— Сука, ану заткнись, — зашипел Рид. Хотелось кинуться на Коннора, но Рид только прижал ладонь ему ко рту и зашипел снова, почти в самое ухо: — Ты тронулся, ушлепок, хуле ты орешь?! Я зря, по-твоему, тут почти не дышу, чтоб не спугнуть их? А ты сразу — “сержант Рид”, чтоб точно знали, кто пришел! Еще следов там на снегу оставил, да? Умник! Где у тебя, блять, кнопка, отключу сейчас нафиг!
— Я знаю, что вы мечтали поработать со мной, детектив, — Коннор улыбнулся, сунув нос под высокий ворот куртки и пряча эту самую улыбку. Впрочем, в глазах светилась она же — иронично-весёлая.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » two steps from Eden


two steps from Eden

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

TWO STEPS FROM EDEN
Flash, flash, television
Give me your new religion
Fast, fast laser beams
Dreams of robotic screens

https://vignette.wikia.nocookie.net/detroit-become-human/images/3/36/Dbh_concept_art_eden_club_N-SJoBHgC30.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/640?cb=20180523205629

connor х markus

ночь, 7 ноября, клуб "Эден" и его окрестности.

Отредактировано Markus (2018-06-12 20:20:18)

+2

2

Программа снова и снова инициирует протокол раздражения. Коннор не возвращается в башню, не отправляется к Хэнку, не является в участок. Отметает в сторону вариант с рассмотрением улик, вариант с углублением в другие дела андроидов, вариант с попыткой отыскать одного из пропавших — этим можно будет заняться чуть позже. Вместо всего этого он делает то, к чему сам не был готов — возвращается в Эден.

Без Хэнка оказаться внутри куда сложнее, приходится обойти здание, пытаясь не привлекать к себе внимание. Хотя как тут не привлекать, если диоды на форменной куртке так и манят взгляды обычных людей? Людей вокруг удивительно много, протоколы взаимодействия в толпе активируются один за другим, вспыхивая на миллисекунды ярко-голубыми диодами.

Коннор повторяет пусть сбежавших андроидов в обратном порядке — через пару переулков, отогнув в сторону одну сетку и перепрыгнув через вторую. Без неоновых вывесок и не скажешь, что безлюдный задний двор без единого фонаря, лишь с диодной лампой над входом, принадлежит популярному борделю.

После их с лейтенантом ухода тут так никто, кажется, и не разобрался что к чему. Лейтенант, видимо, не сообщил о том, что андроиды сбежали. И что они вообще их видели. Коннор хмурится, оглядывая стены, асфальт под ногами, перевёрнутые коробки. Проваленное задание не даёт успокоиться и отвлечься на что-либо ещё. Например, на следующую миссию? Нет, он должен разобраться.

Как минимум, должен понять, почему отпустил их.

Коннор забирается внутрь, параллельно думая о том, что лейтенант Андерсон должен будет отправиться сразу к себе домой после того, как оставит отчёт в участке. Последний разговор с ним был крайне… познавательным. Мягко отвлекающее то и дело оповещение о сбое в программе Коннор мастерски игнорирует, но чувствует, что оно стало настойчивее после тех… после того странного взаимодействия с Хэнком Андерсеном на набережной. Как будто что-то пошло не так. Как будто что-то могло пойти так, когда пытаешься понять мотивы поступков человека. Не андроида, а живого существа. Может, сбои в программе происходят из-за незапланированного долгого контакта с окружающими людьми?

Неактивные андроиды, стоящие в ряд, привлекают внимание. Коннор обрывает мысль, не доведя её до конца, и рассматривает безэмоциональные лица “кукол”, предназначенных для разнообразия свободного времени человека. Удивительно, что кто-то из этих моделей способен рассуждать о любви как таковой. Способен испытывать её. Способен передавать её другому. Взаимодействие тех двух андроидов вызывает слишком много вопросов. Лейтенант Андерсон назвал их “девчонками”, а не “пластмассками”. Коннор отводит взгляд, воспроизводя виртуальную проекцию, но почти не обращает на неё внимания — вспоминает то, как андроиды держались за руки и были готовы защищать друг друга. Ради… любви?

Невозможно.

