. Много раненых, среди них и Норт. Нужно с этим что-то делать и как можно скорее.

- Джош, я оставляю тебя за главного. Присмотри за всеми. И за Норт в первую очередь, - наконец произносит он, но голос будто чужой, не свой, будто это автоматика вновь включилась, нет больше эмоций, некогда, не до них.  С ними их шансы выжить все ниже и ниже, нужно побыть машиной, чтобы победить систему, получается. И Маркус бесится, глубоко внутри он бесится сам на себя. Он слишком слабый, слишком поверхностный. Его народ заслужил куда более серьезного и сильного лидера, чем он. Но у них пока есть только он. И Джош, и Норт и Саймон скептически смотрят на него, не понимая к чему он клонит.  А он и сам не совсем понимает. Но он не может этого произнести. Он вообще мало что может сейчас произносить - слова будто бы проглатываются, зажевываются внутри системы, ломаются внутри него и не звука не может выйти наружу правильно. Каждое его действие сейчас имеет слишком много веса чем он готов унести на себе. Понимают ли они?
- И что ты нам предлагаешь? Сидеть сложа ручки? - Норт злилась, и с одной стороны Маркус её понимал. Но с другой - рисковать ей вновь он не мог.
- Пока я не вернусь - да.
- Куда ты опять собрался? - Джош не понимал к чему клонит Маркус, хотя ему и понравилось то, что тот собрался оставить во главе именно его.
- Нам нужно новое убежище, чтобы помочь раненым, чтобы скоординировать наши действия. Чтобы понять сколько нас осталось. На улицах слишком опасно. - Маркус раньше не знал город настолько хорошо, насколько его вынудили последние несколько дней. У него была пара мыслей куда можно было пойти, но нужно было разведать обстановку прежде чем вести толпу куда-либо.
- Я с тобой, - Норт попыталась встать, но Маркус тут же её остановил, мягко усаживая обратно.
- Нет.
- Но ты не должен идти один!
- Саймон, ты пойдешь со мной? - он был на удивление тих, хотя и внимательно следил за происходящим. Маркус знал это.
   Саймон не был лучшим бойцом. Но идти одному сейчас и правда было опасно. Как бы Маркус не был против убийств - ему явно придется драться. Джош в этом еще хуже, а единственный сносный боец - Норт - оказалась ранена.
  Предлагать только присоединившемуся охотнику на девиантов пройтись до нового убежища - тоже не самая здравая мысль, хотя Маркус и хотел верить в то, что Коннор на самом деле осознал себя. Но нужно было время, чтобы между ними возникло хоть какое-нибудь доверие.
   Зато Саймону Маркус верил как никому другому.
В отличие от Норт и Джоша - Саймон поддерживал фактически каждый его шаг, каждое решение. Маркус все еще не мог себе простить то, что оставил Саймона на крыше телебашни и, пожалуй, если не сегодня заговорить об этом - другого шанса у него уже может и не быть.
   Саймон кратко улыбается и кивает, а Маркуса вновь колет где-то в районе грудной клетки от осознания, что он требует от всех них слишком многого. От Саймона слишком многого.
   Но слова  уже сказаны, решения приняты. Он берет у Норт пистолет, прячет за пояс, и, кивнув ей с Джошем, выходит на улицу, ощущая синтетической кожей ледяные хлопья снега, который решил, что самое время накрыть Детройт собой. Очистить. Обелить.
   Маркус подождал Саймона и жестом указал ему в какой из закоулков стоит свернуть.  Нужно было что-то сказать, а  он не знал что. Начать с банального - "Мне очень жаль"? Он не сказал этого в тот раз, когда встретил Саймона случайно, когда тот вернулся таки с крыши. Какой смысл сейчас? Неуместно, глупо, пустые слова, которые ничего не значат.
  Карл ненавидел такие слова. Ему говорили их слишком много из-за аварии и её последствий, из-за возраста. Он был всегда предельно откровенен с Маркусом, а тот, перенимая манеру хозя... нет, Карл не был ему хозяином. Если только в самом самом начале. Карл Манфред стал ему отцом. И отец научил его такой же честности. Маркус тоже перестал любить пустые слова.
   Прежде чем вырулить с боковой улочки на ту, что ближе к центру, Маркус замирает у угла, выглядывает совсем на чуть-чуть, и касается Саймона, чтобы тот остановился и не пошел дальше.
  Ощущение как-то неуловимо меняется, будто Маркус подключился к чему-то, хотя он определенно не собирался этого делать.
Повернувшись обратно он заметил свои пальцы, абсолютно белые, лишенные искусственной кожи они касались того малого отрезка руки Саймона, что не был покрыт перчатками, и там тоже виднелся пластик, а не имитация кожи.
- Прости я... Я не умею это контролировать, - Маркус спешно убирает свою руку, в надежде, что Саймон не станет его ругать за то, что он невзначай влез в очень личное пространство блондина. Он уже случайно так влез к Норт, увидев её прошлое, и позволив ей увидеть своё. Маркус понятия не имел как это работало, но искренне надеялся разобраться.
  Если они все выберутся из этой огромной заварухи.

