Радость обретения и терпение. Отбить, присвоить, найти, понять. Все эти задачи ставились и выполнялись, потому что Стив эгоист, потому что он хотел обратно себе хотя бы кусочек себя. Сколько ему ждать?
Броку еще не доводилось видеть Капитана настолько близко, что возможно разглядеть узор нитей радужки, ощутить кожей чужое неровное дыхание... будь у лейтенанта чуть менее развит инстинкт самосохранения, он бы обязательно грязно пошутил, но уж лучше Роджерс будет пытаться убить его взглядом, нежели впечатает кулачище в челюсть или ребра.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls no man has seen » i'm meaner than your demons


i'm meaner than your demons

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

i'm meaner than your demons
This flame is coalescing
This fire's burning bright
I know I'll get burned but it's alright

http://sg.uploads.ru/JXDiZ.jpg

https://data.whicdn.com/images/305523506/superthumb.jpg

Mr Priest х Martin

вожак стаи без стаи, загнанный зверь, который не боится смотреть в ствол ружья охотника, скалится, щетинится и не собирается сдавать свою шкуру за дешево
охотник, которого забавляет сам процесс, который наслаждается видом чужого отчаяния и боли.
Они оба питаются страхом

[nick]Martin[/nick][status]poisonous fangs[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/6c225bbea2bd62b30a5782a3eb783da3/tumblr_p65prxltqt1rx5l6bo6_250.gif[/icon][lzv]<div class="lz1"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">DIRK GENTLY HOLISTIC DETECTIVE AGENCY</a></div><div class="lz2">don't be afraid, drummergirl, i won't bite you</div>[/lzv][sign]http://sh.uploads.ru/YrHfw.gif[/sign]

Отредактировано Markus (2018-06-30 16:12:35)

+3

2

[nick]Mr. Priest[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1530723123/8156a98f/22356965.gif[/icon]
- Хорошая работа, - говорит шеф не ему, а Риггинсу, еще хлопает его по плечу доверительно, так, как Риггинс не заслужил, и как Прист с собой бы не позволил. Он молчит но морщится: субординация не позволяет говорить в присутствии шефа и полковника, хотя с каждым по отдельности Прист чувствует себя более чем спокойно, - но не отличная. Остался еще один.

- Это точно? - Риггинс не верит. - ”Буйная тройка”, так они себя называют. На фургоне было написано. Трое уже у нас, так что...

- Риггинс, - обрывает шеф, и у полковника невольно выпрямляется спина. Риггинс по званию выше шефа, это как пить дать, но что-то есть другое, что заставляет его уважать шефа больше, чем тот уважает кого бы то ни было в “Крыле”, - остался еще один. Мы готовим по нему актуальную информацию. Вы и дальше работаете с Пристом, пока вся “Буйная тройка” не окажется здесь.

- Но если их четверо...

- Риггинс!

Наконец полковник унимается. Разворачивается медленно, все еще обдумывая это несоответствие между названием и составом, и тогда Прист кивает головой шефу и выходит из кабинета первым.

Присту работа с полковником - как в горле кость. С ним приходится считаться и обсуждать едва ли не каждый свой шаг, и приходится напрягать мозги так, чтобы план, предложенный Пристом, казался полковнику его собственным. Заслуги потом тоже признаются за ним, но что уж тут - Прист любит хорошо проделанную работу больше, чем награду за нее. Он любит “Черное крыло” и каждый из проектов, а больше всего ему нравится открывать новые. Это всегда сложно, всегда захватывающе, иногда травмирует, и очень редко - неудачно кончается.

К вечеру Прист получает ту же информацию, что и полковник. Имя, фотография, минимум данных - краткая выжимка, потому что товарищи объекта не слишком-то о нем распространялись. Будучи вместе “Тройка” особо не скрывалась: музыка из фургона звучала на всю, ездили по улицам, попадали в новости за погромы, но ускользали от полиции так, будто никому нет до них никакого дела. Сейчас Мартин остается один - он таится, да и фургон теперь припаркован в “Крыле” и снабжен табличкой с информацией, охраняется он так тщательно, что разве что инопланетяне могут похитить.

Значит - искать нужно тщательно, скрупулезно. Значит - полковник соберет отряд, возьмет мегафон и заладит свое любимое “Мартин, будь благоразумен, выходи с поднятыми руками”. Прист терпеть этого не может… но и не должен.

Это для Риггинса стало сюрпризом то, что в “Тройке” четверо членов, а Прист об этом знает слишком хорошо. Он знает даже больше, чем может показаться полковнику или шефу.

