— Сука, ану заткнись, — зашипел Рид. Хотелось кинуться на Коннора, но Рид только прижал ладонь ему ко рту и зашипел снова, почти в самое ухо: — Ты тронулся, ушлепок, хуле ты орешь?! Я зря, по-твоему, тут почти не дышу, чтоб не спугнуть их? А ты сразу — “сержант Рид”, чтоб точно знали, кто пришел! Еще следов там на снегу оставил, да? Умник! Где у тебя, блять, кнопка, отключу сейчас нафиг!
— Я знаю, что вы мечтали поработать со мной, детектив, — Коннор улыбнулся, сунув нос под высокий ворот куртки и пряча эту самую улыбку. Впрочем, в глазах светилась она же — иронично-весёлая.
твои шаги на бескрайней ледяной равнине отдаются тяжелой поступью, твои следы заметает пронизывающий ветер, будто бы их и не было никогда, будто ты призрак на этой чужой земле, но у призраков привязанностей нет и нет любви — ты бросаешь взгляд на вырисовывающиеся на горизонте очертания, и в груди у тебя на какой-то миг разливается тепло. не стой на пороге, странник, одеяние из сожалений и страха рано или поздно захочется сбросить.

heimförin

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » I thought all the blood had been shed long ago


I thought all the blood had been shed long ago

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

I thought all the blood had been shed long ago
history teaches us, at least, that it can always be worse

http://funkyimg.com/i/2Haxh.gif http://funkyimg.com/i/2Haxi.gif http://funkyimg.com/i/2Haxj.gif http://funkyimg.com/i/2Haxg.gif

Hana Song х Genji Shimada

наши дни, Гибралтар;
Омнический кризис навсегда останется в мировой памяти и на страницах учебников как одна из самых страшных войн в истории планеты, к счастью, давно канувшая в Лету. Но иногда последствия даже таких давних событий находят своё место в настоящем.

+2

2

— Код красный, код красный! Кажется, здесь всё-таки не помешает подкрепление! Повторяю: код красный... — Хана-уже-сбилась-со-счёту-какая попытка связаться с базой успехом не увенчалась — радиопередатчик накрылся вместе с половиной приборной панели. Покрытый красивой ветвистой трещиной экран бешено мигал целым десятком аварийных баннеров и ужасно раздражал.

Идея решить проблему с парочкой взбесившихся омников поначалу казалась не такой уж плохой, и Хана до последнего рассчитывала сделать это самостоятельно, но матрица щитов в последнее время что-то барахлила, а руки никак не доходили провести тест и разобраться, что с ней не так, и к середине боя стало очевидно, что на этот раз она чересчур переоценила собственные силы.

Это были две совершенно древние модели типа E54, невесть откуда взявшиеся посреди густонаселённого жилого сектора — вообще-то Хане казалось, что все их демонтировали сразу же после окончания войны. Машины, несмотря на преклонный возраст, оказались не просто жизнеспособными, но ещё и очень агрессивными. Хана уж не знала, что там творилось в их набитых микросхемами электронных мозгах, но действовали эти бестии тоже до неприятного удивительно слаженно, и уже на двадцать третьей минуте крепко её прижали, но по крайней мере она отвлекла на себя их внимание и предоставила мирным жителям возможность эвакуироваться из зоны боевых действий. Теперь дело оставалось за малым: выбраться оттуда самой, крайне желательно — без существенных потерь, но с этим пока были проблемы.

Боевые машины прикрывали друг друга не хуже заправских бойцов SWAT, поливая Диву шквальным огнём сразу под двумя углами, и не оставляли ей малейшего шанса подобраться ближе, и у неё начинало создаваться впечатление, что конструкторы при создании снабдили их не только слишком высокоинтеллектуальным интерфейсом, но и каким-то бесконечным боезапасом — в отличие от её МЕКИ. Соло эту партию было не выиграть.

— Приём-приём, Орлиное Гнездо, вы на связи? GTFO! — последняя надежда быть услышанной растаяла как пенка дешёвого капучино из кофейного аппарата, и Дива оставила эту затею, переключившись на свой второй после пилотирования меха-костюма любимый вид деятельности — оскорбление противников. Неясно было пока, действительно ли как-то задевают роботов её высказывания.