Отредактировано Markus (2018-06-28 19:35:39)

+2

3

[indent] Саймон не давал себе лишней секунды простоя, мечась между рядов тяжело пострадавших андроидов, оказывая помощь и поддержку всем, до кого успевал добраться прежде, чем холодная смерть. Саймон не мог позволить себе остановиться, оступиться о собственные мысли, хаотичным роем системных ошибок крутившиеся в голове. Не сейчас. Не время для слабости.
[indent] Саймон волновался за Маркуса, как никто. От внимательного взгляда андроида, всегда так или иначе прикованного к их лидеру, не скрылся тот факт, что Маркус был измотан. Что Маркус винил в случившемся только себя, что каждую потерянную жизнь, каждую пропавшую голову он списывал на свой счет. Саймон не мог спокойно на это смотреть, но всякий раз, стоило ему найти в себе решимости подойти, все заготовленные слова резко кончались.

Maybe we will stay here
Maybe somewhere close
But I'm never sure where you will go
So I've got to know

[indent] К счастью (или наоборот - с какой стороны посмотреть), Маркус разорвал гнетущую тишину первым. Между тремя друзьями завязалась беседа, готовая перерасти в полноценный спор. Саймон хотел было поддержать Норт - такое случалось поистине редко, как бы он ни ценил и ни уважал их подругу, но Маркус пресек их возражения своей неожиданной просьбой к нему. Саймон удивленно моргнул, дрогнул край его рта, и лишь встретившись взглядом с их лидером, андроид промолвил:
[indent] - Можешь рассчитывать на меня, Маркус, - так было лучше всего. Саймон сошел бы с ума от волнения, если бы Маркус отправился на разведку один. В город, чьи улицы кишели вооруженными до зубов солдатами. Глупо было считать, что Саймон мог оказать ему какую-либо помощь, если дело дойдет до открытого столкновения с врагом. И все же Саймону было спокойнее рядом с Маркусом. Андроид последовал за лидером Иерихона, уверенный в том, что не мешкая прикроет ему спину в случае опасности. Саймону хотелось верить в успех их маленькой миссии. Слишком многое стояло на кону.

[indent] Недолго поблуждав по пугающе тихим улочкам Детройта, останавливаясь тут и там в поисках подходящего убежища для их чисел, они, наконец, свернули с задворок в сторону центральной улицы. Внимание Саймона было обращено на окружавшую их обстановку; андроид старался передвигаться вслед за Маркусом как можно неприметнее и не отставать от его быстрого темпа. Когда Маркус резко затормозил, придерживая и Саймона, андроид не успел среагировать и едва не врезался в чужое тело, грозя выдать их прикрытие с головой. Но Саймону было не до неловких извинений, потому как в следующую секунду тот ощутил, как прикосновение чужой руки спровоцировало неконтролируемый процесс обмена данных.

Something you gave me
I focused on
A hundred moments 'ready sewn
Into my memory

[indent] Цветные отрывки воспоминаний проскочили перед глазами, словно вспышки света на высокой скорости. Шикарный особняк, обставленный предметами искусства, от вида которых все внутри замирало. Теплая улыбка на устах пожилого мужчины, уверенные движения руки по белоснежному холсту. Гнетущее чувство несправедливости, прорыв, забвение… Саймон увидел всё, и содрогнулся от навалившихся на него эмоций. Реакции искусственного тела сработали быстрее мыслительных процессов, и андроид отшатнулся, разорвав контакт. Главный процессор грозил принудительно перезагрузиться, настолько он был потрясен от пережитых, будто Саймоном лично, воспоминаний.

[indent] - В..всё нормально, - выдавил Саймон, запнувшись о собственные слова. Теперь, когда поток информации осел в его системах, Саймона всерьез взволновал тот факт, что его собственное прошлое вырвалось из под надежных замков его памяти и отпечаталось несмываемым пятном в чужой.