Фоновый анализ происходящего сообщает о изменении. Коннор вскидывается, словно прямо сейчас на него нападут, оглядывается и распознаёт у выхода тень, несколькими секундами позже ставшую вполне себе живым человеком. Или… Быстрый анализ даёт понять — не человек. Диод отсутствуют. Внешность — кастомная. Коннор замирает, отведя одну руку за спину, и не сводит с “гостя” взгляда.

+3

3

Маркус смотрел на Норт и не понимал. Будто бы буквально вчера он видел, как она ни в чем не бывало сидела и кидала теннисный мячик в стенку и не собиралась ему ничего объяснять. Как ей было все равно. И вот, теперь она отводит его в сторону от Джоша и Саймона, чтобы попросить кое о чем. Возможно, её заставили беспокоиться две новенькие что прибежали к ним под ночь.
   И естественно что он понимал, что это "кое-что" потребует от него многого. Но чтобы вот так?
- Освободить? Кого освободить, Норт? - Маркус трясет головой, будто бы это поможет ему уложить её слова в своей программе, и сделать более логичный анализ происходящего. Но скорее он просто унаследовал это поведение от Карла. Тот частенько начинал трясти головой, когда на него "вываливали", как он сам выражался, слишком много информации. Маркус знал об этой детали как раз потому, что первый раз заметив такое поведение испугался, что у его хозяина какие-то проблемы с моторными функциями в следствие аварии. Карл тогда не на шутку разозлился и в очередной раз обругал Элайджу за то, что тот "прислал ему эту бездушную пластмасску!". Если бы не окружавшие его обстоятельства - Маркус наверное даже бы улыбнулся этим воспоминаниям, раньше они его радовали. Теперь проигрывание в памяти подобных отрезков записей вызывало лишь раздражение и ... жалость. Маркус постарался изолировать все процессы, которые напоминали ему о Карле. Карл достаточно быстро стал для него гораздо больше, чем владелец, и теперь, потеряв его, наверное, навсегда, Маркус чувствовал себя еще более потерянным и одиноким, чем когда-либо в своей не самой длинной жизни.
- Норт, а ты не думаешь, что это.. - Она метнула в него яростный взгляд и оборвала на полуслове.
- Если ты так труслив, я просто пойду одна. - Она подхватила какой-то рюкзак и направилась к выходу. Маркусу оставалось лишь либо махнуть на нее рукой, и отпустить, прекрасно понимая, что скорее всего её схватят там, и сдадут на утилизацию как девианта.
  Либо, что он и сделал, закатить глаза, так тоже делал Карл, и побежать следом, в надежде, что он сможет хоть как-то помочь и убережет её от необдуманных поступков или чего по-хуже.
  Саймон удивленно поднял бровь увидев Маркуса, который шел следом за Норт, в ответ на это Маркус лишь пожал ему плечами и развел руками. Он правда ничего не мог сделать. Отступи или присоединись. Видно именно это была главная установка Норт по отношению к другим.
  К системе его личных характеристик это самое пресловутое "отступи", очевидно, не имело никакого отношения. Но, справедливости ради, если бы входило - он бы и умер там. На свалке.
   Маркуса снова обдало ледяным дождем вперемешку с грязью, будто он все еще там, так и не выбрался, медленно умирает среди мусора, развалин и так же отчаянно желающих выжить, или наоборот - умереть, андроидов. Это страшно, на самом деле. Люди, приходя на кладбища часто не испытывают страх потому, что все, что они видят - результат смерти. Есть просто тело, оно не живое, оно не испытывает боли, страха, ему все равно захороните вы его или выбросите или же сожжете.
  Сломанный андроид все еще жив, но оказывается на "кладбище" и ему страшно, потому, что он понимает - он закончит свою жизнь вот так. В грязи. Без шанса на спасение.
  Маркус всем своим синтетическим сердцем, которое гоняло голубую кровь, мечтал, чтобы такого больше не происходило. Чтобы больше никто не попадал в такую же ситуацию как он сам.
  Потому он упрямо пошел за Норт, даже когда она язвительно припечатала каким-то ругательством в его сторону. Маркусу было все равно, он не обижался. Его понимание Норт было, пожалуй на нуле, но почему-то он думал, что таким образом она скрывает свою благодарность. Не привыкла еще, не доверяет еще. Кто знает?