— Маме твоей соляру разбавляла, — сердито буркнула Хана, надеясь, что передатчики громкоговорителей ещё не вышли из строя и оппонент её услышит.

Внешняя броня мехи пока ещё держалась, но по субъективным ощущениям Ханы вот-вот готова была развалиться — какой бы крепкой она ни была, но выдерживать яростную атаку сразу двух E54 такое длительное время ей было нелегко. Один из ускорителей то отключался, то включался, так что шанса быстро выйти из боя и отступить у Ханы тоже не оставалось. Она всё ещё могла рассчитывать на систему экстренного катапультирования, но как капитан тонущего корабля скорее согласилась бы уйти вместе с ним на дно, чем покинуть борт. Да и остаться без бронебойной оболочки МЕКИ под яростным обстрелом Е-шек для неё было бы равносильно самоубийству.

Хане оставалось только сидеть взаперти внутри мехи, обстреливаемой со всех сторон, одинокой и очень несчастной, жалеть о своём идиотском поведении и полутора террабайтах цифровой информации, оставленной на ноутбуке в свободном доступе, пытаться придумать хоть сколько-нибудь действенный план по собственному спасению и отчаянно надеяться на появление помощи — какой-нибудь напарник ей сейчас очень сильно был нужен.

+5

3

Знаете, я отнёсся довольно скептично к призыву агентов бывшего Overwatch. Я более, чем уверен, что для кого-то это было больше, чем работой – семьёй, славой, ощущением, что ты делаешь что-то важное для мира. Я же, во-первых, никогда не ощущал себя полноценной его частью, во-вторых, отнюдь не гордился тем, что мне приходилось делать за время сотрудничества. Поэтому, исполнив то, что от меня хотели, я сразу же покинул организацию. После – узнал, что она распалась, и не могу сказать, что был удивлён. Зато сообщением мне о новом сборе годы спустя – весьма.
Пребывая в сомнениях, я не торопился с приездом в Гибралтар. Но всё-таки решился – узнать, чего ради это всё и каков план; твёрдо уверенный в том, что за роль наёмного убийцы в секретных подразделениях не возьмусь.
И, глядя на трёх омников, устроивших битву роботов прямо посреди города, я подумал о том, что, вероятно, очень отстал от событий в мире.
К счастью, восстание машин не коснулось солнечную Ханамуру, а во время моей работы на Overwatch организация уже давно занималась людскими беспорядками, а не омническим бунтом. Поэтому, честно говоря, я понятия не имел, что мне сейчас делать: вмешиваться или нет, и если да – то как?
Машины выглядели боевыми настолько, насколько это было возможно. Безустанно грохотали пулемётные очереди, пронизывая воздух запахом жжёного пороха, отбивая желание спускаться с крыши, откуда я наблюдал за событиями, вниз начисто. Здесь не отделаться несколькими застрявшими в киберброне пулями, попаду под очередь – не оставят и мокрого места. И, если с одной взбесившейся машиной я бы попробовал справиться, то лезть под три сразу было чистейшим самоубийством.
Пока что я считал, что ситуация моего участия в ней не требует. Боевые машины не имеют сознания, и моральный долг не настаивал на том, чтобы пытаться развести их по углам, пока они никому не угрожали. Улица давно опустела, и сейчас я лишь ждал, когда это закончится, чтобы нейтрализовать тех – или того – кто выйдет из роботизированных боёв, сохранив способность разбрасывать вокруг гильзы в промышленных объемах.
Я, кажется, успел подумать о том, что если даже меня не обошлось стороной представление, что такое Е-54, то робота, дающего им отпор я вижу впервые, перед тем, как понял, что он – не просто автономный боевой омник, а находится под управлением.
И не просто под управлением – голосок, злобно бросивший противникам претензию на оскорбление, словно их это хоть как-то могло задеть и повлиять на исход боя, был женским. И не просто женским, а очень молодым, чуть ли не детским.
Я спрыгнул вниз, мягко приземлившись на ноги. Мне очень не хотелось, чтобы свинцовый шквал похоронил в груде металла его пилота. Меньше мне сейчас хотелось только получить от сидящей внутри девочки союзным – союзным же?  – огнём в спину с перепуга.
Пока омники яростно поливали градом пуль противника, не замечая происходящего вокруг, я побежал к тому, что был ближе, и запрыгнул прямо на него – крутиться рядом, отвлекая на себя внимание, мне показалось слишком опасным: не было похоже, на то, что у роботов есть хоть какие то сложности с вращением пушки, а так у меня, по крайней мере, был шанс, что машина не сразу поймёт, где её противник. Я ухватил сюрикены, скользнувшие мне в руку, и с силой бросил под себя, в грохочущего, трясущегося от стрельбы омника. Вряд ли это нанесёт хоть какой-то серьезный вред бронированной боевой машине, но мне очень хотелось дать понять бедняге, попавшей под перекрестный огонь, что я здесь, я хочу помочь, но будет очень кстати в меня не стрелять.
Тем не менее, обратить гнев боевой программы робота оказалось довольно просто – как только один из сюрикенов угодил в стекло, за которым скрывалась система наблюдения, омник прекратил огонь, завертевшись на месте. Я ловко спрыгнул на землю и достал из-за пояса вакидзаси, прекрасно представляя, что мне за это грозит и быстро отступая назад. Короткая пауза: я попал в поле видимости машины, и её программа переключилась на моё уничтожение.
Конечно, мои возможности сильно превосходят человеческие, и всё-таки не стоило их переоценивать. Стоять под шквалом шестиствольной системы Гатлинга не смогу даже я. В меня летят первые пули и, стараясь закрыть от них клинком хотя бы ту часть тела, что защищается только пластинами и панелями, делаю рывок в сторону второго омника и падаю за него, предоставляя жаждущей моей смерти машине, оставшейся практически без возможности – назовем этим словом – видеть, сделать всё остальное.
Жалобный писк системы, под таким огнём в секунды утратившей жизнеспособность, возвестил о том, что в целом план сработал, и противник остался один.
Зато – стреляющий в мою сторону.
Пока что я мог укрыться за нейтрализованным роботом, но я сомневался, что этого укрытия под огнём пулемёта мне хватит надолго.
– Уходи,  – крикнул я, надеясь, что за грохотом очередей девочка вообще меня услышит.