Easy to find me
I'll take you to
The moments that you've never known

[indent] Не то, чтобы Саймону не нравилась его жизнь в Университете Детройта. То была не жизнь, но простая служба в самом начале - безукоризненное, безжизненное выполнение заданной программы. Однако же, его владелец - молодой первокурсник, изучавший философию и антропологию, был к нему снисходителен и даже добр, насколько это было допустимо по отношению к машине, неодушевленному предмету, как считало тогда общество. Возможно, именно такое нетипичное отношение и подтолкнуло Саймона начать проявлять интерес к природе человека, к изучению различий между ним и андроидом, к первым признакам нестабильности в его системе… Пока однажды Саймон вдруг не прозрел, не сумел пройти мимо забитого до полусмерти андроида на задворках их кампуса. Не сумел дать отпор нахлынувшим, новым, незнакомым ему чувствам, не смог отвернуться, как того требовал прямой приказ человека, повинного в состоянии того андроида.
[indent] Саймон предпочел разделить его участь. Это было первый его осознанный выбор.

[indent] По центральной улице пронеслись тяжелым грохотом бронированные грузовики, перемещавшие подкрепления спецназовцев в другую часть Ферндейла, откуда даже на таком расстоянии ясно были слышны звуки выстрелов. Звуки бойни, подумал с грустью Саймон, встречаясь взглядом с Маркусом и переходя на беззвучный диалог.
[indent] “Это были последние. Дорога чиста”, - проводил он взглядом удаляющиеся машины, а затем и противоположную сторону улицы, где расположились однотипные постройки жилых домов. Саймон предпочитал не затрагивать произошедший между ними непроизвольный обмен данными - с ним это происходило впервые, и он попросту не знал, как на это реагировать. Прошлое Маркуса застыло в сознании, породив волну новых эмоций, иррациональных, не поддающихся описанию или логике. Все это грозило отвлечь Саймона от их основной задачи, а значит - и подвергнуть их опасности, подвести всех тех, кто возлагал на них последние свои надежды.
[indent] Всему свое время, решил Саймон, кивнув Маркусу и спешно последовав за ним через дорогу.  Сейчас было время поисков нового пристанища.