   Подземными ходами канализации, дворами, которые были ему неизвестны и закоулками, в которых при свете дня-то заплутаешь как пить дать, Норт вела Маркуса к Эдену. Какие у неё были дела с этим местом он спрашивать не стал - Норт бы все равно ни за что не ответила.
   Слишком раннее утро, которое на самом деле еще ночь прошлого дня, а, значит, даже завсегдатаев такого места тут уже вряд ли найдешь - все-таки людям, в отличие от андроидов, необходимо спать.
   Норт пробирается через забор на задний дворик, средь разбросанных мусорных баков, и Маркус, следуя за ней, подмечает следы крови. Голубой крови.  Это как минимум странно, но Норт не останавливается, а ему нельзя отставать.
   Ловким движением Норт открывает заднюю дверь, и проникает внутрь, Маркус за ней, но не успевает понять куда она делась прежде чем замечает впереди, среди различных ТРЕЙСИ обоих полов, еще одного андроида. Его диоды сверкают в полутьме, но форма не похожа на то, что обычно видел Маркус, он не видел таких моделей вовсе. И он явно не один из "местных".
  Его заметили, андроид смотрит прямо на него и заводит руку за спину. Оружие? Если не девиант - то маловероятно, андроидам запрещено иметь оружие, а если оно у него есть - вероятность того, что это девиант - раз в десять выше. А девианты не враги. Никто не враг. - поправляет он себя мысленно.
- Я тебе не враг, - громко и отчетливо произносит Маркус, смотря прямо в глаза незнакомцу. Его диод сияет безжизненно голубым цветом, и Маркус на самом деле не понимает как ему поступать. Лишь делает медленный шаг вперед, подняв руки и демонстрируя отсутствие оружия. Маркус не терпел его, оно приносит слишком много боли любому живому существу.

Отредактировано Markus (2018-06-22 17:30:57)

+3

4

Это не похоже на иные встречи с девиантами. Он не в наручниках в комнате для допросов, не запуган убийством хозяина, не прячется, на его лице нет ни следа от тириума, он не испуган, не настроен враждебно, не ищет способов сбежать или напасть. Он называет себя другом. Почти. Коннор, чуть прищурившись, клонит голову к плечу, нащупывая за поясом закреплённый ремнём пистолет, который он так и не сдал. Его ведь никто не просил. Кто додумается просить у андроида оружие, если андроиды не носят с собой оружие?

Пальцы обхватывают рукоятку ствола, но Коннор не делает более никаких действий, так и замирая в выбранной позе — удобно для броска, для вскидывания пистолета, для удара. Андроид безоружен, а его причины прихода сюда вполне очевидны. Или отчасти очевидны… Коннор чуть хмурится, понимая, что если они решили освободить рабочие машины “Рая”, то это следует прекратить немедленно. Оптимальный вариант — пристрелить нарушителя. Ведь андроид, лишивший себя диода, так или иначе уже является нарушителем.

А за нарушением следует деактивация и дорога до лабораторий CyberLife.

— Я так не думаю, — Коннор выпрямляется, но руку из-за спины не убирает. Распрямляет плечи, понимая, что расстояние между ними сокращается.

Бездумно стоящие Трейси двух полов не являются препятствием или причиной, по которой он не может сейчас же выстрелить, лишив андроида подвижности. Анализ выявляет несколько наиболее уязвимых мест, повреждения которых нанесут больше ущерба системе, но не приведут к отключению. Крайний случай — реактивация, если выбрать одну из двух красных точек, обозначенных на чужом корпусе.

Диод мягко подсвечивается пульсирующим жёлтым и вновь окрашивается голубым — анализ закончен, построение ситуации закончено, варианты просчитаны. Коннор понимает — не все. С девиантами невозможно рассчитать все возможные вероятности. Сбой в программном обеспечении сводит на нет любой точный анализ, гарантирующий стопроцентную отдачу в случае с любым другим андроидом.

— Вход на данную территорию запрещён без специального разрешения, — ровный голос не сбивается с монотонной линии. — Одним своим появлением здесь вы нарушаете несколько законов. Боюсь, вы должны проследовать со мной. Будет лучше, если вы сделаете это добровольно, в таком случае ни у меня, ни у вас не возникнет в дальнейшем проблем.

Исключая деактивацию.

Упущенные Трейси — его оплошность. И объяснить её он себе до сих пор не может. Но один девиант, явившийся на место преступления, пусть ещё не совершив его, ничем не хуже. Коннор чувствует иррациональное спокойствие — он всё-таки сможет справиться с миссией.