+2

4

Система сообщения с внешним миром к тому времени полностью вышла из строя, и сквозь грохот выстрелов и треск помех до Ханы донеслось лишь слабое:

— ...ди

«Отойди? Заводи? Посиди? Подожди?» — как бы там ни расшифровывалось предупреждение Гэндзи, Хана не собиралась позорно бежать с поля боя —у неё ещё имелся козырь в рукаве, целый набор маленьких козырей с дальней дистанцией и средним радиусом поражения. 

Микроракеты яростным ливнем обрушились на незащищённый торец оставшегося в одиночестве омника, занятого попытками намолотить фарша из своей новой цели в лице киберниндзя, и Хана мысленно вознесла хвалу гению механикам МЕКА, догадавшимся снабдить своих дроидов таким полезным приспособлением, как мини-базуки (она просто обожала пускать их в дело).

Омник издал грустное «буп-вуп-ди-и» и заглох, но Хане этого было недостаточно: на тяге последнего рабочего ускорителя она с решительностью идущего на таран вражеского объекта камикадзе и фирменным пожеланием что-нибудь занёрфить въехала в останки Е-шки и водрузила меху верхом на эту груду металлолома. Взрываться, правда, на этот раз она не стала, несмотря на то, что система экстренного самоуничтожения как раз функционировала на все сто процентов.

— Уф, — кое-как выбив покорёженную верхнюю панель, Хана вывалилась наружу — свежий ветерок приятно обдул лицо, и она только теперь поняла, какая адская жара царила внутри её мехи всё это время — и наконец смогла рассмотреть своего спасителя. Сквозь треснувшую матрицу экрана он представлялся ей размытым серым пятном, стремительно мечущимся по полю боя, но теперь она видела, как он выглядел на самом деле — по-тря-са-ю-ще, как герой одной из её обожаемых видеоигр или персонаж сериала о могучих рейнджерах — но только в сотню, нет, в тысячу раз круче — как футуристичный ниндзя, кибер-самурай, и из-за спины у него грозно топорщились рукояти двух катан и из-под пластин-доспехов выглядывали какие-то трубки и провода.

— О-ого, вау! Очуметь! — Дива взвизгнула — так визжали её собственные фанаты, когда она подрубала свои стримы — как будто это не она находилась на волосок от гибели ещё каких-то пять или десять минут назад. — Ты что, уделал Е54 в одиночку, нет, правда? О-о, это же жуть, как кру...  Это что, сюрикены?!

Её восторгу не было предела, но Гэндзи повезло — словно вспомнив кое-что очень важное, Хана прикусила язык и вдруг сделалась серьёзной — когда речь заходила о пережитой опасности, наступал (но не всегда) тот редкий случай, когда она не дурачилась — пусть кто-то судил её по внешнему виду считал её ребёнком, но она была солдатом и уже успела понять, каково это было —  терять своих бойцов:

— Ты ведь меня действительно спас, да? Вовремя. Спасибо тебе. Теперь я буду у тебя в долгу, — Хана полушутя козырнула ото лба. Было немного обидно думать, что её, как какую-то школьницу, вытащил из неприятностей взрослый дяденька, но кому как не ей было знать, что некоторые игры выигрываются только в кооперативном режиме.

— Так ты кто-то вроде странствующего кибер-рыцаря или что? — с минутой пафоса и благодарностей было быстро покончено. Дива ненавидела такие моменты. Они её удручали.

+1

5

Мне хотелось верить, что мои старания не пройдут даром, а над девчонкой, попавшей под обстрел боевых роботов возьмёт верх инстинкт самосохранения. Сам же я теперь был в ситуации, где ничего, кроме судорожного обдумывания дальнейших действий под грохот очереди и свист пуль где-то ужасающе близко над головой, делать не оставалось. Сейчас я не мог даже выглянуть из-за останков Е-54, которые грозили в буквальном смысле рассыпаться под пулемётным огнём.
Я надеялся, что у меня вот-вот выдастся хоть секунда на то, чтобы попытаться уйти – должны же, в конце концов, эти ребята перезаряжаться..?
Но вместо так ожидаемой мною паузы, раздался новый звук, похожий на взрывы десятка больших петард, жалобный стон повреждённых механизмов, и всё стихло. Что бы там ни случилось, я расценил это как шанс на теперь уже своё спасение, и поднялся на ноги как раз вовремя, чтобы увидеть, как с металлическим грохотом причудливый пилотируемый робот влетел в поверженного противника, секунду назад поливавшего меня градом пуль, а после и сама виновница торжества предстала моему взгляду.
Честно говоря, я впервые за всё время после моего становления киборгом, был искренне рад, что моё лицо закрывает непроницаемая маска. Я вдруг с удивлением обнаружил, что из всех человеческих свойств я сохранил ещё одно: способность краснеть.
Разумеется, когда понял, что неподдельный восторг и звонкие возгласы курносой брюнетки относились ко мне.
- Э-э-э… да, - бросив взгляд на оружие, которое, видимо, машинально оказалось у меня в руке, пока я пытался просчитать пути и варианты отступления, ответил я, резким движением загоняя сюрикены обратно в пазы кибернетической руки. Под градом типичных подростковых слэнговых словечек я почему-то начал оправдываться, - Как и ты, разве нет?
Нет. Потому, что, фактически, я ничего не уделывал. Но мне было необходимо свести фокус восхищений на что-нибудь другое.
Тем более, что сам не мог разобраться в происходящем. Я видел много бойцов, успевших от души понюхать пороха, но ни разу мне не доводилось встречать тех, кто после перекрестного пулемётного огня будет вести себя вот так.
Эй, ты вообще хоть поняла, что случилось? И почему сейчас у меня меньше идей к дальнейшим действиям, чем минуту назад под ливнем из свинца, грозящим уничтожить моё единственное укрытие? Пока ничего лучше, чем пожать плечами, я не мог придумать.
Кажется, я совсем забыл, как общаться с людьми. Я попытался отогнать от себя тоскливую мысль о том, что когда-то женское внимание не только не вызывало во мне столько смущения, но было тем, что я никогда не против был бы получить, а сейчас по вполне очевидным причинам это осталось далеко в прошлом, приходится напоминать себе, что я – не пятнадцатилетний школьник и брать себя в руки.
- Угу, - протянул я, стараясь, чтобы в моем ответе не прозвучали нотки сарказма, который здесь так и просился как попытка скрыть смущение, - Странствующий кибер-рыцарь, спасающий угнетаемых злыми омниками, к вашим услугам, - я едва удержал себя от поклона.
Ксо! Я не то, чтобы хотел произвести впечатление угрюмого-нелюдимого-расплескивающего-вокруг-себя-сарказм-цистернами-ниндзи – да и я был уверен, что это время осталось позади, под знаменем Блэквотч – но бесстрашная (или глупая?) поневоле напарница просто выбила меня из колеи куда сильнее, чем два Е-54.
- Расскажи лучше, что здесь произошло и кто ты вообще такая, - передавая пламенный привет Министерству не Твоих Собачьих Дел, спросил я. Всё-таки, да, кое-какой вклад в отсутствие на её теле пары сотен пулевых отверстий я вложил, и мне было интересно, каким образом девчонка, которой на вид дашь от силы двадцать, ввязалась в перестрелку с двумя боевыми машинами. Судя по всему, она была в полном порядке, и этот момент вообще не требовал уточнения.