”Получил информацию. Обсудим завтра с утра”, - отправляет Прист, в ответ получая согласное “ОК”, и вот - у него в распоряжении целых восемь свободных часов.

Прист собирает свою команду: стандартная рассылка на шесть номеров. Потом ждет их у бронированного джипа, потом везет к своему любимому индустриальному району - большинство нормальных людей обходят его стороной, но Прист знает, что именно в таких местах прячутся настоящие жемчужины. Чаще всего их приходится просеивать от различного шлака, но результат того стоит.

- Альфа - направо, в обход фабрики, группа бета со мной внутрь. Остальные - позиции на контрольных точках.

Внутри фабрики как будто недострой - превый этаж офисов с перекрытиями, но стены обрываются и не достают до потолка, им не хватает метров тридцати, а то и больше. Крыша высоко-высоко, металлические перекрытия удерживают голубиные гнезда, а впереди - громадные стальные машины, конвейеры, технические линии. И все ржавое, старое, замершее во времени.

Прекрасное место, Мартин. Ты бы не выбрал забытую богом деревушку, верно?

- Мартин, здравствуй! - голос Приста звучит командой, и зета на контрольных точках запускает галогенные прожекторы. Они разгоняются не сразу, секунды за четыре, но потом свет вспыхивает полной мощностью и заливает фабрику белым.

Прист двигается вперед неторопливо и вальяжно, потому что это теперь - его территория. Где-то тут прячется зверь, но Прист его приручит, погладит по холке, посадит на цепь и отведет в клетку, очень скоро.

- Выходи, Мартин, - Прист постукивает по стене прикладом автомата, звук расходится в разные стороны благодаря высокому своду фабрики. - Твои приятели уже соскучились. Ты ведь хочешь снова их увидеть? Не будем с этим затягивать, - кончаются гипсокартонные стены офисов, впереди короткое пустое пространство и дальше ряды техники. - Мартин! - Прист кричит громче. - Не заставляй угрожать тебе. Биту можешь оставить здесь, она не пригодится!

Говорит это и думает - нет, возьми биту, Мартин. Дай мне повод, прошу.