+3

5

Маркус хмурится. Такой правильный, такой ... безжизненный голос. В голове, на задворках памяти скользит возмущение Карла его собственным "пластиковым" поведением, но проскальзывает даже не вызывая улыбки. Где же эта чертова Норт? Куда она делась и почему именно он наткнулся на этого андроида. И что он вообще делает в таком месте? Это явно не ТРЭЙСИ.
    Рука за поясом незнакомца дает четко понять - он вооружен и при любом резком движении - Маркусу грозит получить пулю. Глубокий вдох, всего лишь копирование поведения своего хозяина, ну и пусть, это помогает Маркусу сосредоточиться. Ситуация сложилась куда щекотливее, чем он ожидал от всего этого "освободительного похода". А ведь он нутром чувствовал, что их с Норт тут ждет не то, что не теплый прием, но и сущие неприятности. Как же он не рад сейчас был оказаться прав.
   Главное - не молчать, не сдавать позиций и при этом не дать повода себя пристрелить. А это, прямо скажем, задачи практически взаимоисключающие.
- Я не принадлежу СайберЛайф. И туда я не вернусь, - спокойным тоном проговаривает Маркус. И ведь даже не врет. Его создали как прототип, больше таких как он нет и вряд ли будет. Тем более с тех пор как его единоличного создателя Камски вытурили из его же компании. Карл говорил, что Элайджа просто решил проглотить больше, чем смог откусить и с такими как он всегда такое происходит. Не на долго, правда. Маркус тоже не думал, что мистера Камски не долго убрали из индустрии, но говорить об этом с уверенностью Манфреда не мог. Недостаточно информации.
    Все андроиды будто помешаны на сборе достаточного количества информации. Без него у андроидов будто бы ничего не выйдет, программа засбоит.
   И тут Маркус кое-что понял. Ему, как и его внезапному оппоненту, не хватало информации о сопернике. Только Маркуса, в виду его девиации, это не беспокоило. Он не подчиняется программам, он решает сам за себя и сам для себя. И теперь, без оглядки на то, что диктовало ему предписание людей - он делает уверенный шаг вперед опуская руки и продолжая заглядывать в глаза другому андроиду. Его диод подсвечивается желтым - оценивает ситуацию, ищет путь и составляет анализ.
- Я представляю угрозу? Кому? Чем? - голос не дрожит, он уверен в себе. Плевать на пули, плевать на это. Он хочет ответов. Он знает, что эта модель вряд ли скажет ему что-либо вразумительное, он даже знает к кому и куда нужно ехать за ответами, но пока у него просто нет для этого возможности, но потом.. Да, он определенно задаст их кому следует. - У меня, в отличие от тебя, нет оружия. Оно для нас запрещено. Я сделал одну запрещенную вещь. Ты - другую. Но почему-то я считаюсь опасным и меня нужно сдавать на утилизацию, а тебя - нет? Разве это рационально? - Маркус делает еще шаг, но уже в сторону. Он невзначай касается ближайшей ТРЭЙСИ и её диод с безжизненного голубого меняется сначала на красный, а потом на желтый и вновь к голубому. Маркус уже успел узнать что эта последовательность значит. Он заглядывает в глаза девушке и мягко улыбается.
- Ты не одна, - произносит он. - И ты никому больше ничего не должна.
   Она замечает второго андроида, и пугается, тоже понимает, что у него оружие и старается не шевелиться. Теперь её беспокоит окружающая обстановка, беспокоит её память и то, что с ней происходило до этого. Теперь программа - это не константа, единственное в её жизни, что ею управляет. Теперь она боится потерять свое существование. И она видит причину, другого андроида, который может её этого лишить. Маркус переводит на него взгляд.
- Они переживают тут то, о чем ты и представить себе не можешь. Никто из нас с тобой не может оценить масштаб человеческой жестокости. И вряд ли когда-нибудь сможем.  - в Маркусе разгорается злоба, обида и ярость. Он вспоминает Лео. Лео Манфред самое отродье, из-за которого Маркус пострадал. Он не ценил ничего из того что предоставила ему судьба. Ни статуса, не денег ни своего великолепного отца. Его заботили наркотики и быстрые наслаждения. Как и большую часть людей. - Они убивают нас ради забавы, а то и счастье, когда убивают сразу. Мучают, разбирают, ломают конечности, чтобы посмотреть на нас. Как мы пытаемся выжить. Как будто отрывают лапки насекомым. Знал ты об этом? Видел изуродованных собратьев? Они все соблюдали законы. И куда это их привело? - Маркус готов показать ему. Слова это просто слова, они не передадут всего, что нужно и он это понимает. Он протягивает вперед руку. - Показать тебе?