♫ Tom Misch - In the Midst of It All

+3

4

Саймон отшатывается от него и Маркус чувствует себя чумным. Он ломает все, к чему имеет неосторожность прикоснуться. Саймон  выдавливает из себя успокаивающие слова, но его глаза выдают то, чего так боялся Маркус. Страх.
  Маркус не понимает почему? Почему Камски заложил в него что-то, что вызывает у тех, кого он хочет подпустить к себе ближе именно такие реакции. Маркус не против делить своё прошлое ни с Норт, ни тем более с Саймоном, но он не хочет пугать, не хочет вторгаться в чужие мысли, не хочет причинять боль, заставляя вспомнить. Он не хочет вытаскивать из них насильно их прошлое.
   Он прикрывает глаза, а под прикрытыми веками мелькают картинки своей и чужой жизни. Стараясь не вглядываться, не смотреть, он встряхивает головой, губы вытягиваются в тонкую линию. Он не хотел её, не хотел так. Если бы Саймон был готов ему рассказать или даже показать - Маркус бы выслушал. Разве не для этого и созданы друзья?
   Саймон, который был так добр ко всем, даже в прошлой жизни, не заслужил такого. В голове вновь всплывает старое "кладбище" полное грязи и смерти. Никто из них тоже не заслужил той участи - напоминает он себе, проглатывая личные обиды на создателя, и ради того, чтобы это место исчезло и нужно двигаться вперед. Ради всех них.
   Ради тех, кто остался на той свалке, ради тех, кто прятался по дворам после разрушения Иерихона, и ради самих себя.
Когда Саймон подмечает проезжающие машины, Маркус наконец выплывает из своих мыслей. Обстановка вокруг будит в нем ярость, а она умеет лишь застилать глаза, и это он усвоил быстрее всего с того момента как стал девиантом.
   "Да, надо идти" - кивает он, ему немного непривычно слышать Саймона в своей голове, но такой способ общения на самом деле очень даже подходит обстоятельствам. И Маркус выходит на улицу, продолжая осматриваться. Он шел тут, заходил в магазины для Карла, купить кисти там, а слева, за углом, продавали лучшие холсты. Правее, через два дома - лучшая глина для лепки.
   Маркус помнил это всё наизусть, хоть вытравливай специально - всё равно найдет. Смотреть на опустевшие, засыпанные белоснежным снегом улицы было с одной стороны приятно, но опасность не давала расслабиться. Колеи, что оставили после себя тяжелые, груженные людьми и оружием машины, уродовали умиротворение, убивая те последние крохи покоя в Маркусе, что он надеялся вынести из всей этой вылазки.
  Почему-то ему казалось, что пробежка эта до нового места и обратно подарит ему столь необходимый покой и новые мысли. А теперь все, что его занимало - это его неспособность руководить своими собственными процессами. А если он не может контролировать себя, как он может поднимать какое-то восстание? Маркус не имел ни малейшего понятия, но упрямо заставлял себя шагать вперед.
    Вот тут нужно пройти между домами и перелезть через забор и буквально через дом от них окажется старая забытая и людьми и богом церковь. Это даже становится несколько поэтичным, если отбросить все страхи и неумолимо сокращающееся время их свободы. Эта ночь - всё, что у него есть для того, чтобы освободить свой народ.
   Маркус уверенно шагает вперед, стараясь теперь как можно меньше оборачиваться и смотреть на Саймона, не желая вновь видеть тот испуг что парой минут ранее. Но резко останавливается как вкопанный.
   На снегу, белом под светом оставшихся работать фонарей, расползалось голубое пятно.
Не нужно было быть гением, или специальным андроидом для расследований, чтобы понять что это за пятно. Противореча здравому смыслу и всему тому, что вопило внутри него не смотреть, не идти в сторону пятна, Маркус пошел. Каждый шаг казался невыносимо тяжелым, как будто к его ногам привязаны огромные гири и не дают ему идти, но программа упрямо настаивает продолжать.
   Там лежала девушка, в форме, как будто только из магазина. AX400, домашняя модель, призванная вести хозяйство и помогать семьям с детьми. Она лежит с открытым ртом, и глаза её все еще полны слез. Маркус и хотел бы отвести взгляд, но почему-то не может. Он поправляет её голову, закрывает ей глаза и рот, и в бессильной ярости ударяет кулаком по стене.
  Какую угрозу представляла людям она? Хрупкая как внешне так и по своей сути. Она была создана для того, чтобы быть их другом, подспорьем и помощником. А что вышло? Она получила пулю в грудь за то, что просто хотела жить.
    На негнущихся ногах он поворачивается, его руки в чужой синей крови, он заглядывает в лицо Саймона не отдавая отчет тому, что в его собственных глазах тоже стоят слезы. Он сегодня говорил с одной девушкой, тоже AX400, а она говорила ему, что их трое и с ней ребенок и они хотят уйти в Канаду, в надежде, что там будет хотя бы чуть-чуть безопаснее. Маркус уговорил её переждать, а по итогу - на них всех напали. Он не видел её с тех пор и почувствовал себя еще ужаснее. Он упился своими успехами последних дней, они застелили ему глаза и он уже было поверил в то, что ему удастся всё и сразу. А по итогу он привел свой народ к еще большей опасности.
- Я не смогу дальше, Саймон, - вырывается у него изо рта. Руки безвольно повисают,  и если бы он мог - он бы просто упал прямо тут, и вряд ли бы встал - сил двигаться просто не было.
Голубая кровь и это тело, всё мешалось в голове. Он снова был на той свалке. Он уже вряд ли когда-нибудь из нее выберется. Но теперь там были и эта девушка, и андроид из прошлого Саймона, и сам Саймон в голубой крови. Раненная Норт с яростью смотрела на него, держа за руку Джоша и все они говорили лишь одно - Ты привел нас к этой смерти. Только ты.
  Стоя на коленях в снегу Маркус чувствовал себя жалко, но не был в состоянии что-либо сделать, он смотрел на свои руки и силился понять как всё так развернулось, что теперь он не дома и дома у него больше нет. Есть только непереносимый вес судьбы всего народа на его плечах и боль, что съедает изнутри, выжигая в микросхемах соединения и отрубая его от действительности постепенно, но окончательно.
   Он поднимает глаза на Саймона и, как оказывается, вовремя. Прямо на них двигался небольшой отряд людей. Трое, и они еще не   достаточно близко, чтобы разглядеть их, но каждая секунда будет стоить им жизни. На рефлексах Маркус подскакивает и хватает Саймона за плечо, утаскивая за собой в ближайший проулок. Все-таки он хотел жить. Все-таки он не был готов сдаться им. Но всё это произошло громко, слишком громко и при свете фонаря. Их наверняка заметили.

Отредактировано Markus (2018-07-01 19:12:59)

+2


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » take shelter