+3

3

Это место разило на мили своими пылью, зияющие раны стен пахли ржавчиной и грязью. Застой погубил это место, застой медленно пожирает его изнутри. Всё, что было тут живого - давно уж перестало таковым быть.
    Мартин любил такие места. Они позволяли ему почувствовать что его дело - верное. Он видел что всё рано или поздно рушится и вселенная этому вовсе не противостоит, даже наоборот...
  Он был голоден, но людей поблизости не было и это на самом деле было приятно. Голод разогревал, заставлял быть на самом пике своих рефлексов. Каждый звук, каждый шорох нежданно оказавшейся поблизости крысы - все это бурлило в его голове, проникая тонкими иголками под кожу, зудя и без того разверзнувшую свою пасть агрессию. Жажда крови.
  Может не зря их сравнивали с вампирами? Смешно, если вампирами назвали их, а по земле где-то бродят те, кто на самом деле этим занимается.
  Голод сосет под ложечкой, и его не утолить едой, лишь выпить кого-то без остатка, чтобы заглушить на достаточное время, а потом вновь и вновь..
  Мартин не переходил черту с тех пор как у него была стая. Он знал цену этого перехода. Сначала будет весело. Сначала будет сытно. Сначала.
  А потом цепи, кровь и бурлящее, изъедающее плоть до кости одиночество в какой-нибудь камере для таких же как он. А у него не было ни единого сомнения о том, что таких как он - больше чем еще трое.
  Мартин не глупый. Что бы там себе не думали эти шишки с пушками. У Мартина есть голова на плечах и расставаться с ней он не согласен.
  Он знает. Нужен им живым. Целым? О, нет.
  Он видел глаза этого их. Прист, кажется. Такой не будет церемонится. Руки, ноги - это все не важно. Мартин и без них останется вожаком и Прист это понимает. Мартин видел это понимание в его глазах. Из них двоих еще нужно разобрать кто большее дикое животное.
  Клыки, когти - это всё задний план. Бутафория, которая не имеет смысла. Настоящая дикость лишена её, настоящая дикость она идет не от чувств, не от их переизбытка и не умения сдерживать. Настоящая дикость идет от разума.
  Разум - отличает добычу от охотника. Всегда он. Тогда почему опасными считаются дикари? Да потому, что их разуму не известно что принято сраным обществом, а что нет. Им все равно. Они себя над этим превозносят.
  И это будет битва двух дикарей.
В жилах кровь закипает и вой сам рвется из глотки. Его мальчишки, его Кросс, его Вогл. Они поймали их как каких-то щенков, засадили в свои тачки, разделили и фургон увезли. Мартин не успел, совсем чуть-чуть не смог. Пришлось уйти одному.
   Мартин не чувствует в этом ничего позорного. Знает - всё равно его поймают. Ему не хватил сил просто бросить свою стаю. Свою семью. Он вернется за ними - там его и зацапают. А может и раньше.
  Мартин зализывает раны, перематывает себе руки кусками бинта, что забрал из очередного ограбленного магазина. Поправляет на бите колючую проволоку и находит где-то кусок огромной и ржавой цепи. Ударяет ею о стену. Ему нравится звук, её вес. Такой пальцы раздробить на раз плюнуть. Ему не страшна сегодняшняя ночь. Он уже знает её конец.
  Мартин просто хочет забрать как можно больше вместе с собой.
Сигареты почти закончились, вечерний воздух льдом режет легкие при выдохе горячего дыма. Он сидит на одном из агрегатов фабрики. Наверное тут что-то ткали. Он осмотрелся, высокие своды не давили на него, слышно было даже падение каждого камушка, что уже говорить о подъезжающих машинах.
  Он слышал, всё слышал, как они приехали, как они распределяются по округе, как расставляют что-то, надеясь загнать в ловушку. Очередная затяжка и он чуть слышно спрыгивает с насиженного места и по-кошачьи тихо ступая шествует к ближайшим для него звукам. Типичные хэнчмены расставляют прожектора. Ослепить хотят, значит? Забавно.
   В нем не так много роста, Кросс, например, почти на голову его выше, но вес не мал. Казалось, что он должен быть грузным, шагать так, что за километр слышно. Однако природа позаботилась о своем новоявленном хищнике - Мартин умел подкрадываться, если хотел. Это было его особенностью. Тихо, словно тень.
- Привет, мальчики. - нараспев произносит он, сигарета, точнее то, что от нее осталось, в зубах, бита на плечах лежит, чтобы затем пролететь в чужую голову с плавностью, будто это продолжение его руки. - Не стоило да ради меня. - он не дает второму очнутся, начинает тут же выпивать его энергию. Мужик оседает, сжимается, нет сил даже чтобы кричать от боли, а, о, как ему больно, как ему страшно. Он мечтает, чтобы это закончилось, но Мартину нужно подкрепиться прежде чем вступать в главную схватку этого вечера.
   Второго пинает ботинками с железными носками, просто так, чтобы задорнее шло. Битой пробивает стекло и лампу -  так у него будет хотя бы один темный угол. И вовремя - он слышит голос. О, Мистер Прист собственной персоной. Неймется же мужику. Личной жизни что ли нет?
  Но Мартин его понимает. Охота - это всё, что у таких есть. Всё, что им доставляет удовольствие. Всё, что заставляет кровь разгонятся по жилам в нужной скорости. Адреналин, который заводит сердце. Иногда не только его.
  Мартин идет на звуки, на голос, прихватив два шлема. Их он швыряет под ноги мистеру Присту. Пусть знает, что малой кровью он сам сегодня не обойдется. Цепь побрякивает, шаркая о пол, окурок летит к шлемам.
- Звал, сладкий? - Мартин заигрывает, хоть и знает что главное блюдо сегодня он. Но настроение перед битвой, настроение перед тем, как его сломают и запихнут в ледяной гроб, - это важно. Он весь на взводе. Нет его фургона, его, мать его, фургона, который он сам отвоевал у кого-то, и уже плохо помнил когда. Нет его парней. Его стаи.
  Много ли вообще стоит вожак без своей стаи? Мартин и сам не знал. А если и знал, то успел забыть. Но точно выяснит это сегодня. Держась в тени огромных механических агрегатов он покупал себе маневренность, а голод, все еще клокотавший где-то внутри, дарил ему необходимую обозленность.
  Хотя что это. Мартин всегда зол.[nick]Martin[/nick][status]poisonous fangs[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/6c225bbea2bd62b30a5782a3eb783da3/tumblr_p65prxltqt1rx5l6bo6_250.gif[/icon][sign]You better leave, I could hurt you today
And you know I could cut like a knife
You would see I'm unable to feel
http://sh.uploads.ru/YrHfw.gif[/sign][lzv]<div class="lz1"><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">DIRK GENTLY HOLISTIC DETECTIVE AGENCY</a></div><div class="lz2">don't be afraid, drummergirl, i won't bite you</div>[/lzv]