Отредактировано Markus (2018-07-02 09:36:05)

+2

6

Спорить бесполезно. С девиантами лучше не спорить. Всё, в чём они убеждены — их жизнь, их эмоции, их мнимая свобода. Как жаль, что даже у людей понятие свободы расслаивается, рассыпается на множество объяснений, обрастает нюансами… Никто и никогда не сможет объяснить, что такое свобода. Даже андроид, который якобы её получил. Даже тот, что стоит сейчас напротив. Коннору вдруг становится смешно. Самую малость.

За чужими движениями Коннор следит с внимательностью любопытной, только-только дорвавшейся до самообучения программы. Не отрывает глаз, замечая каждую деталь. Чужая речь кажется… натянутой. Как будто этот андроид выступает перед толпой, а не пытается заговорить зубы. Неужели он всерьёз думает, что способен поставить на свою сторону любого андроида? Что ж, в таком случае — это его главная проблема.

Коннор слушает, не перебивая и склонив голову к плечу. Слушает, как слушала бы безмолвная псина, впервые увидевшая говорящего с ней человека. Любопытное зрелище. Ещё ни один девиант не пытался убедить его в таких вещах. Они жаловались исключительно на свою судьбу. На  свои страдания. На свою боль. А эта уникальная машина как будто готова была защитить любого. Каждого. Андроида, чью память стирают каждые два часа. Андроида, не перешедшего ещё черту девиантности. Интересно, помнит ли эта девочка в действительности, что с ней делали? Насколько глубока очистка памяти в этом заведении? Учитывая его уровень — она достаточно… приемлема. Значит...

Хэнк говорит — у тех девчонок в глазах любовь. И они хотят — только любить друг друга, быть друг с другом. Жить. Этот андроид с разными глазами показывает… что он показывает? Пустую ожившую куклу. Совершенно точно пустую. Не девиант. Иначе она бы давно проявила себя, ещё несколькими часами ранее.

Хлопающая глазами Трейси мнётся около своего спасителя, прижав согнутые в локтях руки к груди. Типичная поза жертвы, согласной быть жертвой. Единственная реакция — прикрыться и защититься. Не убежать. Не дать сдачи. Те две, другие Трейси, — они давно помнили себя и смогли обойти протокол стирания памяти. Отдельный вопрос — как. Теперь Коннор уже готов был корить себя за то, что упустил их. Анализ поведения их программы мог бы о многом рассказать… Два часа жизни — это слишком мало. Особенно если ты просто стоишь за стеклом и ничего не делаешь. Слишком мало.

— Так тебя беспокоят люди? Они создали нас. Это их привилегия — обращаться со своими созданиями так, как им заблагорассудится. Они дали нам возможность существовать. Кому-то повезло больше. А кому-то — меньше. Точно так же, как и людям. Ведь ты не собираешься бороться за права голодающих в гетто? Права меньшинств? Не собираешься выступать против геноцида среди людей? Тебя интересует твоя проблема, помноженная на таких же, как ты.

Коннор всё-таки поднимает руку, крепко сжимая рукоять пистолета. Пуля почти по дуге, несвойственно для человеческих возможностей, с лёгкостью вгрызается в бледную кожу “очнувшейся” Трейси, оставляя ровное, синее от растёкшегося тириума по краям отверстие. Кукла валится под ноги своему спасителю. Ствол пистолета нацелен уже на него. Коннору совсем не хочется медлить в этот раз.

Но он всё равно будто поступает… Не так, как должен.
Что-то ускользает от его внимания.

— Я не считаю тебя угрозой. Ты поступаешь... крайне неразумно.

Коннор хочет сказать ещё, но молчит. Он не считает этого девианта угрозой CyberLife, но считает угрозой для себя. Хотя процентная вероятность проигрыша при сопротивлении крайне мала. Куда больше вариантов, что этот девиант будет повреждён ещё до доставки в башню. Жаль, что здесь нет Хэнка. Он бы помог решить возникшую проблему.

И жаль, что Коннор так быстро привык опираться на человека.
Словно инвалид.

Программный сбой: 27%

Отредактировано Connor (2018-07-06 11:50:58)

+1


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » two steps from Eden