Отредактировано Genji Shimada (2018-06-15 18:14:07)

+1

6

Хана почти обиделась.

— Серьёзно? — её фирменная меха с логотипом сердитого кролика — сегодня Хана выбрала свою небесно-синюю любимицу, которую ласково звала «кабриолетом», — была почти что самым узнаваемым торговым знаком планеты. 

— Не узнаешь? Я играю ради победы! — заявила Хана таким тоном, словно это должно было что-то объяснить. — Не? А так?

На всякий случай она изобразила свой самый узнаваемый селфи-жест. Увы, лицо Гэндзи было скрыто маской, и понять отреагировал ли он на её ужимки хоть каким-то образом, Хана не смогла.

В конце концов ей пришлось сдаться.

— Агент спецподразделения Overwatch Хана Сон — к вашим услугам! — вытянувшись по струнке радостно отчеканила Хана. Она жутко этим гордилась. Затем, словно смущаясь, буркнула вдобавок:

— Ну и если ты когда-нибудь смотрел стримы D.Va — то это тоже я.

Обычно ей не требовалось дополнительных представлений, и говорить о себе оказалось как-то неловко. Хана не хотела слишком сильно выглядеть хвастушкой.

— Эти омники, знаешь, война вроде давно закончилась, а они всё равно откуда-то постоянно лезут, — быстро затараторила она, очень живо жестикулируя. — Вот я понятия не имею, как они здесь оказались — эти модели сняли с производства больше двадцати лет назад, — удивительно, что они сумели сохраниться в таком отличном состоянии... Кстати! — она резко замолчала и с явно наигранным подозрением уставилась на Гендзи. — А ты сам-то чего здесь забыл, а?

В какой-то момент Хане показалось, что она где-то его уже видела, но вот где именно — она пока не сообразила. Сначала она даже подумала, что он один из тех омников, топящих по телику за равенство, мирное сосуществование двух видов и всё такое — странные они всё-таки типы, но Хане они казались даже... милыми.

— Интересная у тебя броня. Мы точно раньше не встречались? Ты не участвовал в чемпионате по Starcraft пару лет назад? Или, может, на международном съезде стримеров в 2074? — сместив центр своего внимания на изрядно потрёпанную в бою меху, она деловито скрутила внешнюю панель — из-под неё наружу вывалилась целая куча проводов и трубок — и пошурудила среди них рукой. — Ух, похоже, топливные впрыскиватели совсем накрылись, и как теперь прикажете переть обратно эту махину...

Со стороны могло показаться, что задавать вопросы для Ханы было куда важнее, чем получать на них ответы — и это в общем-то было недалеко от истины, она действительно любила болтать, можно сказать, это было чем-то сродни профессиональной деформации — кому будет интересно смотреть скучные трансляции молчаливого стримера?

— Тебя как звать-то, кибер-рыцарь? Ты вообще живой, huh? — она была просто самой непосредственностью во плоти.

+1


Вы здесь » heimförin » walls like mountains » I thought all the blood had been shed long ago