Отредактировано Markus (2018-07-05 20:12:33)

+1

4

[nick]Mr. Priest[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1530723123/8156a98f/22356965.gif[/icon]

Cut me deeper tonight, baby
Let me see the blood on your knife


Звуки, которые Прист слышит из темноты на месте, где должен был быть прожектор, весьма красноречивы сами по себе. Не нужно слишком задумываться, чтоб понять, что именно там происходит. Присту досадно - его люди должны быть более подготовлены, должны не бояться стрелять, сопротивляться, бороться за свою жизнь, иначе что они вообще делают в “Черном крыле”?..

Прист знает - к такому, как проект Инкуб, подготовиться заранее тяжело. Или даже невозможно. С другой стороны - он-то подготовился. Он-то взял тех троих! Некстати на ум приходит, что там был еще Риггинс, да и не обошлось без жертв, но это были жертвы Риггинса, а Прист сразу знал, чего ожидать и на что рассчитывать.

Прист даже готов был скармливать им бестолковых военных. Так же, как сейчас готов отдать их Мартину.

Шлемы летят из темноты, катятся по замусоренному полу, один запинается раньше, другой Прист тормозит ботинком. Мартин - любитель красноречивых жестов. Присту это нравится. Он думает - будь обстоятельства другими, окажись они на одной стороне, и вдвоем разделали бы все “Черное крыло” подчистую. Ну, может быть, не вдвоем, а с остальными из “Тройки”, но не суть.

- Мартин, - Прист повторяет, наслаждаясь звуками имени своей последней и самой строптивой добычи.

Наконец он его видит. Видит биту, цепь, вечнобунтарскую прическу, очки - казалось бы, зачем они Мартину, - и Мартин выглядит самоуверенным, бесстрашным и диким. Такого взять живым - та еще задачка, потому что проще пристрелить, а хуже того: Мартин отлично знает, что Прист не может его убить. И это, должно быть, единственный, оставшийся у него козырь.

Впрочем, наверняка Мартин догадывается, что в крайнем случае Присту будет плевать на приказы. Да и сейчас - плевать. Это личное - взять Мартина живым - а личное всегда важнее приказов.

- Мальчиков совсем убил? Эх, Мартин-Мартин. А если бы я так - твоих?

Прист пинает шлем в сторону и делает шаг вперед, а потом, даже не поднимая руку, а только поворачивая кисть, стреляет. Он целится в предплечье правой руки, зная, что удар цепью и удар битой в колючей проволоке – вообще не то же самое. А удары будут, потому что Прист хочет драться, хочет видеть его кровь и чувствовать, как саднят кулаки, лицо, грудь, он, черт возьми, даже не против сломанных ребер, потому что Мартин этого всего стоит. Поправка: пойманный Мартин. Связанный Мартин, обездвиженный, поверженный.

Что от первого выстрела Мартину удается отшатнуться - Приста не удивляет. Он даже был бы разочарован, если бы Мартин стоял на месте, а если бы тот решил сдаться: Прист вообще счел бы его ненастоящим, неживым, недостойным проекта Инкуб и, черт возьми, даже собственного существования. Такого пусть бы Риггинс ловил - даже он бы справился.

Но этот Мартин - повезло - настоящий. Каким Прист его помнил еще со стычек со всей “Тройкой”. Лидер, инверсия самого Приста; поэтому так важно было прийти сюда без Риггинса; поэтому Прист так его любит - Мартина, без “Тройки”.

В наушнике шипит:

- Позиция, ждем команды, - и Прист чуть хмурится, хочет отмахнуться - он не мог выехать без группы (он же не идиот), но сейчас им еще не время вмешиваться.

- Мартин, я должен предложить тебе положить на пол оружие и сдаться. Ну ты знаешь: на колени, руки за голову. Сделаешь так - и мои люди наденут на тебя наручники, электронный браслет, ошейник, короче, все, лишь бы ты даже вдохнуть не мог без разрешения. Но мы хорошо знаем друг друга, да? - теперь Прист поднимает пистолет, держит его левой, а правая незаметно скользит в карман и возвращается уже одетая в любимый пристов кастет. - Иди ко мне.

Второй раз он стреляет сразу же, и на этот раз целится лучше, пусть и все еще в руку.

Отредактировано Gavin Reed (2018-07-17 10:07:30)

+1


Вы здесь » heimförin » walls no man has seen » i'm meaner than your demons


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC